12 ноября Донецкая Народная Республика празднует шестую годовщину образования Первого армейского корпуса Вооружённых сил ДНР. Именно тогда произошла трансформация народного ополчения Донбасса в полноценную армию. Корреспонденты ИА «Новороссия» пообщались с участниками тех событий.

«Предпосылки для формирования Первого армейского корпуса появились ещё в июле 2014 года», — рассказывает первый заместитель министра информации ДНР Даниил Безсонов. Тогда он участвовал в боях за Славянск.

«Тогда уже были разговоры о том, что мы будем более системными, более понятными в плане военного устройства, — рассказывает Безсонов. — Когда мы вышли из Славянска и начали формировать подразделения, разбиваться по батальонам, ротам, стала появляться армейская структура, потому что в Славянске у нас таких понятий, как рота, взвод батальон, априори не было, были подразделения разных размеров».

В начале боевых действий у народного ополчения не было определённой ясности, чёткого понимания линии фронта, но была необходимость сопротивляться. Однако без армейской дисциплины эффективно воевать долгий период времени не представлялось возможным.

«Ополчение эффективно в кратковременной перспективе, когда война  быстрая. Та система, та дисциплина, которую дал корпус, была просто необходима», — отметил Даниил Безсонов.

Ветеран народного ополчения с позывным Рева в ноябре 2014 года занимал линию обороны на позициях около макеевского питьевого водохранилища, между Ясиновкой и Лебяжим. Тогда он служил в батальоне «Восток». Вспоминает: в те дни в первую очередь нужно было защищать рубежи республики. И образование Первого армейского корпуса тогда проходило параллельно с непрекращающимися боями.

«Организация происходила по живому, во время того, как люди продолжали выполнять свой воинский долг. Несмотря на то, что была начата организация корпуса, для ополченцев, которые были на позициях, воевали, держали оборону, для них внешне ничего не менялось — были окопы, позиции и враг, которого надо было не впустить в города.

Для нас как для государства крайне необходимо было, чтобы наши Вооружённые силы были организованы — должен был быть единый штаб, единое военное управление, это была необходимость», — рассказывает Рева.

В одном батальоне с Ревой служил Андрей Лихацкий с позывным Майор. В середине ноября он оборонял посёлок Пантелеймоновка. Во время образования Первого армейского корпуса основатель батальона «Восток» Александр Ходаковский назначил его командиром 11-го полка. Тогда этот полк ещё был бригадой спецназа.

«Тогда нам штат дали, и 15 ноября мы собрали документы. Наше подразделение вступило в корпус, мы получили первые документы, номер и название воинской части официально, у нас уже была структура в принципе, и мы начали формировать из ополченческого подразделения воинскую структуру. Но в то же время параллельно вели бои: тогда мы уже зашли в аэропорт, у нас два батальона «Востока» воевало в аэропорту, два батальона было на въезде от Спартака до Горловки, один батальон у нас стоял в районе Старомихайловки и трассы Кураховской.

У меня военный билет самый первый — номер 000818, и выдан он 15 ноября. После меня начали выдавать тогда первые военные билеты и всем остальным», — вспоминает Андрей Лихацкий.

По мнению Майора, народное ополчение нуждалось в единой структуре, и создание корпуса помогло полноценно защищать рубежи республики. Начали проводиться совместные совещания, на которых решались общие задачи под единым командованием.

«Если бы не был на тот момент создан корпус, неизвестно, как бы решился вопрос с аэропортом. Когда корпус был создан, взаимодействие лучше пошло, совместно строили планы ведения боевых действий в аэропорту, а так неизвестно, как бы закончилась эта борьба.

Мы видели полную картину всего, чего не хватает, перебрасывали с одного места на другое. Картинка была видна по всей республике, а не только отдельные кусочки какого-то подразделения. Допустим, раньше я знал картину Донецка, а что происходит в Горловке, Енакиево или Дебальцево, не знал. А когда мы уже собрались, будем говорить, в один кулак, я уже знал обстановку практически по всей линии фронта, от Новоазовска до Дебальцево, и владел ситуацией, как и каждый командир, — где, кому, чем помочь.

Проводили совещания, учились на чужих ошибках, каждый делился своим опытом. Это во многом помогло тогда и помогает сейчас», — рассказывает Майор.

После создания армейского корпуса ВС ДНР бригада, где служил Андрей, была преобразована в 3-й батальон, 11-й полк и батальон Внутренних войск МВД, где он сейчас служит. Там же работает начальник медицинской службы Ольга. Она считает, что подразделения народного ополчения в любом случае должны были стать единой структурой.

«Появилась возможность у всех наладить взаимодействие между подразделениями и выработать общие стратегии. По своей линии скажу: во-первых, лучше стало снабжение, во-вторых, стало понятно, на кого мы можем надеяться в случае необходимости эвакуации, к примеру, хоть мы и до этого этим всем занимались», — рассказывает она.

Мнение Ольги разделяет бывшая военнослужащая Анастасия — в конце 2014-го она была стрелком — помощником гранатомётчика.

«Я пошла в первую Славянскую бригаду, когда армия Новороссии начала официально становиться армией, когда выдали первые военные билеты, поставили всех на довольствие, выдали форму», — вспоминает Анастасия.

Ветеран батальона «Восток» Александр Семёнов считает: ополченцы, вставшие на защиту республики по велению сердца, превратились в опытных кадровых военных.

«Ополчение должно было сформироваться в какую-то единую структуру, это необходимый элемент эволюции. И когда он произошёл, когда была создана единая управляемая структура, это повлияло на оборону, на управление военными подразделениями. Это был эволюционный процесс», — считает Семёнов.

Участники тех событий уверены — создание Первого армейского корпуса было неизбежно. За очень короткий срок из людей, которые противостояли украинской агрессии, сформировалась настоящая армия, которая несмотря ни на что будет и дальше защищать выбор Донбасса — путь в Российскую Федерацию.

Автор: Татьяна Якубова
Фото: Давид Худжец


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!