Фото: globallookpress.com

В Киеве на днях в евроинтеграционном рвении покусились на собственную энергетическую отрасль. С министерской трибуны было заявлено о том, что скорейшим образом надо «отрезаться» от общей с Россией и Белоруссией энергосистемы и объединиться с европейской. Об этом заявил исполняющий обязанности министра энергетики Украины Юрий Витренко. Тот самый Витренко, который в бытность свою в «Нафтогазе» умудрился «бороться» с российской агрессией, чем нанёс невосполнимый ущерб и «Нафтогазу», и всем потребителям газа на Украине.

Теперь, перебравшись поближе к креслу министра энергетики, Витренко продолжает поражать полётом мысли, обрисовывая положение Украины, отрезанной от российско-белорусской энергосистемы, которая наконец-то займёт «достойное место среди европейских партнёров». «Это будет одной из главных моих задач, чтобы мы были частью Европы, нормального рынка», — заявил Витренко.

Было бы заявлено…

За амбициозными заявлениями будущего министра энергетики последовал шквал оваций украинских национал-шовинистов. Более всех горячился нынешний министр иностранных дел Дмитрий Кулеба, в конце пришедший в неистовство. «Это (отключение от российско-белорусской энергосистемы. — Прим. ред.) означает, что мы должны полностью интегрироваться в ЕС», — восклицал он.

Видимо, у украинских министров тема скорейшего отсоединения от всего, что связано с Россией, приняла вид навязчивого состояния. О возможном отключении от общей энергосистемы заявлялось ещё в 2005 году, а в 2019-м то же самое, как заевшая пластинка, повторял тогдашний украинский премьер-министр Алексей Гончарук. По его словам, осталось совсем чуть-чуть до долгожданного «отрезания», так как «все необходимые документы уже подписаны». Действительно, документ насчёт присоединения энергосистемы Украины к европейской был подписан ещё в 2017 году в Брюсселе, и в нём предполагалось, что к 2025 году Украина сможет стабильно функционировать в изолированном от России и Белоруссии режиме.

Поэтому Юрий Витренко, по сути, не сообщил ничего нового, лишь подтвердив, что договор об «энергоинтеграции» Украины остаётся в силе. Что касается пафосного заявления насчёт срочного отсоединения от объединённой энергосистемы с Россией и Белоруссией, его можно списать на самопиар. Надо же как-то заявить о себе, тем более когда тебе прочат пост министра энергетики. Что до реальной синхронизации с европейской электросетью, и Витренко это прекрасно знает, это может произойти в лучшем случае через несколько лет.

«На Украине рубят сук, на котором сидят»

Созданная в период СССР единая энергосистема всех устраивала до смены власти в Киеве именно в силу дешевизны российской и белорусской электроэнергии. Общее взаимодействие повышало надёжность системы. Импортируемая электроэнергия была Киеву даже более выгодна, чем организация производства на собственных мощностях, поскольку рядом всегда были надёжные российско-белорусские партнёры, которые были готовы покрыть дефицит электроэнергии, если он вдруг образовывался на Украине, из собственных ресурсов. Но с приходом к власти на Украине евроинтеграторов и национал-шовинистов идеологические штампы стали преобладать над здравым смыслом. Поэтому разгорячённому антироссийской риторикой исполняющему обязанности министра энергетики, который по политическим соображениям собирается отказаться от разумного механизма покупки, совершенно не лезут в голову возможные риски отключения Украины от единой энергосистемы с РФ и Белоруссией. Куда там… Всё российское неприемлемо для Украины. А вот насколько приемлемо европейское, покажет время. Но уже сегодня стоимость электроэнергии в ЕС составляет более 20 евро за 100 кВт.ч, а на Украине — 125 гривен, или 4,37 евро, то есть разница примерно в пять раз, которая обязательно скажется как на населении Украины, так и на промышленном и сельхозпроизводстве.

По мнению российского эксперта, экономиста Дмитрия Лекуха, страстное желание отключиться от российской энергосистемы напоминает ситуацию с «Северным потоком — 2». «Немцы, конечно, могут не строить «Северный поток — 2», но при этом они не то что себе в ногу выстрелят, они её просто отпилят. Сейчас для Киева, жаждущего как можно скорее обрести энергетическую «независимость», ситуация аналогична. А вот России, если отключение произойдёт, ничего не грозит. Неприятно, конечно, — поясняет эксперт, — но, поскольку электроэнергия сейчас дефицитный товар на постсоветском пространстве, она не пропадёт. Даже если Россия потеряет рынок на Украине, которая, кстати, умудрилась также поссориться и с белорусским Батькой в этом отношении».

Эксперт поясняет, что расчёт украинского правительства на свои мощности может не оправдаться. «Они рассчитывают на свои мощности — это в основном АЭС, которые задействованы в основной структуре производства электроэнергии, а также на снижение её потребления. Но потребление снижается из-за деиндустриализации и естественной убыли населения. А что касается АЭС на Украине, сказать можно одно: Чернобыль сегодня пока не случился, но завтра может быть вполне».

«Неужели нам мало Чернобыля?»

АЭС на Украине вносят самый большой вклад (50–60%) в энергосистему страны, на ТЭС приходится лишь около 30%. Но проблема в том, что построенные ещё при СССР 16 АЭС остро нуждаются в модернизации. Поскольку большинство из них строились в 1970-е или в первой половине 1980-х годов, при сроке эксплуатации в 30 лет они уже выработали свой ресурс.

