Жизнь разрушенца в Донецке. Изгои, надеющиеся только на Бога

  • Жизнь разрушенца в Донецке. Изгои, надеющиеся только на Бога
    Фото: globallookpress.com/Komsomolskaya Pravda

Протекающие крыши, оконные проемы, наспех обтянутые пленкой, пробитые входные двери домов… В таких условиях живет большинство разрушенцев ДНР, чье жилье пострадало от обстрелов ВСУ с 2014 года.

В акт о ремонте вписали то, что не было сделано

Проблема восстановления разрушенного украинскими обстрелами жилья – одна из острых проблем в ДНР. Время идет, а многие тысячи домов, девятый год находясь в аварийном состоянии, продолжают разрушаться.

Валя С., медсестра одной из донецких клиник, разрушенка 2-й категории. Ее дом на Собинова, 154 попал под обстрел ВСУ в 2015 году. Осколками снаряда изрешетило стены, пробило крышу и вынесло окна. Через некоторое время, после неоднократных хождений по кабинетам чиновников, был составлен акт о разрушении, на основании которого вставили стекла и кое-как залатали крышу. Проблема возникла, когда жильцам пояснили, что надо подписать акт о выполненных работах по восстановлению жилья.

Выяснилось, что в длинный список выполненных работ включено то, что произведено не было.

"Там было записано, что нам якобы были поставлены стеклопакеты. Всему дому, представьте только, сколько это стоит. Но никаких стеклопакетов никто не видел, нам поставили только стекла. Почему мы должны подписываться за то, что не было сделано?"

Со слов дончанки, в акте также был записан ремонт крыши, но и этого не было.

"Крыша как текла, так и течет с 2015 года. Я упорно хожу по кабинетам разных социальных служб, начиная с ЖЭКа и заканчивая управлением по защите прав потребителей. Хочу получить ответ на вопрос, где пластиковые окна, которые должны были поставить, и ремонт крыши. И почему, если всего этого нет, я не могу получить гуманитарку от Красного Креста как разрушенка?" – рассказала она журналисту Новороссии.

Некоторые жильцы злополучного дома давно махнули рукой на проблему. Устав от выяснения отношений с чиновниками, они решили самостоятельно вставить стеклопакеты в свои квартиры и провести косметический ремонт в подъезде. С крышей было сложнее: она требовала основательного ремонта и специального знания кровельных работ. А, поскольку жильцы такими знаниями не владели, крыша продолжала регулярно протекать каждый год под дождями, отчего потолки у всех, проживающих в квартирах, расположенных под крышей, обрастали черной плесенью.

Валя проживает как раз в такой убитой сыростью квартире. Она продолжает обивать пороги в надежде на помощь и не понимает, почему, согласно указам республиканских властей, прекратили проводиться ремонтные работы разрушенцам, которые стали таковыми до начала СВО.

"О финансовой компенсации уже речи не идет, поскольку финансируют только тех разрушенцев, жилье которых было разрушено после СВО, то есть после 24 февраля 2022 года. Но мой дом был разрушен до 2022 года, так имею я право или нет на его полное восстановление или хотя бы гуманитарку как разрушенка второй категории?"

Валя пытается достучаться до местных чиновников. Завидя женщину в коридорах административных зданий, они уже начинают спасаться от нее бегством.

Молюсь, чтоб стекла были целы

Истории многих разрушенцев в ДНР полны трагизма. ВСУ на протяжении девяти лет планомерно осуществляли геноцид мирных жителей, продолжают варварски разрушать их жилища и сейчас. Но хуже всего, что разрушенцы ощущают себя оторванными от общества.

"Такое ощущение, что мы оставлены один на один со своей бедой. Никто не интересуется, как мы выживаем в наших полуразрушенных домах", – с горечью отметила одна разрушенка из Петровского района Донецка.

Со слов еще нескольких респондентов из числа разрушенцев, им приходится часто слышать с экрана телевизора обнадеживающие новости о том, что якобы кто-то из разрушенцев стал счастливым обладателем нового жилья или кому-то выделили денежную компенсацию.

"Слышим не раз такое, что где-то чинят разрушенные дома, где-то выделяют деньги, только я, общаясь со своими собратьями по несчастью, такими же разрушенцами, еще не видела человека, получившего декларируемую помощь быстро и без нервов", - заявила разрушенка Кристина К.

Эта женщина, проживающая в доме на улице Засядько, озвучила этапы сложной процедуры, через которую вынуждены проходить разрушенцы.

