Павел Кухмиров: Размышления об улице Бандеры

Не покривлю душой, если скажу, что каким-либо образом высказываться по поводу минувшего новогоднего обращения г-на Зеленского у меня не было ни малейшего желания. Да и сейчас, спустя без малого двадцать дней оно не особо есть. Сказать по чести, в лицемерии я уже давно не нахожу ничего нового или оригинального. Однако после того, как очередной «российский ютьюбер» привёл его в пример (в том числе и мне, как зрителю), сказать пару слов на эту тему я всё же решил. Тем более, что для меня, в отличии от граждан «ютьюберов», данный вопрос всё же не является чем-то вроде «сферического коня в вакууме». А по прошествии трёх недель подвезли целый ряд новостей, красочно иллюстрирующих главную мысль персонажа, озвучившего обращение. Ну, ту самую, согласно которой «не важно, как называется улица, главное, чтобы она была заасфальтирована». Эдакий либертарианский «призыв к примирению». Ну, что ж, давайте слегка поразмышляем об этом.

Около четырёх лет назад я наткнулся на один плакат с изображением «пацифика» и надписью: «Дайте миру шанс». Всё бы хорошо, но оное полиграфическое творчество находилось в центре воюющего города, по сути находившегося в полукольце осады. Вероятно, понимая свою двусмысленность, плакат совестливо притаился на двери супермаркета и в глаза бросался не особо. А я его всё-таки увидел. И как-то вдруг остановился, на него глядючи, а в голове одна единственная мысль-вопрос: «Ну, почему те, кто призывает меня к миру, на самом деле всегда хотят меня убить?». Мысль, кстати, тоже не новая. Причём, не новая она приблизительно со времён Карфагена (кто знает ту замечательную историю — тот поймёт всю иронию происходящего). Ну, или не убить, а обмануть. Хотя, в конечном счёте, всё равно убить, давайте уж будем честны. Вот именно этот момент (оставшийся в памяти с тех времён, когда всё было ещё далеко не настолько запущено, как сейчас) чётко и однозначно приходит на ум при мыслях о призывах г-на Зеленского к Донбассу. Да и к недовольному населению Украины тоже.

Ну, казалось бы, сказал и сказал. Что называется, за язык его никто не тянул. Но вот только не успела его Верховная Рада (в которой у партии г-на Зеленского абсолютное большинство) опохмелиться после новогодних праздников, как одним из первых своих решений она приняла новый закон об образовании. Который, фактически, запрещает на Украине русские школы. За проголосовало 327 депутатов. Против — только трое. Ну, и ещё примерно семь десятков воздержавшихся и попросту откосивших от голосования. Это даже не единодушие — это консенсус. Европа традиционно безмолвствует.

И знаете, друзья, я просто хочу вам напомнить, с чего фактически началось восстания на тогдашнем украинском Юго-Востоке в 2014 году. Кто из вас, уважаемые, помнит, что именно послужило последним толчком, после которого произошла детонация всего накопившегося потенциала гнева и ненависти? Нет, это был даже не сам государственный переворот 22 февраля. Той самой вырванной чекой послужило мгновенное принятие победившими бандеровцами «закона о языке». Ещё того, первого. Именно после этого по-настоящему поднялся Крым. Именно после этого принял для себя окончательное решение Донбасс. Именно после этого начали медленно воспламеняться регионы, в большинстве которых потом этот огонь удалось загнать под верхний слой почвы только бандеровским террором. Да, глядя на развитие событий, майданщики (никогда не бывшие особо храбрыми) этот закон отменили. Ну, как выяснилось, до поры. Хотя, это ещё тогда всем было понятно. И та «легендарная» фраза, что была сказана одним из людей Коломойского, прозвучала именно в тот период: «Нужно давать мразям любые обещания, гарантии и идти на любые уступки. А вешать.. . Вешать мы их будем потом» (с).

Весьма наивно полагать, что эта «хуторянская хитрость» хоть кого-то сможет ввести в заблуждение. Да ещё и при таком уровне откровенности. Кстати, никому ситуация всё то же выступление Зеленского не напоминает? Или только мне? Но то такое. И ведь некоторые вполне адекватные граждане вот лично мне говорили: «хватит выдумывать — никто русский язык в Украине не дискриминирует». Ну, и где теперь ваше «не дискриминирует», ребята? Я б срифмовал, да формат здесь не тот, к сожалению.

И, в общем, никому нет дела до того, что теперь там миллионы детей пойдут в школу учиться на неродном языке, и уровень обучения у них качественно упадёт. Причём, ещё и потому, что русский язык — это язык науки и культуры. Каковым украинский не является в принципе. Примерно так же, как суахили, урду и хмонг. При всём моём безусловном уважении к этим трём языкам и их носителям. Не является по естественным причинам: потому, что всё это на Украине — наследие Русского Мира и Красной Империи. И лишая детей образования по-русски они просто отрезают их от этих пластов познания. Подобная политика автоматически роняет следующее поколение представителей индустриальных регионов на уровень свiдомых селюков — тех, кого называют презрительным словом «рагули». Персонажей, культурная надстройка которых прочно застряла на уровне свинарника 19-го века. Только вот, мнится мне, что делается это, во многом, не просто так. А очень даже намеренно. Потому, что только замена высокой культуры на низкую делает настоящую украинизацию возможной. Без этого она произойти не может. Без этого всё вернётся на круги своя, как только бандеровское давление чуть ослабеет. Быть может, об этом в первую очередь думали те, кто писал и проталкивал новый украинский закон об образовании.

Закон имени Зеленского. Того самого, который всего парой недель ранее толкал под ёлочкой такую трогательную речь о «примирении».

Но знаете — это нормально. Потому, что на самом деле он не о примирении говорил. Он предлагал смириться. И да: на его Украине действительно не имеет и не будет иметь значения, как называется улица. Правда, только в том случае, если это улица Бандеры. А вот с несколько иными названиями ситуация была, есть и будет иной.

Как нам имеет смысл реагировать на данный нехитрый вывод? Да никак. Сейчас не 2014 и даже не 2015 год — вот тогда можно было реагировать, а сейчас уже не время для «Боржоми». Нам остаётся лишь развести руками. В конце концов — это их выбор. Который они сделали сами. И у меня нет основания полагать, что выбор это сделан не осознанно. Так быть может нам не стоит им мешать наслаждаться его последствиями?

Потому, что лично для меня имеет значение, как называется улица, на которой я живу.

Ну, а гражданам «российским ютьюберам» мой горячий и пламенный привет. Интересно, ребята, как скоро лично вам предоставится возможность проверить на своей шкуре, насколько в самом деле прекрасно то, что вы пытаетесь приводить мне в пример?

С прошедшими праздниками вас, дорогие россияне.

Павел Кухмиров


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!