Андрей Пургин: Выборы в апреле?

Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ на Украине подтвердила, что в Донбассе завершен отвод сил и средств на участке разведение в районе Петровского (ДНР). Таким образом, вслед за разведение сил в Золотом (ЛНР) было устранено еще одно препятствие на пути к проведению нормандского саммита в Париже, вопрос о котором поднимается в течение нескольких последних недель.

Не существует формальных договоренностей о том, что встреча в «нормандском формате» должна последовать за разведением войск в Донбассе. Никто никому ничего не обещал. Разведение — это необходимое, но не достаточное условие. То, что произошло в Золотом и Петровском — это всего лишь реализация одной из договоренностей, которые были достигнуты на последней встрече в «нормандском формате» в 2016 году. Сейчас же появляется возможность для продолжения этого разговора.

На Украине развивается вялотекущий политический кризис, и этого ничто не изменит. Ситуация остаётся той же, несмотря на проходящие громкие, но безрезультатные события, что, в целом, свойственно для Украинской действительности. Как говорится, много шума — и ничего. Звучит много заявлений, в частности от МИДа Украины, о возможном выходе Киева из Минского процесса, о включении в переговоры вопроса Крыма, о других заведомо нереализуемых требованиях.

Украина постоянно осуществляет попытки переформатировать «Минский процесс» в нечто иное. Звучат предложения о включении в переговорный процесс США и Великобритании, хотя и те и другие, в общем-то, не отвечают на эти «приглашения» взаимностью. Да и уже действующие участники не горят желанием расширять круг переговорщиков. Звучат также и постоянные призывы о необходимости собрать участников «Будапештского меморандума», что ещё более фантастично. Все это — попытка уйти от Минских соглашений как базовых, попытка навязать темы, которые там не прописаны. По факту — навязать собственную повестку. Не опираясь при этом ни на что, кроме собственной наглости. Предлагаемые инициативы представляют собой политические маневры, которые заведомо не будут поддержаны ни Соединенными Штатами, ни Германией с Францией. Зачем это делается? По логике: «Ну, а вдруг?».

В свою очередь, есть некие намеки и даже заявления от российской стороны, что на переговорах будет рассматриваться вопрос транзита газа после 1 января 2020 года. Поэтому можно констатировать, что определенная работа, конечно, проведена, но этого не достаточно для того, чтобы процесс гарантировано имел продолжение в ближайшем будущем. В ноябре вероятность встречи «нормандской группы» очень низка и на сегодняшний день хотелось бы надеяться, что Республики обозначили свою позицию по тем вопросам, которые будут рассматриваться в отношении Минского процесса. Сейчас сторонами конфликта делаются заявления о том, что вопрос обмена «всех на всех» рассматриваться не будет, как и многие другие ключевые вопросы, которые на сегодняшний день остаются за кадром.

Активность государственных служащих, отвечающих за Минский формат от Республик, минимальна. Республиканская власть, к нашему большому сожалению, очень пассивно относится к этому вопросу — нельзя сказать, чтоб её вообще было слышно. Фактически мы уже сейчас понимаем, что те вопросы, которые в рамках «нормандского саммита» необходимо продавливать, сегодня являются умалчиваемыми. Они не звучат ни в российских, ни в республиканских СМИ. Сегодняшняя власть действует абсолютно пассивно и не отстаивает интересы Республик. У неё, вероятно, есть какие-то другие важные и нужные дела.

Можно предположить, что встреча состоится до конца года. Для этого есть объективные основания: существует проблема прекращения транзита газа с начала следующего года — это общая проблема для России, Украины и Европы. В этом смысле оговоренный срок является приемлемым для расстановки акцентов и нахождения точек соприкосновения. Если Зеленский попытается провести местные выборы в апреле следующего года, то эти встречи тем более будут инициироваться Европейским Союзом в том числе, потому что у Европы существует идея-фикс заставить Республики провести местные выборы в один день с местными выборами на Украине.

Андрей Пургин, главный редактор ИА «Новороссия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!