Донецк Петровское
Фото: globallookpress.com

Украинские вооружённые формирования обстреляли из гранатомётов посёлки шахты имени Гагарина в Горловке, Ленинское, Старомихайловку, Коминтерново и Жабуньки. В ходе обстрелов получили повреждения несколько домов местных жителей. Ранее сообщалось, что боевики ночью обстреляли шахтный посёлок 6-7 в районе Горловки, осколками от снаряда ранило местного жителя…

Градус военной напряжённости в Донбассе медленно, но верно продолжает повышаться. По словам источника в рядах Народной милиции ДНР, обстрелы позиций, как правило, начинаются с наступлением темноты и заканчиваются только к утру.

Корреспонденты ИА «Новороссия» провели опрос о текущей обстановке в прифронтовых населённых пунктах ДНР и о том, что думают местные жители и бойцы НМ ДНР о нынешнем военном обострении.

Ирина К., психолог, 43 года, жительница Петровского района Донецка

«Это так называемое перемирие такое же «мирное», как и предыдущие. Сколько их было, мы уже сбились со счёта. Конечно, это тяжело, ведь то, что прикрыто очередным «перемирием», — для кого-то это утрата близких, разбитые дома, истощение сил и средств к существованию. Пройдитесь по посёлку, и вы увидите много изувеченных обстрелами домов, а ведь это не просто жилые дома, это единственное жильё у людей! Потому что больше всего страдают люди небогатые, можно сказать, душу вложившие в свой дом. Но, знаете, по моим наблюдениям, за шесть лет у тех, кто здесь живёт, произошла внутренняя адаптация. Иначе не могло быть. Те, кто не выдержал, сломался, они уехали. Конечно, это страшно звучит — жить на войне, во время войны. Но такова сейчас наша судьба. Мы сами её выбрали, и причин тому много. А что до «обострения», по моему мнению, было и похуже. Я это имею право говорить, потому что жила здесь, как и многие мои знакомые, никуда не выезжая, с самого начала войны. И этой очередной вооружённой «укротусовкой» никого здесь на Петровке не удивить и не испугать».

Павел, бывший ополченец, 48 лет, житель прифронтового Петровского района Донецка

«Я слушал заявление замначальника Народной милиции ДНР, в котором была названа цифра — 42 обстрела ВСУ за прошлую неделю. То есть выпущенных боеприпасов было столько, что уместилось в 11 ящиках. На позапрошлой неделе со стороны ВСУ наши территории обстреляли 50 раз. Эти обстрелы участились где-то с конца января. На прошлой неделе были ранены двое мирных жителей, разбиты девять домов. Я слежу за сводками. Как правило, всегда украинские каратели начинают обстреливать с малого калибра, стреляют из автомата. Затем подключают пулемёты, автоматические гранатомёты. И всё идёт по нарастающей. Я думаю, что Киев планирует масштабную провокацию с целью втянуть Россию. Для этого они перебрасывают к линии фронта целые группы снайперов и спецназа. И время выбрано с учётом протестов в самой России. Ведь цель Запада, как мы знаем, это вовсе не Украина, а именно Россия. И подтверждением этому является факт приезда в Мариуполь 10 февраля начальника штаба ООС генерал-майора Танцюры с лекцией о том, что такое война с Россией и как её надо вести».

Светлана С., врач, 38 лет, жительница г. Горловка

«Звуки канонады доносятся до центра города уже три недели. Пригороды постоянно обстреливают, сейчас уже и из тяжёлого вооружения. 2 февраля был также сильный обстрел из тяжёлых миномётов посёлка шахты 6-7, где всё ещё живут люди. В одном из домов разорвался снаряд, и завалило человека. Его привезли в нашу вторую горбольницу, в реанимацию, но сейчас, слава Богу, он пошёл на поправку, и на днях его переведут в общую палату. Всё это очень тяжело — жить под обстрелами, в постоянном напряжении. Не знаешь, когда он начнётся, когда закончится… По моему мнению, на Украине кому-то не даёт покоя то, что произошло в Карабахе, вот они и пытаются «прощупать» нашу оборону».

Виктория, педагог, 28 лет, жительница Киевского района Донецка

«За время «перемирия» я впервые услышала звуки боя где-то 7 февраля. Потом созванивалась со знакомыми, и они также говорили, что канонада была слышна даже в отдалённых от прифронтовой части районах города. Это значит, что опять Киев использует запрещённое «Минском» вооружение: гаубицы, РПГ и пр. По моему мнению, это связано с приходом в Белый дом Джо Байдена. Он же демократ, а если смотреть по прошлым периодам, когда у власти стояли демократы, тот же Обама, у нас, в Донбассе, сразу обострялась военная обстановка. Поэтому такая активизация, и это не только на фронте. Достаточно послушать заявления с украинской стороны — сплошные угрозы и милитаристская риторика. И у нас много разговоров о том, что на срочную службу в республике могут призывать молодых людей».

