На фоне акций протеста против недопуска на выборы в Московскую Городскую Думу части кандидатов, нарушивших порядок сбора подписей, многие пассионарные организации выразили свое несогласие с действиями т.н. «оппозиции». Одной из организаций, которую патриотически настроенная среда увидела как альтернативу силовому крылу государства, стал Союз добровольцев Донбасса. Более того, в публичном поле началось обсуждение вероятности, что добровольцы из состава Союза могут отреагировать на действия протестующих не так мягко, как это делает полиция и Росгвардия.

Свой комментарий по ситуации дал Глава Союза добровольцев Донбасса Александр Бородай.

— Во-первых, хочу сказать, что действительно, что-то в воздухе витает. С вопросами по этому поводу через пресс-службу Союза Добровольцев Донбасса обратились разные либеральные и не очень либеральные, вроде «Эха Москвы», среднелиберальные, вроде РБК, СМИ. Поэтому я считаю, что моё сегодняшнее выступление — это некий ответ всем сразу.

Союз Добровольцев Донбасса — это организация тех, кто на Донбассе воевал. Воевал добровольцами, воевал за русский народ, за Русский Мир, за Русскую Идею. И тех, кто продолжает воевать, между прочим.

Союз – общественная организация — это первое. Второе — это организация, которая объединяет людей самых разных идеологических взглядов и убеждений: от крайне левых до крайне правых — практически весь спектр. Нас всех объединяет участие в этой войне и общие патриотические идеи.

Хотелось бы отметить, что при этом организация, естественно, занимается решением массы гуманитарных задач: с лечением раненых, лекарствами, памятниками погибшим, помощью семьям, социализацией тех, кто пришёл с войны, обустройством на работу и так далее. У нас есть своя гуманитарная миссия. Я не буду скрывать, есть и своя мобилизационная миссия. То есть, понятное дело, в случае серьёзного обострения ситуации на Донбассе русские добровольцы вернутся на Донбасс, с тем, чтобы помочь решить проблему. И вернутся уже организованной, структурированной силой.

Поэтому организация, помимо гуманитарных функций, несёт ещё определённые функции мобилизационные. Я, соответственно, этого не скрываю, заявляю совершенно открыто.

Что касается так называемых волнений, которые сейчас происходят, и возможного участия в их подавлении. Первая часть моего ответа состоит в следующем: мы общественная организация, и соответственно, пока ситуация находится в правовом, юридическом, конституционном поле, то мы никак участвовать в этих процессах, естественно, не можем. Ко мне, как к главе Союза, естественно, никакие представители власти с подобными предложениями не обращались, они и не могут обращаться. Тем более, что на сегодняшний день ситуация вполне контролируется и правоохранительными структурами, и специальными службами Российской Федерации. И дай бог, чтобы так и оставалось.

Для справки: перед тем, как организовать Союз Добровольцев Донбасса, Александр Бородай был одним из основателей ДНР, по сути стоял у истоков молодой Республики. На вопрос об отношении к нынешней власти, Александр Юрьевич подчеркнул лояльность действующему конституционному строю России.

— Прежде всего наша лояльность адресована конкретному лицу — это президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину. Не только потому, что Владимир Путин — блестящий политик, но и потому, что, я хочу кстати об этом напомнить некоторым нашим добровольцам, которые иногда задают вопросы: а вот что власть для нас делала, что она не сделала… Я хочу сказать, что мы конкретно такому человеку, как президент РФ Владимир Путин, несколько должны. Мы – это особенно те добровольцы, которые пришли в 2014 году, мы ему самую малость задолжали. Самую малость — жизнь. А точнее, жизни. Все, кто пришёл в первой половине 2014 года, помнят, какая ситуация сложилась во второй половине июля 14-ого. И если бы не его политика, не его решения и действия, то нас бы не было. Также, как и не было бы русского Донбасса, Донецкой и Луганской Народных Республик. Поэтому Владимиру Путину — конкретно лично каждый должен. А долг — это… Есть хорошая русская пословица: «Долг — платежом красен». И мы об этом помним.

Когда речь идёт о поддержке власти, это не значит, что мы заходимся в какой-то экстатической любви к прокурорам, полицейским, фсбшникам, судьям, чиновникам, министерским деятелям. Среди всех этих категорий чиновников, государственных служащих есть хорошие и порядочные люди, есть мужественные и смелые. К сожалению, их меньше, чем нам бы хотелось, существенно меньше. Но если придёт необходимость, мы будем защищать не столько их, сколько страну. Потому, что мы понимаем, что альтернатива нынешней власти, альтернатива, которую отстаивают те, кто выходит на либеральные митинги — это развал страны и ее оккупация противником.

Ситуация действительно весьма тревожная. Мы понимаем, что те, кто выходит сегодня на либеральные митинги — это люди, которые являются нижней частью пирамиды, наверху которой находятся сотрудники западных спецслужб. Мы понимаем, что противник у России достаточно серьёзный, профессиональный. Противник, который уже имеет опыт цветных революций и переворотов в других странах. Мы, ещё раз повторяю, искренне надеемся на то, что достаточно тревожная ситуация будет разрешена в правовом поле, будет разрешена при участии и с помощью сил российских спецслужб, российских правоохранительных органов. И что ситуация будет властью контролироваться. И наше участие вообще никак не потребуется.

