Небыстрая война. Журналист-доброволец о первой неделе гуманитарной интервенции

  • Небыстрая война. Журналист-доброволец о первой неделе гуманитарной интервенции
    Фото: globallookpress.com/ MOD Russia

Первые дни быстрого локального прорыва 100-й бригады внушили всем мысли о том, что есть все шансы закончить всё быстро. Если не изменяет память, то в первые сутки, после 24-х часов артиллерийского огня по украинским позициям, мы продвинулись километров эдак на 15, а поддержка со стороны российских войск радовала глаз.

По пути следования первого дня было не то чтобы "жарко". Но на одном из перевалочных пунктов нас и наши машины с огромным количеством людей и боекомплекта встретили вражеские миномёты и СПГ, что заставило резко изменить место дислокации во избежание потерь. Правда, во время отхода одна из машин нарвалась на танковую мину около обочины. Пострадавших не было, но КАМАЗ, ко всеобщему сожалению, ушёл в утиль.

Полночи разъездов, ничего не видно и не понятно. Наконец-то заняв населённый пункт, который я пока оставлю без названия, даже расслабились на какое-то время. Пробежавшись по брошенным украинским позициям, смогли обжиться приятными бонусами – спальники, сумки, украинские шевроны с фамилиями, документы, паспорта, прицелы ночного видения, прочие ништяки. На мой взгляд, позиции украинцами покидались в спешке, поэтому и осталось много приятных "подарков".

Однако уже утром все стало на свои места и каждый вспомнил, где он находится. Вражеский танк, при поддержке украинской корректуры с воздуха, открыл прицельный огонь по скоплению наших сил и импровизированных расположений. На некоторое время всем, кто застал обстрел в помещении (в том числе и я), по которому украинцы пытались попасть, стало чуточку страшно. Уходить было некуда, только навстречу вражескому огню. Что все благополучно и сделали.

Благо, удача была на стороне русских. Несмотря на рвущиеся повсюду снаряды и попытку противника совершить контрудар пехотой под прикрытием артиллерии, в подразделении не пострадало ни одного человека, а украинская пехота и их "укрепления" близко познакомились с нашими танками, артиллерией и стрелковым оружием. Противник узнал, что такое остервенелое противостояние, и оттуда больше не стреляли. Подозреваю, что теперь это наша территория.

Однако не могу быть уверен ввиду переброски подразделения ближе к Волновахе – город, который нацисты пытаются отчаянно удержать. Исходя из личных наблюдений, у них явно мало боеприпасов, отсутствует разведка, а личный состав ВСУ скорее всего максимально деморализован благодаря огню нашей артиллерии и планомерной зачистке города.

Да, бой в городских условиях – это сложно, но мы потихоньку освобождаем русские территории. Даже президент Владимир Путин упомянул самого важного нашего начальника, отметив хорошо построенную работу и качественное выполнение военной операции.

Закончу пока историями об украинских военных, которые по тем или иным причинам не смогли вовремя сбежать с наших земель. Так, в одном из первых занятых сел недалекий ВСУшник где-то смог найти пиксельную форму армии ДНР и пришёл к нашим воинам выпить чайку и попросить сигаретку. Раскусили его почти моментально – на вопрос "где ты воевал" он ответил "в Мариуполе". Гениальный селюк, который пытался и не смог в диверсанта. Благо, что он не один такой.

В следующей деревне очередные украинские военнослужащие оказались чуть более смекалистыми. Они переоделись в гражданскую одежду и начали рассказывать русской журналистке о том, что они беженцы. Не знаю кто она, но девчонка не глупая. После просьбы вывезти их в Донецк она согласилась и сдала их ближайшему командованию, где их быстренько допросили.

– Кто здесь стоял?

– Наши хлопцы и ССО.

– Куда делось ССО?

– Ну, коли почали бомбити, вони свалили. (пер. с украинского суржика "Когда начали бомбить, они сбежали").

Вот такие воины.

Это лишь самая безобидная часть того диалога. Нужно отметить, на взгляд многих моих сослуживцев, ставших свидетелями их задержания, обращались с задержанными слишком по-человечески. Коллеги, на словах, хотят жестокой мести за 8 лет войны, обстрелов, погибших друзей, родственников. Однако русские никогда не отличались особой тягой к расправам над врагами, поэтому во время бесед с мужчинами они говорят, что все всё понимают. В том числе им понятно и максимально корректное отношение командиров по отношению к пленным, хотя они и продолжают бурчать.

Да, как и на любой войне, есть раненные и погибшие воины. Однако, вспоминая строки лучшей поэтессы Русского мира: "…В истории сильнее нет народа. Нас закалило лихо и беда…", скажу лишь, что каждый из них навеки оставил свою засечку в памяти и сердцах каждого русского человека.

Автор: Станислав Варг

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Наступление российских войск возобновлено – Минобороны РФ

Минобороны РФ показало брошенную бегущими украинскими войсками военную базу

Противников войны с Россией на Украине расстреливают без суда и следствия – Путин

Подписывайтесь на канал "Новороссия" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Новости партнеров