Олег, военнослужащий, в запасе, 56 лет

«Я сам из Мариуполя, поэтому, естественно, интересуюсь прежде всего происходящим в моём родном городе. В настоящее время, судя по сводкам, если исключить горловское направление, одна из тяжёлых ситуаций именно на южном фронте. Это наши сёла Октябрь, Саханка, Коминтерново, Ленинское. Недавно под обстрел ВСУ попал приморский посёлок Безыменное, курортное место, куда раньше летом приезжало немало отдыхающих. Стреляли в него из «серой» зоны, с территории посёлка Широкино. Заехала туда украинская боевая машина БМП-1 и начала неприцельно бить по посёлку. Причём заезжала и отъезжала на исходный рубеж энное количество раз. Это говорит о проведении боевой тренировки разных экипажей боевых машин пехоты. Как правило, такую стрельбу устраивают по причине прибытия в зону боевых действий нового, необстрелянного пополнения людей и боевой техники. Но это же подтверждает фактическую подготовку ВСУ к весенне-летней кампании, что превращает в фикцию задекларированное прошлым летом «перемирие». Собственно, это не является какой-то эксклюзивной информацией. Но вчерашний день, например, показателен ещё тем, что в секторе «М» операции оккупационных сил (ООС) в дело вступили «слуги дьявола» (Яроша), ставшие «структурными» подразделениями ведомства внутренних дел Украины. И это не просто угрозы, это реальная подготовка, и нам, соответственно, надо быть настороже».

Марина К., медсестра, 23 года, жительница Донецка

«У меня на фильтровальной станции работает родственник. И в прошлый раз, это было 10 февраля, автобус, который их перевозил на работу, обстреляли украинские военные. И миссия ОБСЕ это подтвердила. Вообще, Донецкая фильтровальная станция практически ежедневно находится под обстрелами. Вся работа станции фактически держится на силе духа людей, которые там работают. И всё это происходит в центре «цивилизованного европейского пространства», о котором постоянно нам говорят с украинской стороны, кричат об этом в международных судах, заявляют о европейских ценностях, а вместо этого несут горе и смерть».

Виктор С., военный историк, краевед, 56 лет, дончанин

Сегодня (12 февраля) исполнилось пять лет со дня подписания «Минска-2». Но за это время Киев ни единого раза не выполнил ни одного пункта из «договорённостей». По сути, никакого диалога между Киевом и народными республиками Донбасса так и не началось. Я вообще считаю, что прекращение боевых действий в 2014–2015 годах связано не с переговорами, а с тем, что обе стороны не имели возможностей вести широкомасштабные наступательные операции. И сейчас, несмотря на обострение, по моему мнению, никакого наступления по «карабахскому сценарию» не состоится. А вот усиление провокаций мы все наблюдаем, с отжимами «серых» зон и пр. Это напоминает по состоянию то, что было на конец июля 2020 года, когда были введены дополнительные меры по контролю за прекращением огня. И это, бесспорно, побуждает наращивать силы. Процесс идёт как с нашей стороны, так и со стороны Киева, которому выгодно прикрываться «российской агрессией». А под это дело закрывать, например, оппозиционные каналы, которые называют пророссийскими. Кроме того, это ещё и способ укрепить отношения с США, добиться плотного контакта с Байденом».

Игорь, военнослужащий НМ ДНР, 35 лет

«Я могу сказать только то, что огневые провокации со стороны ВСУ усилились в последние две недели. Противник при этом использует 82-миллиметровые миномёты, гранатомёты и стрелковое оружие. Также в обход соглашений им проводится минирование противотанковыми минами TM-62 дорог вблизи населённых пунктов, жилых домов, что подвергает риску жизни людей, наблюдается скрытое размещение запрещённой соглашениями военной техники и пр. Однако пока не похоже, что это может перерасти в большую войну. Сейчас сохраняется примерное равновесие сил. Скорее, могут повториться локальные бои вроде тех, что были под Авдеевской «промкой» или на Светлодарской дуге. А если в целом посмотреть на обстановку в мире, она становится всё напряжённее, возникает опасность «пробуждения» многих горячих точек. Поскольку мы как бы все взаимосвязаны, и Донбасс не исключение».

Подготовила Наталья Залевская


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: