Станислав Смагин: Про футболистов и людей

На земле Донбасса продолжают гибнуть от обстрелов простые русские люди, гибнут дети в Горловке, подорвавшись на мине, и страдают от бесконечного горя их родители, но кому до этого есть дело — всеобщее внимание приковано к футболистам Кокорину и Мамаеву. История этих ребят, устроивших за одно утро две безобразных то ли пьяных, то ли похмельных драки, точнее, избиения со всем арсеналом запрещенных приемов, обрастает все новыми подробностями, а также уже стала источником бесчисленных шуток, роликов и демотиваторов. Футболисты практически вытеснили из юмористического интернет-пространства другую задорную парочку – главных героев сентября, Петрова и Боширова; некоторые же остряки совмещают два в одном, точнее, четыре в двух, и приклеивают Петрову и Боширову на кадрах с их знаменитого интервью им. Солсберецкого шпиля головы Кокорина и Мамаева. Хавбек «Краснодара» и нападающий «Зенита» резко потеснили в рейтингах упоминаемости и буквально вчерашнего безоговорочного лидера Хабиба Нурмагомедова, причем две темы корреспондируют друг с другом: мы задаемся вопросом, уместно ли болеть за Хабиба и корректно ли болеть против него, однако ровно так же теперь ребром стоит вопрос, пристойно ли болеть за Кокорина с Мамаевым, пусть они и представители командного, а не индивидуального вида спорта.

Эти персонажи не играли за сборную на летнем чемпионате мира; Кокорин, правда, лишь по причине тяжелой травмы, не головы, эта травма у него по жизни и играть не мешает, а колена, а так бы Александр наверняка попал в состав. Но они несколькими часами своей пафосной, насыщенной деньгами и понтами и при этом совершенно никчемной с точки зрения общественной пользы жизни значительно попортили ту репутацию, которую российскому футболу тяжкими трудами добывали совсем другие люди – Черчесов, Акинфеев, Игнашевич, Дзюба, Головин, Зобнин. При это они невольно поставили вопросы, значительно выходящие за пределы собственно футбола и вообще спорта.

Почему разнузданные омерзительные сопляки, которые и не сопляки вовсе, ибо одному 27, а другому 30, смеют вести себя хуже любого Хабиба? Потому что они вроде как лучшие в своем виде деятельности, ибо остальные еще хуже (на самом деле, как выяснилось летом, нет)?

Почему они, очевидно неспособные приносить хоть какую-нибудь пользу за пределами своего вида деятельности (их даже охранниками в супермаркет вряд ли возьмут – там все-таки желательно кроссворды уметь разгадывать), а теперь, с большей доли вероятности, ставшие в этом виде деятельности нежелательными фигурами, ведут себя так, как будто этого не понимают?

Почему у откровенно социально опасных людей с преступными наклонностями вдруг оказываются бешеные деньги, еще более сносящие им голову? Может, конечно, первичны именно деньги, а их отсутствие сделало бы господ стуломахателей носителями значительно более трезвого взгляда на жизнь и собственное место в ней – но это не отменяет вопрос, просто поворачивает его под несколько иным углом.

И, наконец, главное – кто в этом виноват? А теперь самое главное и болезненное – не мы ли все немного?

Да, российский клубный футбол странная, нелепая и часто весьма уродливая штука. Благосостояние клубов, особенно надутых шальными нефтяными и иными спонсорскими деньгами либо политико-административным ресурсом, а порой и тем, и тем сразу, находится в весьма слабой зависимости от болельщиков и уж тем более от людей, футболом не интересующихся. Российских игроков развратил лимит на легионеров, требующий, чтобы в каждом клубе (не ночном, там они и так околачиваются) было энное количество обладателей паспорта РФ; после лихих девяностых, наглухо разваливших детско-юношеский спорт, и нулевых, ситуацию исправивших мало, обладателей немного и все они в буквальном смысле на вес золота; и вот уже сопляк, только-только начавший появляться в дублирующем составе, щеголяет в Instagram новой дорогой «тачкой» и шмотками моднейших брендов.

Все это не новость, и хорошо, что наше общество обсуждает данную проблему если не постоянно, то хотя бы после очередной выходки разных напыщенных звездюлек – а ведь даже непосредственно у самих К. и М. это не первое шумное появление в медиа-топах, мы помним скандал двухлетней давности, когда после провала на чемпионате Европы они устроили в Монако вечеринку с шампанским на четверть миллиона евро. Но по-настоящему острыми и оздоравливающе болезненными эти вопросы становятся при внесении их в правильный контекст.

Вот новость двухлетней давности, как и кокоринско-мамаевская попойка в Монако. Извините, приведу полностью, чтобы была понятна вся глубина драмы.

В администрации Ухты состоялась встреча мэра города Магомеда Османова, общественников и инициаторов переименования улицы в честь Моторолы. Городская администрация 8 ноября опубликовала пресс-релиз о встрече. По словам ухтинских общественников, многие не знают, кто такой Арсен Павлов и в чем его заслуга перед городом.

7 ноября руководитель администрации Ухты Магомед Османов встретился с председателем новосибирской правозащитной организации «Гражданский патруль» Ростиславом Антоновым. Поводом для встречи послужило поступившее в адрес администрации МОГО «Ухта» письмо, в котором говорится, что активисты общественной организации ведут сбор подписей под обращением с просьбой увековечить память уроженца Ухты Арсена Павлова, погибшего в Донецке. Общественники предлагают переименовать часть улицы Интернациональная от перекрестка с улицей Куратова до дома — 56 или дублер проспекта Космонавтов в «проспект Арсена Павлова».

Чтобы выразить свою позицию по этой теме, на встречу пришли представители многих ухтинских общественных организаций, ведь вопрос неоднозначный и уже вызвал бурное обсуждение среди горожан. Как отметил председатель общественного фонда «Гражданский патруль», среди тех, кого опрашивали активисты фонда, 80% высказываются за переименование улицы, на что Магомед Нурмагомедович возразил, что у него совершенно противоположная информация — большинство ухтинцев против.

Председатель Ухтинской городской общественной организации «Союз ветеранов Афганской войны и событий в Чечне» Александр Шаховцев выразил недоумение, почему в Ухте предлагается назвать улицу в честь человека, которого здесь не знают: «Люди задают вопрос, что он сделал, какие у него подвиги, какие заслуги? Про Моторолу мы не знаем ничего, о чем мы тогда вообще можем говорить? И когда мы обсуждали этот вопрос в нашей организации, было однозначное мнение, что не надо называть в честь него улицу в нашем городе».

Глава МОГО «Ухта» — председатель Совета МОГО «Ухта» Григорий Коненков поставил под сомнение целесообразность увековечения в городе памяти Арсена Павлова: «Надо ли вообще этим заниматься? Нужно называть улицы и открывать памятники в честь тех людей, которые внесли очень большой вклад в жизнь города, заслужили это своим трудом. Мы официально с Украиной не воюем, контингента наших войск там нет, Родина никого не отправляла на войну. Да, он, наверное, неординарный человек, да, возможно он патриот, но он герой там, а не здесь. Почему бы не назвать улицу в честь Георгия Фёдоровича Фиронова, заслуженного человека, или той же Анны Яковлевны Молий, которая в годы войны спасала страну и поставляла бензин фронту?»

Собравшиеся неоднократно отмечали, что многие ухтинцы не знают, кто такой Арсен Павлов и в чем его заслуга перед городом. «Наш президент неоднократно заявлял, что Россия не является стороной конфликта в Украине. И если мы вдруг сейчас решим назвать улицу, надо написать обоснование — в связи с чем? Кто этот человек?» — задается вопросом Ирина Сороченкова, заместитель директора МУ «Музейное объединение».

Руководитель общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов Виктор Лебедев подчеркнул, что о переименовании улицы вообще не может идти речи: «Если уж поднимать этот вопрос, то минимум через полгода и при предоставлении полной объективной информации о заслугах. Вот тогда может быть стоит рассмотреть возможность открытия мемориальной доски на 13 школе, если на это даст согласие руководство школы и поддержат жители города».

Кокорин вряд ли озабочен доброй памятью о себе в родных Валуйках Белгородской области — он даже отказался передать первому тренеру какой-нибудь элемент своей экипировки с автографом, дескать, наставник был строг и давил в нем личность. Но если бы он захотел – была бы ему и прижизненная доска на школе, где учился, и бюст, как говорится, на родине героя. Теперь, наверное, даже если и захочет, не получит ни за какие деньги, тем более денег у него, хочется надеяться, сильно поубавится. Тем не менее, сопоставим возможности Моторолы и тех, кто после его смерти хочет сохранить память о нем – и возможности Кокорина.

Мы радовались в 2014 году нашему национально-общественному пробуждению, тому, сколько пожертвований идет на помощь бойцам Новороссии и гуманитарную помощь жителям Донбасса. Много собрали, это правда. Десятки и даже сотни миллионов рублей. А у младшего брата Кокорина, девятнадцатилетнего щегла, отчисленного из института за хроническую неуспеваемость, прогулы и попытку подделать справку от врача, подаренная старшим братом машина стоимостью минимум десять миллионов.

«Что ты со своим Донбассом, со своей Новороссией опять», — проворчит с дивана иной россиянин. Идите в сад с такими вопросами, но если хотите – вот вам самая что ни на есть сакральная Российская Федерация. Как должна смотреть мать двоих детей из Ивантеевки, осужденная за то, что при наличии пособия по безработице несколько раз помыла полы в пиццерии, на двух миллионеришек, снявших вагон «Сапсана», чтобы, в дороге напившись вдрызг и чуть не разнеся этот вагон, приехать в Москву и там продолжить веселье, попутно нанося живым людям телесные повреждения? А мать девяти детей из Коми (опять малая родина Моторолы), за победу во всероссийском конкурсе «Семья года» получившая от региональных властей термос – она как смотрит на зажравшееся быдло с золотыми, как оно само считает, ногами и пустой, точнее, переполненной всякой дрянью головой?

И, повторюсь, не виноват ли в имеющемся положении дел каждый из нас? Хотя бы даже самым малым — тем, что всецело осуждаем этих негодяев, но осуждаем с шутками и гиканьем, обмениваясь свежими мемами и картинками и позволяя отвлечь себя от трагедии миллионов соотечественников, страдающих в разных концах Большой России от холода, голода и вражеских пуль? Не исключено, кстати, что ради такого отвлечения и отданы на заклание СМИ туповатые футболисты-миллионеры: все обсуждают их и забывают про миллиардеров.

Давайте не просто задавать самим себе и друг другу гневные вопросы о происходящем. Давайте задавать их максимально полно и проговаривать от А до Я. Не боясь ненароком получить правильный и такой болезненный ответ. Лишь тогда мы полностью осознаем всю глубину социально-политической, ментальной и мировоззренческой катастрофы, постигшей наше государство и общество, то есть всех нас. И тогда, возможно, мы хоть что-то сделаем для преодоления этой катастрофы, и когда-нибудь увидим памятники Мотороле, а не памятник Кокорину и Мамаеву в виде золотого стула из «Кофемании» со следами человеческой крови.

Станислав Смагин, главный редактор ИА «Новороссия».


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!