Огромный боевой путь длиной в пять с лишним лет. Вынужденная мера – оставить родной город и отступить. Закалка в тяжелых боях почти по всей линии фронта в ДНР. И теперь в память о погибших и о тех, кто еще продолжает борьбу, в донецком музее открыта небольшая выставка. Экспозиция истории, которая создается на наших глазах.

Фотографии бойцов, личные вещи живых и погибших, карта с отмеченным путем боестолкновений – именно так выглядит новая экспозиция в Военно-историческом музее Великой Отечественной войны Донецка, которая посвящена 6-й мотострелковой роте 2-го мотострелкового батальона 3-й гвардейской отдельной мотострелковой бригады Народной милиции ДНР. Она носит более простое и краткое название – «Шестая рота». 31 октября в музее состоялось торжественное открытие выставки: были приглашены непосредственно командиры 6-й роты Владимир Пыталев «Алтай» и Петр Колосов «Петруха», воины бывшего Константиновского гарнизона, сотрудники музея, волонтеры, которые помогали и помогают бойцам, а также школьники, ведь одна из задач таких мероприятий – воспитание подрастающего поколения.

Но официальным это мероприятие показалось лишь сначала. Ведущая Надежда Коденкова сообщила, что открытие выставки – инициатива в рамках проекта «Школа победителей» Управления НМ ДНР, а после поведала зрителям, как в боях закалялись умения нынешних бойцов 6-й роты, в основе которой лежит отряд константиновских ополченцев. Они, как и многие подразделения ДНР, имеют свою уникальную историю.

Жаркое лето 2014 года: боевое крещение и штурмовой батальон

Константиновский гарнизон 5 июля 2014 года вышел из Константиновки через Дзержинск на Горловку. Получив на Горловском блокпосту немного БК, подразделения направились на Енакиево, а после – утром выдвинулись на Донецк, где должен был быть сформирован Константиновский разведывательно-штурмовой батальон. В числе лиц, которые внесли огромный вклад в формирование гарнизона, были Вадим Комиссаров с позывным «Комиссар» и Константин Воронченко – «Японец», ныне они являются командирами в 1-й Славянской и 3-й Горловской бригадах армии ДНР. При определении структуры нового батальона командиром роты, которая впоследствии стала 6-й ротой, был назначен Вадим Зайберт «Диксон», а его заместителем назначили «Алтая», который наотрез отказался возглавить комендантский взвод. Рота состояла из жителей Константиновки и нескольких человек из близлежащих поселков и городков.

Из Донецка Константиновский батальон перебросили на Степановку для штурма Мариновки. Это было первое полноценное боевое крещение. Дальше населенные пункты, которые приходилось штурмовать, чередовались друг за другом: Дмитровка, штурм высоты под Дибровкой, взятие которой обеспечило коридор с Россией, высота 150 под Новопавловкой недалеко от Красного Луча – взятие ее под контроль «застегнуло» Иловайский «котёл».

Высота в селе Дубовое под Шахтёрском, Новозарьевка – к этому моменту «Диксон» был назначен командиром батальона, а роту возглавил «Алтай», Новокатериновка, Раздольное, Солнцево, Старая Ласпа, зачистка Новой Ласпы – список населенных пунктов пополнялся, бойцы батальона получали все больше боевого опыта, нарабатывали слаженность действий.

После рота «Алтая» получила приказ идти на усиление группы Безлера в Горловку, где должна была «закрыть» оголённый участок фронта под Озеряновкой. Именно там она и стала 6-й ротой 3-й бригады Народной милиции ДНР. Затем роту снова перебросили – Ждановка, а оттуда на Дебальцевское направление. После Дебальцевского котла роту направили на Батмановку, потом – на Широкую Балку, Зайцево. Потом были Доломитное в 2016-м году и Михайловка в 2017-м. 5 мая 2018 года рота заняла позиции возле посёлка Гольмовский. В октябре 2019 года рота впервые за 5 лет боевых действий была выведена на 22-дневный отдых.