Всего год назад произошла крупнейшая авария на Хмельницкой АЭС, в которой власти обвинили «диверсантов», которыми оказались… работники станции. Служба безопасности Украины даже открыла по факту ЧП на Хмельницкой АЭС уголовное производство «о совершении умышленного повреждения работниками станции системы охлаждения трубогенератора 1-го энергоблока». Насчёт «руки Кремля», правда, воздержались. Видимо, легче обвинить «диверсантов», чем признать, что атомная энергетика фактически находится в аварийном положении, причём в глобальном, общегосударственном масштабе.

Об этом открыто заявили украинские ветераны-атомщики весной прошлого года.

«В течение нескольких месяцев ведущий поставщик электроэнергии в стране, НАЭК «Энергоатом», не имеет постоянных руководителей, которые бы получили соответствующие разрешения органа ядерного регулирования, — говорилось в письме Ассоциации ветеранов атомной энергетики и промышленности Украины, адресованном президенту Владимиру Зеленскому. — Следовательно, юридически никто не отвечает за безопасность АЭС. Неужели нам мало Чернобыля и мы пытаемся повторить его снова?»

По словам донецких экспертов, все заявления о выходе Украины из общей энергосистемы в первую очередь ощутимо ударят по самой Украине. «Ситуация может развиваться по сценарию, сходному с развалом системы БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия, Литва). Когда Прибалтийские страны, отключившись от БРЭЛЛ, стали покупать электроэнергию из Европы, она оказалась в четыре раза дороже, что сразу же негативно отразилось на экономике этих стран и достатке населения».

Расчёт на активно развивающуюся солнечную и ветровую энергетику (к примеру, за 2019 год на Украине ввели в эксплуатацию около 0,8 гигаватта «зелёных» мощностей) неуместен, поскольку эта электроэнергия более дорогая, чем выработанная на АЭС. И к тому же ветер и солнце обеспечивают Украине только около 1,5 гигаватта электричества, что эквивалентно полутора энергоблокам. «Это дорого, — поясняет донецкий эксперт. — Так, стоимость 1 киловатт-часа, сгенерированного ветроэлектростанцией, достигает около 15 евроцентов! Поэтому идея «заменить опасные атомные станции экологически чистыми источниками» приведёт к тому, что электричество для граждан Украины вообще станет предметом роскоши».

Зато это может значительно пополнить карманы украинских олигархов, крупнейших игроков в этом сегменте. Того же Рината Ахметова, ДТЭК которого по итогам 2019 года контролирует 63% тепловой генерации и 25% «зелёной» генерации.

«Мы имеем дело с самым большим кризисом в энергетической отрасли за всю новейшую историю украинской энергетики. У нас полная экономическая, физическая и топливная разбалансированность отрасли. В сложившейся ситуации, к сожалению, нет простых решений», — это слова совсем недавно исполнявшей обязанности министра энергетики Ольги Буславец. Когда она произносила это горькое признание, она ещё не знала, что через несколько месяцев потеряет свой министерский портфель, став, таким образом, показательной жертвой энергокризиса.

Между голодом и холодом

Пока украинские чиновники от энергетики мечтают о присоединении Украины к европейской энергосистеме, для жителей Украины цена тепла уже выросла на 87%, потому что в угоду европейскому Энергосообществу украинское правительство первым делом пересмотрело розничные цены для населения, причём сделало это аккурат под новый год.

28 декабря Кабинет министров отменил льготную цену на электроэнергию для населения — 90 копеек за первые 100 кВт.ч — и установил её на уровне 1,68 гривны за киловатт-час за весь потреблённый объём. В Кабмине это объяснили тем, что отказ Минэнерго по спецобязательствам на рынке электроэнергии обернулся бы стремительным ростом цен. Поэтому за радость находиться в тёплом помещении надо заплатить на 87% больше. Было заявлено также, что данная фиксированная цена будет действовать три месяца, до конца марта. Что будет дальше, никто не знает. Возможно, стоимость электричества и вовсе станет рыночной, то есть вырастет в два-три раза.

Естественно, действия властей вызвали резкое возмущение жителей Украины, которые с 4 января организуют митинги с требованиями снизить тарифы. 23 января против повышения стоимости коммунальных услуг прошли настоящие демонстрации. В Дружковке, например, собирали подписи под обращением к президенту Зеленскому.

Если Киев осуществит выход из единой энергосистемы, цены взлетят ещё больше, ведь импортная электроэнергия будет дороже. К тому же в странах Европейского союза, которые находятся вблизи с территорией Украины, нет излишков необходимого Киеву ресурса. То есть Украина не всегда сможет, когда потребуется, импортировать электроэнергию, а если это и случится, за это будет платить потребитель. В конечном итоге всё на Украине будет как всегда — очередное политическое сумасбродство Киева очень скоро больно ударит по жителям Украины. Впрочем, киевская власть живёт по принципу «я завтра уйду, а там хоть трава не расти». То, что будет со страной и её жителями, никого в Киеве, кажется, уже не волнует. Там беспокоятся за «карманы» и политические амбиции.

Автор: Наталья Залевская


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: