В минувшие выходные греческая полиция арестовала на несколько часов митрополита Кифирского Серафима за нарушение запрета на богослужения во время карантина, в отношении него было возбуждено дело. Во многих странах Европы богослужения полностью запрещены. В России все громче раздаются призывы закрыть храмы на карантин. Чем чревато такое отношение к храмам и богослужениям во время пандемии ИА «Новороссия» рассказал историк, писатель, главный редактор агентства «Русская народная линия», председатель Международной общественной организации «Русское собрание» Анатолий Степанов.

ИА «Новороссия»: Анатолий Дмитриевич, прокомментируйте ситуацию с арестом митрополита Серафима в Греции. Почему под прикрытием борьбы с пандемией коронавируса чиновники, мирские власти во многих странах ведут кампанию против церкви?

Анатолий Степанов: Коронавирус сейчас – это во всех отношениях серьезная угроза для человечества, но прежде всего – это такое испытание на прочность, потому что те меры, которые предпринимаются сейчас церковными властями во многих странах, продиктованы требованиями медицинских властей, а не требованиями веры. Меня поразила в этой истории с арестом митрополита Серафима в Греции позиция глава администрации острова Китир, который заявил, что он не допустит нарушения карантина никем, даже если это митрополит Православной церкви. То есть у этого человека, наверное, православного грека, уже практически выстроена другая иерархия ценностей. Фактически мы сталкиваемся с тем, чтобы человек выбирал, что для него важнее – какие-то телесные критерии, здоровье тела или все-таки вера.

Наши предки в прежние времена во время эпидемий как раз усиливали молитвы, большое внимание уделяли храмам. Сейчас в сети популярен такой сюжет из фильма художественного, посвященного графу Орлову, который решительными действиями остановил распространение эпидемии холеры в Москве в конце XVIII века. В фильме как раз об этом очень уместно вспоминается. Ведь раньше люди понимали, что все происходит по промыслу Божьему, попущению и прежде всего во время эпидемий и опасностей нужно усилить молитву. А тем более, что все это сейчас происходит во время Великого поста. Однако власти требуют молитву запретить, молиться только дома, соборно не молиться. И это как раз вступает в противоречие с мировоззрением христианина.

Я конечно не специалист, чтобы оценивать реальные угрозы вируса, есть разные мнения на сей счет. Некоторые вирусологи говорят о том, что проблема коронавируса сегодня в мире – это, скорее, проблема социальной психологии. Что это раздувается целенаправленно либо просто из-за свойственных человеку страхов о своем здоровье, либо с какими-то далеко идущими планами, которые осуществляют люди, управляющие нашим здешним миром, те, кого экономист Валентин Катасонов называет «Хозяева денег».

Трудно что-то определенное сейчас сказать о развитии событий, пока не сильно проявились последствия, но то, что под ударом окажется церковь, это очевидно. Она уже сейчас оказывается под ударом, и мы, к сожалению, видим, что не все священники выдерживают это искушение паникой и страхом. Мне уже доводилось слышать о том, что в некоторых храмах священники причащают из одноразовых пластмассовых ложечек, что в общем граничит с кощунством, с безверием. Слава Богу, что таких мало, таких единицы и большинство священников призывает своих прихожан принимать определенные меры предосторожности, не быть беспечными, но никаких подобного рода ограничений не вводит, потому что самое главное, конечно, это вера в Бога, понимание того, что всем управляет Господь. Кощунственно относиться к причастию Святых Христовых Тайн и к богослужению, это для человека верующего просто недопустимо.

Сегодня мы наблюдаем настоящую истерию – храмы во многих странах Европы закрыты, причем их закрывали чуть ли не раньше, чем закрывали рестораны и кафе, выстраивая свою иерархию ценностей и приоритетов, демонстрируя обывателю, что храмы – это более опасная среда для распространения эпидемии, чем места общего пользования. Слава Богу, что пока эта эпидемия психическая пока не накрыла Россию, и наши власти принимают достаточно здравые меры. По крайней мере ни о каких ограничениях в отношении богослужений речи не идет. Но всякого рода слухи-страхи ходят и распространяются. И что ждет нас в ближайшее время – трудно сказать. По крайней мере, в отношении Москвы постоянно вбрасывается информация, что в Москве будет карантин. Причем речь идет о том, что отменяется два важных для государства ближайших события. Это – голосование за поправки к Конституции и юбилейные мероприятия, посвященные 75-летию Победы. И как бы само собой опускается, что всему этому еще будет предшествовать Пасха. То есть для этих людей, аналитиков, политиков, которые об этом говорят, получается само собой, что Пасху, Светлое Христово Воскресенье праздновать будет нельзя.

ИАН: Сейчас в российских телеграм-каналах обсуждается вопрос, что в случае ужесточения карантинных мер будет предложено полностью закрыть церкви. И те или иные чиновники, политики, журналисты призывают как можно скорее это сделать. Как вы думаете, они просто не понимают, что значит закрыть храмы для верующих или это такая спланированная антицерковная акция?

А.С.: А это как раз то, с чего я начал свой разговор. Это такая проверка. Конечно в нынешних условиях активизируются все явные и латентные антиправославные силы, которые будут пытаться демонизировать Русскую православную церковь. Прежде всего все эти силы будут пытаться представить церковь в качестве наиболее опасной среды для распространения вируса. К этому нужно быть готовым уже сегодня, потому что различные враждебно относящиеся к церкви люди будут пытаться это сделать.

Например, мне рассказывали такую ситуацию, которая произошла буквально на прошедших выходных. В Санкт-Петербурге управдом пытался изгнать прихожан из церкви, которая оборудована в одном из подвалов дома. Этот человек вызвал полицию, которая остановила Божественную Литургию под предлогом того, что у нас, в Петербурге, сейчас запрещены мероприятия, на которых присутствуют более 50 человек. Но на службе в храме оказалось меньше 50 человек, поэтому полиция не стала никаких дальнейших действий производить. Этот пример показывает, что некоторые люди уже пытаются использовать эту ситуацию, чтобы нанести какой-то ущерб церкви. Я думаю, что это будет только ужесточаться.

С другой стороны, есть люди, которые делают это не из-за враждебности к церкви и священнослужителям, а просто из-за такого своего маловерия. Действительно, коронавирус – это испытание нашей веры. Насколько мы сумеем не поддаться панике. Насколько мы сумеем устоять перед этими искушениями, насколько мы сможем выстроить верную иерархию ценностей в нашей жизни. В которой все-таки Христос будет вверху, а не будет стоять где-то следом за здоровьем тела и мнимой безопасностью.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!