За кратким рассказом боевого пути одной роты в составе батальона родного города на самом деле лежит тяжелая история наших защитников: они теряли боевых товарищей, получали тяжелые ранения, увечья, которые многим уже не позволяли вернуться в строй, а они все равно стремились хоть чем-то помочь.

«Якут», «Амбал», «Привал», «Мастак», «Ганжа», «Чапай», «Сава», «МТС», «Кок», «Шалун», «Молдаван», «Кобра» – за этими позывными находятся жизни лишь некоторых смелых мужчин, которых уже никогда не вернуть, но истории которых обязательно должны быть рассказаны отдельно, чтобы их знали и помнили.

«Гвозди бы делать из этих людей…»

Надежда Коденкова правильно подчеркнула: «Гвозди бы делать из этих людей…В мире бы не было крепче гвоздей». Историю роты зрители слушали, затаив дыхание, молчали даже всегда шумные, непоседливые школьники. Но потом народный артист ДНР Дмитрий Федоров предложил всем спеть. Спеть песню, которая была написана совсем недавно донецким композитором Михаилом Хохловым. И слова в ней звучали крайне важные: «Если ты пойдешь назад, то кто же пойдет вперед».

«Я думаю, что приписывать артистам заслуги на фронте не стоит. Но однажды Александр Захарченко, который был частным гостем в нашем театре, сказал, что артисты – это тоже батальон, творческий, который несет культурную ношу, – отметил Дмитрий Федоров. – Недавно я задумался, какое же счастье быть артистом, ведь мы имеем возможность выйти к людям на несколько часов, пока идет спектакль, их отвлечь от тяжелых будней. О войне забыть вряд ли можно, но отвлечься на какое-то мгновение, чтобы люди поняли, что жизнь продолжается, вполне реально».

О войне и правда забыть невозможно. Пока звучали слова из песни «Я сегодня до зари встану…», зал молча стоял, кто-то совсем тихонечко позволял себе подпевать. А следующей звучала песня «Лютик», которая была написана авторами-исполнителями Еленой Забайкальской и Игорем Сердюком. Они посвятили ее храброй девушке Любови Коробко с позывным «Лютик», которая погибла на фронте в марте этого года.

Всего за несколько месяцев до смерти Любовь говорила: «Меня часто спрашивают, почему я на войне, почему не ухожу? Я не могу иначе! Я буду с ребятами до конца…до Победы. И мы вернемся в свою Константиновку, потому по-другому будет неправильно, а значит, будет по-нашему…».

Терять родных людей, боевых товарищей очень тяжело. Но настолько же непросто спасать раненых, которая висят буквально на волоске от смерти. В 2014 году в Донецке тысячам раненых ребят неоценимую помощь оказали врачи Первого военного госпиталя. Они не получали зарплат, им никто не обещал за их работу вознаграждения – они просто пытались спасти максимум жизней. Одним и таких врачей была Ольга Долгошапко, которая на сегодняшний день является министром здравоохранения ДНР. После упоминания госпиталя, тех тяжелых дней, Ольга Николаевна не смогла сдержать слез, но все же немного рассказала о том, как приняла решение стать врачом госпиталя.

«Раньше мы о войне знали по фильмам, знали историю от своих бабушек и дедушек. Темы Великой Отечественной войны, отношения к Родине были в моей семье главными, священными, потому что мой дедушка Долгошапко Александр Маркович погиб в 1943-м году в битве за Днепр. И когда я в 15 лет заканчивала 8-й класс школы, передо мной встал вопрос: какой выбор сделать, куда пойти дальше учиться. Было два варианта – либо врач, либо учитель. И в 15 лет в моей голове возникла такая мысль: вдруг будет война, а я учитель, кому я будут нужна на войне? Это был 1977-й год, тогда и речи не могло быть о войне, так как мы победили. Но отчего-то у меня оставался такой вопрос. Именно тогда идея быть врачом и победила. Я даже пыталась узнать у военрука, где учат на военных врачей, на что он спрашивал, девочка, а зачем это тебе? У нас мирная жизнь, становись обычным врачом.

 

И когда в 2014-м году пришла беда в наш дом, мы собрались всей семьей, и два сына сказали мне: «Мам, понятно, что все плохо, но если мы все уйдем, кто будет защищать Донецк?». Тогда мы приняли единственное правильное решение – остались в своем городе. И когда встал вопрос о том, что нужно оказывать помощь раненым, нужно открывать госпиталь, мы с сыном пришли туда. Хотя потом бойцы часто смеялись с того, что акушер-гинеколог достает осколки и лечит раны».

Министр отметила, что она очень хорошо помнит всех, кто прошел через госпиталь, а это по стационару более пяти с половиной тысяч ребят. Коллектив старался сохранить госпиталь всеми силами, но судьба так распорядилась, что его все же пришлось закрыть. Однако по словам Ольги Долгошапко, 18 месяцев борьбы за жизни и здоровье наших ребят ее многому научили: никогда не сдаваться и любить людей такими, какие они есть.

«Низкий вам поклон, всем, – на этих словах женщина поклонилась в пояс. – Всем, кто сейчас в этом зале, и нашим братьям, которые сейчас находится в окопах. Сколько я смогу, столько буду биться за то, чтобы госпиталь был. Он нужен и он обязательно будет! Весь коллектив Первого военного госпиталя только и ждет команды, когда можно будет вернуться. Они мне часто звонят, спрашивают, когда мы снова соберемся.

Я искренне желаю всем, чтобы эта беда как можно скорее закончилась. Я ни на секунду не сомневаюсь в том, что мы победим. В жизни каждого человека наступает момент истины: когда надо сделать тот самый выбор, как в песне. Каждый из нас сделал этот выбор, который показывает, какой он человек на самом деле. И завершить свои слова я бы хотела стихотворением замечательного советского поэта Констатина Симонова, в котором отражена вся суть нашей души».

«Касаясь трех великих океанов…» – это первая строка стихотворения. На последних строчках – «Идти на смерть… Но эти три берёзы при жизни никому нельзя отдать» – Ольга Долгошапко снова не смогла перебороть эмоции. Наверно, именно честная реакция, именно откровения приглашенных сделали открытие пока небольшой, но важной экспозиции душевным и теплым. Следующим бойцов 6-й роты поблагодарил представитель волонтерской организации Игорь Георгиевич, которые передал военнослужащим награды «За боевые заслуги».

Задача – сохранить память о павших и истории живых

«Мы не можем допустить, чтобы имена погибших канули в лету, мы должны поддержать нашу армию, которая воюет в очень тяжелых условиях. Для этого годится любая поддержка, любая помощь, – сказала Надежда Коденкова после того, как школьники исполнили песню и отправились знакомиться с экспозицией. – Оценивая реалии сегодняшнего дня, приходится констатировать факт, что очень часто патриотические акции и операции становятся мероприятиями ради мероприятий. И это играет крайне отрицательную роль в воспитательных процессах. Нужен конструктивный, честный разговор. Мы попробуем определиться в дальнейших действиях, направленных на устранение перекоса, сложившегося в общественном мнении относительно военнослужащих и службы в армии».

Генеральный директор Донецкого республиканского краеведческого музея Марина Максимчук поддержала такую мысль. По ее словам, за каждым экспонатом, каждой фотографией можно увидеть реальные судьбы, истории людей, которые ценой своей жизни защищали и защищают жителей ДНР. Такая работа не просто актуальна, она необходима.

Директор Централизованной библиотечной системы для взрослых города Донецка Татьяна Авраимова рассказала, что работники библиотек стараются делать все, что в их силах, в частности, сохранять информацию о погибших защитниках ДНР.

«Каждый день мы получали информацию о том, что где-то гибнут наши ребята. Что мы могли делать? В конце 2016-го года мы запустили проект «Судьба и война». Сейчас мы издаем буклеты: просматриваем информацию о жизни человека, встречаемся с его знакомыми, если есть – родными, и пытаемся запечатлеть его историю. На сегодня у нас уже издано 47 подобных буклетов, – рассказала Авраимова. – У нас есть мечта издать альманах. Это нужно для того, чтобы никто не был забыт.

