В последнее время участились слухи о закулисных инициативах Москвы по урегулированию украинско-донбасского конфликта. Так, в середине июня телеграм-канал Незыгарь, публикующий инсайдерскую информацию, которая достаточно часто сбывается, поделился с читателями следующей крепкой аналитикой.

Меркель и Макрон дали согласие приехать на матчи свих сборных и провести блиц переговоры с Президентом.

Обсудят нового куратора украинского направления и новые формы преобразований в ЛДНР.

Сам Кремль готов идти вперёд по исполнению Минска 2, Европа тоже, первые шаги сделаны:

1.Заморожен арест активов Газпрома.

2.Отклонена просьба США поддержать секторальные ограничения против компаний РФ из списка трёх (последний пакет CAATSA).

3.Выделен €1млрд (находится в стадии согласования с Киевом, будет зависеть от скорости принятия решения) на субсидии и реформы в Украине.

Рассматривается три кандидата на пост куратора, решение будет после согласования саммита Нормандской Четверки на уровне Президентов.

Украинская повестка получила новый вектор, новые форматы контактов и новых фронтменов.

С понедельника все федеральные каналы начнут готовить общественное мнение по этому вопросу и формировать позитивный взгляд на украинский «братский» народ.

Лукашенко готов стать посредником между группами влияния Украины и РФ (кроме глав двух стран) и Минск скоро станет новым форпостом по возвращению бизнеса в обе страны.

Есть высокая вероятность, что Вашингтон будет открыто препятствовать этим процессам.

Прогнозируется высокая вероятность обострения на юго-востоке Украины в период первой декады июля.

Следующая неделя станет решающей в процессе обмена заключёнными между Москвой и Киевом.

Согласованы встречи омбудсменов обеих стран и согласована дорожная карта.

Меркель в Россию не приехала, донбасского обострения сильнее среднего по больнице в период ЧМ не случилось. Пропаганда, кажется, пребывает в той же поре, вообще на время отвлекшись от увлекательного дискурса «чотамухохлов» и переключившись на футбол, Черчесова и личные качества мидл-менеджеров «Леруа Мерлен». И вот появляется новый инсайд, согласно которому украинский вопрос является уже не предметом договоренностей России и Европы при противодействии США, а наоборот, всерьез обсуждается Москвой и Вашингтоном. Якобы во время встречи Путин и Трампа российский президент предложил американскому провести на Донбассе референдум о судьбе народных республик, и Трамп обещал подумать. На этот раз информацию даже подтвердил МИД, пусть и устами неназванного представителя; этот представитель, однако, уточнил, что речь ни в коем случае не о «крымском сценарии», а лишь о возможности предоставления региону широкой возможности. В США, тем не менее, отвергли и эту возможность — глава Совета национальной безопасности США Гарретт Маркис заявил: «Администрация США не рассматривает вопрос о поддержке проведения референдума на востоке Украины».

Кроме того, в первой половине лета кипучую деятельность развила Юлия Тимошенко. 15 июня она выступила с программным докладом на форуме «Новый курс Украины», организованном ее партией «Батькивщина». Тимошенко провозгласила необходимость превращения Украины в «парламентскую республику канцлерского типа», причем канцлером, очевидно, она видит себя. Кроме того, Юлия Владимировна, подтвердив верность курсу на вхождение в ЕС и НАТО, постаралась уделить минимум внимания Донбассу и отношениям с Россией, чем вызвала гнев у комментаторов-радикалов. Вот некоторые из реплик.

«Канцлер Федеративной Украинской Республики Юлия Тимошенко». Вот и весь вам «новый курс» — федерализация Украины, о которой Тимошенко пока только намекает, — Павел Нусс.

— На форуме Тимошенко нет ветеранов АТО. Сама Тимошенко ни разу не вспомнила про войну, поэтому ей показали куда именно ведет ее новый курс – в Россию, — Мирослав Олешко.

— Юля представляет свой новый курс. Вскользь о Донбассе и ни слова о Крыме. Ни слова, — Кристина Бондаренко.

А политолог Владимир Цыбулько заявил, что проект канцлерской республики – это намек на федерализацию, то есть «ту доктрину, которую проталкивает Путин много лет в Украине вместе со своим партнером Медведчуком».

Отчасти Цыбулько прав – помимо прочих слухов, ходят и такие, что в Москве по-прежнему считают Тимошенко оптимальным компромиссным вариантом на месте украинского руководителя, вне зависимости от того, будет это кресло «канцлера» или президента.