На вопрос, есть ли вообще вероятность того, что Союз Добровольцев Донбасса примет активное участие во внутриполитических процессах в России в связи с накаляющейся политической ситуацией, глава Союза ответил следующее:

— Я сразу скажу, да, такая вероятность существует, она есть. Чем она обусловлена? Только одним — мы понимаем, что у нас серьёзный, профессиональный противник, и в какой-то момент может случиться что-то, внезапно, так бывает, что власть не удерживает ситуацию. Что это будет обозначать? Это будет обозначать, что нынешние митингующие, протестанты, вот эти все прочие замечательные люди, которые выходят на митинги, они из ситуации в общем и целом правовой выйдут, выйдут за рамки правовой ситуации. Это будет означать, что власть или рухнет, или начнет рушиться и это будет означать то, что в России перестанет существовать нынешний конституционный порядок — начнётся революция и, фактически, гражданская война.

Что мы будем делать в этом случае? Это довольно очевидно: вот тогда, конечно, мы будем в праве вступить в игру. Сейчас — нет, не в праве. В ближайшее время, надеюсь, ничего похожего не произойдёт. Да и не в ближайшее — тоже. Надеюсь, что ситуация как контролируется сейчас, так и будет контролироваться в дальнейшем. Но исключать для нас негативные возможности, того, что придётся как-то вступить в эту историю, мы, к сожалению, не можем. Возможен и худший вариант сценария, и худшие сценарии развития событий. Поэтому исключать этого мы не в состоянии.

Ну и тогда надо всем этим дорогим нашим мальчикам в розово-голубых штанах, которые нынче ходят на митинги, очень сильно побеспокоиться за собственную сохранность. Мы не полиция, мы не будем никого бить дубинками. И, кстати, сейчас тоже в ранге «титушек» выступать никак не готовы. Мы не помощники полицейских. Но если наступит ситуация, в которой право не действует, в которой не действует законность, то мы будем считать, что наши руки развязаны. И будем поступать с теми, кто ввергает Россию в пучину гражданской войны, как с врагами. Так, как привыкли поступать. Не будем как-то там давить их, не будем пытаться перевоспитать. Будем поступать с ними, как привыкли поступать с противниками. И тогда им стоит поберечься, побеспокоиться за собственные жизни. Подумать о том, что их реальные руководители не понесут ответственности, к сожалению, они находятся очень далеко отсюда, они вообще не в стране. А если есть какие-то эмиссары, то они сидят по дорогим гостиницам или в западных посольствах. И если выходят на улицу, то исключительно по дорогим ресторанам на переговорах. Они-то не пострадают. Что их руководители местные — это в основном люди, которые запаслись и деньгами и запасными аэродромами на Западе. И если что, они понимают, что им главное — добежать до самолёта и чухнуть. А вот эта масса, которую они затягивают на эти митинги, в том числе и молодёжь, она добежать никуда не успеет и как раз и попадёт под удар. Это очень печально, но тем не менее так обстоит ситуация.

Для понимающих людей, схожесть протестной активности в Москве образца 2019-го и Киеве образца 2014-го кажется очевидной. А ещё была оранжевая революция, революция роз, тюльпановая революция, васильковая… и это только постсоветское пространство. Оранжерея западных спецслужб пополняется новыми формами и содержаниями. Однако методология у них очень схожая. Формальный повод для протеста, поддержка протестующих западными странами, лидеры мнения, приглашающие выходить на акции, работа через социальные сети с акцентом на молодежный потенциал — обкатанная схема цветных революций показала свою эффективность и, видимо, будет использоваться и дальше.

—Давно хорошо отработанная схема. Эта методология развивается в связи с развитием разного рода социальных сетей. И она действенна. Как видите, формальные лидеры протеста сейчас находятся под арестами в основном. Но тем не менее, это не мешает людям так или иначе собираться. Тем, кто готовы выходить на эти митинги. К сожалению, очень многие на это ловятся и идут. Особенно из числа молодежи. Понятно, что в стране не всё в порядке, что власть не всегда действует адекватно, я имею ввиду в плане экономики, внутренней политики. Понятно, что в стране есть и кризис, есть и недовольство властью, есть и причины для этого недовольства. Власть далеко не идеальна. Но та власть, которая есть сейчас — это все-таки не оккупационная власть России, это всё-таки наша власть. Её есть возможность менять, она эволюционирует. И внутри этой власти, внутри государства много людей, которые хотят жить в нашей стране, которые хотят, чтобы их дети жили в нашей стране, которые хотят, чтобы их страна процветала и была бы мирной и спокойной, которые хотят, чтобы страна развивалась и становилась сильнее и лучше.

Есть и другие. Есть и контрэлита, есть и просто откровенные предатели. Есть и элиты, которые просто на стране наживаются — всё это есть. Власть далека от идеала. Но эта власть намного лучше, чем любая альтернатива, которую предлагают либералы. Собственно, альтернатива, которую предлагают либералы, как бы она ни звучала, под какими бы обложками не была, — это всё одна и та же альтернатива — раздел страны и оккупация её частей. Но ни я, ни мои товарищи не хотим жить ни в оккупированной, ни в колонизированной стране. Мы хотим жить в стране, где и у нас, и у наших детей есть будущее, и это будущее достойно. И где слово русский человек звучит, простите за пафос, гордо, а не является поводом для стыда. И мы готовы проливать и свою и чужую кровь, чтобы так было.

Источник: Союз добровольцев Донбасса


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!