Если мы начнем забывать наших ребят – это будет очень подло. Есть медийные герои, и это хорошо, они должны быть, но есть ребята, которые от нас ушли, когда им еще 20 лет не было. Его не стало, и имя уйдет.

Я вышла к микрофону с такой целью. Часто мы видим, что человек погиб, и его история уходит вместе с ним. Ребята, у кого есть подобные истории, напишите страницу о человеке, приложите хотя бы пару фотографий, свяжитесь с нами – мы поможем все это обработать, обобщить, чтобы оставить память. Потому что компьютер, интернет, соцсети – это хорошо, но одну кнопку нажмешь – и ничего в память не останется. А что написано пером – того не вырубишь топором».

Депутат Народного совета ДНР, главный редактор газеты «Новороссия» Дмитрий Дезорцев согласился с Татьяной Авраимовой – в газете он также старается рассказывать о ребятах, которые проливали кровь за землю Донбасса.

«Мы собираем информацию по крупицам, если есть у кого-то такая – связывайтесь. Иначе будет как в 41-м году: люди совершали невероятные подвиги, но об это никто изначально не знал, так как никто тогда не подумал это как-то фиксировать, рассказывать об этом».

Еще многие брали слово, высказывали свои идеи или рассказывали о деятельности, которую они уже проводят. Например, волонтер Ирина Валентиновна помогала и помогает приезжим в Донбасс добровольцам, а также семьям погибших, раненым бойцам. Одной из важнейших задач присутствующие все же назвали сохранение памяти о погибших военнослужащих, обсудили способы распространения информации о павших ребятах и сегодняшних реалиях бойцов на передовой. О необходимости и дальнейшей работы, и прошедшего мероприятия уже в конце сказали командиры 6-й роты.

«Это очень важно, очень нужно, потому что люди должны знать, как все происходит, должны знать правду. Потому что действительно время идет, многое забывается, и потом трудно это все вспоминать и доносить. Даже мы вот с Петей недавно вспоминали, а как в 2014-м было у нас? И уже сами забыли, – признался Владимир Пыталев «Алтай».

«Многого не знаем о наших парнях. Когда ополчение сформировалось, не было ни имен, фамилий, ни адресов, только позывные. Люди ушли, а по позывному найти человека, разыскать родных невозможно, – добавил Петр Колосов «Петруха». – В нашей роте осталось 6 человек наших земляков, притом что Константиновский гарнизон выходил из нашего города в составе около 700 человек. Надеюсь, все живы, просто война разбросала по разным фронтам, и мы не имеем возможность найти друг друга. И сейчас пытаемся хотя бы как-то сохранить ту информацию, которую имеем, потому что со временем и это распылится».

«Боевой дух поднимет команда идти вперед»

Уже после мероприятия мне удалось задать несколько вопросов «Алтаю» и «Петрухе». И они были максимально откровенны в своих ответах, была видна забота о своих бойцах.

– Это карта боестолкновений, в которых участвовала Ваша рота?

«Алтай»: Да, это карта, как мы выходили из города, где побывали. 6-й год пошел, это уже немало. Правильно до этого сказал корреспондент, что в 41-м, когда только все началось, никто ничего не фиксировал – просто шли воевать, защищать свою землю. То же самое произошло и в 2014-м. На этой карте отмечено, где побывала наша рота. Штурмовали, воевали.

– Почему приняли решение вступить в ополчение?

«Петруха»: Другого решения просто не могло быть. Пришла беда на нашу землю – мы встали и пошли. Война когда-то закончится, снова будем хлеб сеять, металл плавить, уголь добывать. Причем делать это будут одни и те же люди, что сейчас воюют. История нам подкинула такой сложный период, кто пойдет кроме нас? До войны у нас были мирные профессии. «Алтай» был строителем, я работал в Сибири по контракту. Мы все бросили, так как война пришла.