И тут в очередной раз встает вопрос – а насколько реальным интересам России, русского народа, Донбасса соответствовали бы Тимошенко на украинском престоле и «особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей»?

Как и любой другой вопрос, он требует прояснения контекста. Скажем, если бы 23 июня 1941 года Гитлер предложил Сталину вернуть статус кво двухдневной давности, списав все на крупномасштабную провокацию берлинских «ястребов» и агентов Лондона, Сталин, вполне возможно, согласился бы. А если через месяц, в период катастрофических поражений советской армии, встал бы вопрос о новом «Брестском мире» и наших территориальных уступках (такого рода зондаж с нашей стороны через болгарского посла Стаменова, вроде бы имевший место в реальности, я склонен считать скорее игрой, чем серьезным предложением) – эвентуальное согласие советского руководства вряд ли можно было бы одобрить и оправдать, но хоть какая-то почва для разговора о соотношении «плюсов» и «минусов» имелась бы. А вот, скажем, после Курской битвы разговор о мире с Германией если и мог иметь место, то никак не на условии советских уступок или даже возвращения к 21.06.1941. И потому, что уже состоялся стратегический перелом в нашу пользу, и потому, что оккупационная армия Гитлера окрасила себя в те цвета, в которые она себя окрасила.

Тимошенко в качестве компромиссного украинского лидера за день до февральского переворота-2014 или даже через день после него, даже в марте – была бы очень условно, но удобоваримым вариантом. Она, конечно, проводила бы более русофобскую и антироссийскую политику, чем Янукович, но и Янукович, как мы помним, никаким особым русофилом или сторонником стратегического союза с Российской Федерацией не был. Не мог или не хотел, а когда захотел – его свергли. А вот сейчас, когда все ориентиры и настроения украинского политического класса сместились резко вправо, Тимошенко, даже при (допустим) наличии у нее такого желания не может быть русофобом всего лишь «чуть больше, чем Янукович». Максимум – чуть меньше, чем Порошенко и вся его стая товарищей. Очень сомнительный актив, согласитесь.

То же и с правами Донбасса. Я уже не раз писал – вариант Республики Сербской в составе Боснии, отделенной от остальной страны множеством формальных и неформальных, но столь же крепких барьеров, или формула вариант объединения, которую КНР предлагает Тайваню — «все разное, лишь цвет на карте общий», могли бы теоретически устроить Донбасс в феврале, марте, даже апреле 2014 года. Сейчас, когда Украина уже четыре года ведет себя на вроде бы «своих» территориях ничуть не лучше, чем возглавляемая немцами армия вторжения и примкнувшие к ней разнообразные, включая украинских, коллаборанты вели себя на территории СССР, в том числе и в Донбассе – такой вариант представляется не только политически и прагматически совершенно ущербным, но и ужасным с морально-этической и метафизической точки зрения. «Аллея Ангелов» и Горловская Мадонна плохо сочетаются с «Донецкой и Луганской областями в составе новой демократической Украины», тем паче никакой демократизации и демилитаризации нет и близко. Нет, я допускаю, что совместными усилиями всех заинтересованных сторон зубную пасту можно запихнуть обратно в тюбик. Но я опять процитирую сам себя: «При таком «почетном» варианте киевскому руководству не будет никакой нужды переживать из-за русского языка на территории Донбасса (а как уверяют всех властный официоз и пропагандистская машина РФ, война шла исключительно за право использовать русский язык). Через пару поколений он улетучится сам. Почему — объяснять, думаю, не надо».

Подобные уступки Российской Федерации были бы еще как-то обсуждаемы и уместны, если бы в отношении Украины мы пребывали в том же положении, в каком СССР был относительно Германии через месяц после начала войны. Но нет, несмотря на все колоссальные просчеты, ошибки и потери за четыре года, мы все еще имеем по всем направлениям вполне достаточный потенциал, чтобы в любой момент принудить Киев к миру и обеспечить Донбассу и Новороссии русское будущее. Потенциал есть – воли нет. Хорошо, что заокеанские и старосветские «партнеры» не дают согласия даже на «особый статус» и его утверждение через референдум. Москве, против ее воли, всовывают карты для игры с нулевой или околонулевой суммой. Жаль только, что Донбассу и русским Украины от этого странного преферанса не легче. Вот они как раз находятся в положении жителей советских оккупированных территорий.

Станислав Смагин, главный редактор ИА «Новороссия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!