"Сначала надо обратиться в ЖЭК, который, в свою очередь, обращается в администрацию района. Администрация района направляет комиссию для оценки всего жилого дома, а не только моей личной квартиры. Составляется акт оценки объемов разрушенного, который передается в Минстрой. Надо ждать, пока в министерстве сформируют перечень домов, которые надо восстанавливать. Затем согласовывается очередность восстановления. Мы долго ждали, когда до нас дойдет очередь, чтобы отремонтировали фасад и поставили пластиковые окна…"

Разрушенка подчеркнула, что ее жилье было разрушено в 2016 году, и теперь она молится, чтобы нынешние обстрелы ВСУ по Киевскому району не коснулись ее дома.

"Каждый раз перезваниваюсь со знакомыми, и первый вопрос: как там стекла, целы ли? Вот так и живем", – говорит она.

Категория "разрушенец после СВО"

Сейчас в ДНР несколько тысяч разрушенцев, и только около 500 выделены положенные компенсации за разрушенное ВСУ жилье. Сообщалось даже, что руководство республики не совсем довольно темпами выдачи компенсаций пострадавшим людям.

Яна М., проживающая в многоэтажном доме по улице Тренева, 3, как и все жильцы этого дома, не дождалась прихода городской комиссии по разрушениям после массированного обстрела дома, который случился еще летом, 13 июня.

"Мы и ждали, и звонили, и писали – в общем, пробовали достучаться до комиссии, которая выдает акты о разрушениях. Все тщетно. Наш дом как заговоренный, никто к нам за все время ожидания не пришел. В итоге часть жильцов выехала из дома, кое-кто затянул окна пленкой, а я вставила новые. Заказала, и через две недели мне окна вставили частники".

Женщина отметила, что ее многоэтажный дом, расположенный возле воинской части в Киевском районе, в течение нескольких часов находился под ракетными ударами украинских нацистов.

"Дом изрядно разрушили. Было прямое попадание, снаряд застрял между жилой квартирой и окнами лестничного пролета. В доме обрушились все стекла как с лицевой стороны, так и со стороны двора, взрывной волной выбило оконные рамы и двери в нескольких квартирах", – рассказала она.

Яна – юрист по образования и знает, что должна была рассчитывать на компенсацию как разрушенка, потому что ее жилье было разрушено после начала СВО:

"Дело в том, что к нам комиссия не пришла, а нет акта – нет и восстановления дома".

Дончанка рассказала, что в доме до сих пор вынуждены проживать много пожилых людей, которые не в состоянии самостоятельно приобрести стекла.

"Они стали дефицитным товаром в Донецке из-за обстрелов. Сейчас начались осенние дожди, хотя пока относительно тепло, но как эти люди будут зимовать, один Бог знает…" – высказала она свои опасения.

Аналогичную историю рассказал журналисту Новороссии еще один разрушенец, известный донецкий политик Андрей П., дом которого также был разрушен ракетный ударом ВСУ:

"Осколок снаряда влетел прямо в комнату, там находился мой брат, но, к счастью, его "спас" шифоньер, который упал на него и таким образом закрыл. Но в комнате были значительные разрушения, к тому же вылетело несколько окон, посекло стены и пр. Мы сразу же побежали звонить в комиссию, вызывать, чтобы пришли и зафиксировали наш урон".

Андрей П. отметил, что комиссия пришла через несколько дней, но ее представители вели себя не совсем понятно:

"Создавалось впечатление, что эти люди некомпетентны, они не понимают вообще, что они должны делать. У них даже бланка о разрушениях не было, писали на каких-то бумажках…"

В итоге разрушенцу, прождавшему определенное время, когда начнут восстанавливать его жилье, но так его и не дождавшемуся, пришлось прикладывать самостоятельные усилия по части ликвидации последствий обстрела.

По общему мнению этих людей, вынужденных из-за войны и безразличия бюрократической системы самостоятельно справляться со своей бедой, разрушенцы в ДНР вправе больше рассчитывать на помощь Бога, чем чиновников, ответственных за процесс жилищного восстановления.

"Мы изгои в республике. Особая каста, вроде неприкасаемых, к которой боятся прикоснуться бюрократы", – резюмировал один из донецких разрушенцев.

Автор: Наталья Залевская

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
ВСУ прямым попаданием разрушили православный храм в Горловке

Подписывайтесь на канал "Новороссия" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Новости партнеров