«Алтай»: Когда в Киеве начался «майдан», мы увидели, что там поднимают голову все эти нацбатальоны, бандеровцы, и тут уже нельзя было остаться в стороне. У меня дед воевал, нам чужды все эти фашистские лозунги. Потому и поднялись против этого.

«Петруха»: Невозможно просто представить, чтобы по нашим улицам какие-то гей-парады проводились, факельные шествия – нам этого не надо. Договориться с теми, кто был на «майдане», невозможно, поэтому свое пришлось отстаивать с оружием в руках.

Схема «живите своей жизнью, а мы тут будем своей» тоже не работает. Просто надо было поставить жесткий заслон против этого. Объединились вокруг товарища «Алтая», и шестой год так воюем.

– Вы уже определились, как дальше проект, связанный с экспозицией, будет развиваться и будет ли вообще?

«Алтай»: Мы сейчас открываем в Енакиево Союз ветеранов, воевавших в Донбассе. Пытаемся объединить в этом союзе разные направления, чтобы людям, которые уходят со службы сейчас, было куда идти. Мы по мере возможностей хотим им помогать: кого-то в больницу направить, кому-то материально помочь, кому-то – гуманитаркой.

«Петруха»: Еще важна социальная адаптация. Только историки смогут оценить, какую работу сделали наши люди на фронте, когда многократно превосходящие силы, поддерживаемые половиной мира были остановлены ополченцами Донбасса, с помощью, конечно.

«Алтай»: Тут еще хотелось бы сказать спасибо нашим родителям, семьям, советской системе образования, которые привили нам любовь к своей земле, патриотизм. Когда мы взяли в руки оружие, у нас не было никаких сомнений в правильности своего выбора – если погибнем, да будет так, как Господь распорядится. И до сих пор идем.

– Хватает настроя дальше идти?

«Алтай»: Конечно, политика… Немного настроение потускло, уже нет такого, как было в 2014-м году. Вот бойцы нам говорят: «Командиры, почему у нас до сих пор нет статуса военнослужащих? Шестой год уже воюем. Полиция имеет свой статус, МЧС тоже, а у первых ополченцев нет». Такие вопросы нам задают, а мы ответить на них не можем, потому что нас тоже кормят обещаниями – вот завтра-послезавтра закон будет принят, и до сих пор его нет.

Очень многие бойцы, которые еще бы воевали и воевали, морально устали. Кто-то уходит со службы по ранению, а кто-то именно из-за моральной усталости.

– Что-то может вернуть, пусть это будет высокопарно сказано, боевой дух?

«Петруха»: Команда идти вперед его поднимет.

«Алтай»: Хотел сказать именно это. Нам было проще воевать в 2014-м, в 2015-м годах, потому что у нас были развязаны руки и мы исходили из своих соображений, как нам правильно поступать, как мы можем с наименьшими потерями пройти вперед, занять тот или иной населенный пункт или вести оборону. Сейчас нам по рукам бьют, то нельзя, это нельзя. С Украиной у нас уже столько было этих «перемирий»: у нас жестокий приказ не стрелять, а по нам бьют, поднимают беспилотники, работают минометы и артиллерия, бойцы гибнут. Они приходят и говорят: «Командир, в какой роли мы выступаем? В роли пушечного мяса? Ответку нельзя давать». Естественно такая ситуация роняет боевой дух, это неправильно. Но мы продолжаем стоять – сейчас отстаиваем наши рубежи на Гольме…

Сцепив зубы, наши военнослужащие продолжают стоять на позициях. И радует только то, что в тылу по-прежнему остаются люди, которым не все равно. Не все равно, что будет с раненым солдатом, что станет с историей погибшего защитника своей земли. Они продолжают свою борьбу, пока бойцы ведут свою на линии фронта. Такая работа должна быть, она есть сейчас, а значит будет и в дальнейшем.

Автор: Виктория Толкачёва
Фоторепортаж: Давид Худжец


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!