Страна победившего некрофилизма

На прошлой неделе на Украине опять устроили общегосударственные «пляски на костях». Однако такой сомнительной чести удостаиваются только «правильные» кости, а «неправильные» киевский режим пытается подороже продать за рубеж
18 и 20 мая картинку украинских телеканалов дополняли уже привычные за последние четыре года траурные свечи: в пятницу в Украине отмечали «день памяти жертв геноцида крымскотатарского народа», а в воскресенье — «день памяти жертв политических репрессий». Количество траурных дней, когда по телевидению запрещены любые развлекательные программы, на Украине перевалило за десяток. Самым важным из них считается день памяти жертв Голодомора, который по указу Леонида Кучмы вот уже 20 лет отмечается в четвёртую субботу ноября, причём именно посещение мемориала жертв Голодомора, а не могилы Неизвестного Солдата, является условием государственных визитов в Украину иностранных лидеров. Однако пришедшие к власти в Киеве после государственного переворота в феврале 2014-го значительно расширили список некрофильских дат: теперь траур на телевидении необходимо соблюдать и в дни смерти атамана Петлюры и «генерала» Шухевича, чьи подчинённые убили немало людей «неправильных» национальностей и политических взглядов.

Вот уже четвёртый год «государственная некрофилия» возведена в Украине в ранг закона: 20 мая 2015 года вступил в силу закон о статусе борцов за независимость Украины в ХХ веке, имеющий как антироссийскую, так и антипольскую направленность. И если своему польскому коллеге Брониславу Коморовскому Порошенко три года назад хотя бы обещал «в ближайшее время инициировать внесение изменений» в этот документ (естественно, обязательство не выполнено), то из России всё это время продолжали лепить образ врага. Выступая вчера во время мероприятий по чествованию памяти жертв политических репрессий в Быковне, Порошенко заявил: «Моя миссия — сделать так, чтобы Украина безвозвратно вышла из смертельно опасной зоны тяготения к Российской империи».

Конечно, можно иронизировать над очередным порошенковским «окончательным прощанием с Россией», которое в Украине давно сравнивают с «последним китайским предупреждением». Однако каждое подобное его заявление сопровождается очередными арестами «агентов Москвы», что делает «день жертв политических репрессий» перманентым состоянием в Украине. Сейчас, по свидетельству заместителя генерального прокурора Украины Рената Кузьмина, СБУ расследует более 15 тысяч дел по «политическим» статьям, по ним в разных статусах преследуются десятки тысяч людей. Тысячи из них до сих пор пребывают за решёткой. Среди них — журналисты Василий Муравицкий (автор РИА Новости) и Кирилл Вышинский (руководитель информационного агентства РИА Новости Украина), которых считают заложниками, взятыми для обмена арестованных в РФ граждан Украины, обвиняемых в шпионаже.

Однако в заложники нынешние киевские власти взяли не только живых, но и мёртвых. Самый известный пример — мораторий на эксгумации могил польских жертв Волынской резни, устроенной ОУН-УПА в 1943-44 годах. Хотя Порошенко во время выступления 20 мая 2018-го сказал, что «Быковнянский лес — место общей памяти украинского, польского и других народов», президент Украины не спешит выполнять свое обещание об отмене моратория, данное своему польскому коллеге Анджею Дуде в декабре 2017-го. Как заявил польским журналистам во время вчерашней церемонии гуманитарный вице-премьер Украины Павел Розенко, отмена моратория возможна только после проведения исследования кладбища в польском селе Грушовичи, где 26 апреля 2017-го находился памятник воинам УПА. Именно после его демонтажа по решению местных властей начался нынешний этап конфликта между Украиной и Польшей. Польская сторона неоднократно заявляла, что готова к возведению украинских памятников исключительно на могилах, даже если речь будет идти об убийцах поляков. Но что произойдет, если захоронений на месте памятника в Грушовичах не окажется (а работы с участием украинских экспертов намечены на 24-25 мая), прогнозировать сложно.

Ранее вопросы эксгумации и перезахоронения своих жертв на территории Украины Польша решала без особых проблем на уровне местных властей. В частности, в ноябре 2014 года по решению исполкома горсовета Львова была проведена эксгумация, передача представителям польских властей и перезахоронение на польском военном кладбище останков священника Герарда Шмида. За несколько лет до этого подобным образом были перенесены на «Кладбище Орлят» во Львове останки архиепископа армяно-католического обряда Юзефа Теофила Теодоровича. Злые языки говорят, что эти решения материально стимулировались со стороны Польши, и косвенным образом это подтверждает длящаяся уже несколько лет эпопея с переносом в Россию останков советского разведчика Николая Кузнецова. Он похоронен на Холме Славы во Львове, который в ближайшее время пойдёт под снос, несмотря на то, что «закон о декоммунизации» не распространяется на могилы (могила Кузнецова была осквернена в августе 2017-го).

Страна победившего некрофилизма

Вот уже несколько лет подряд единственная оставшаяся в живых родственница Кузнецова, его 83-летняя племянница Маргарита Брюханова из Свердловска, просит перенести останки дяди в Россию. Родственники Кузнецова писали письма даже российскому президенту, но это не помогло вернуть прах разведчика на Родину. Украинская сторона отдавать останки советского разведчика не спешит — то ссылалась на отсутствие подтверждения его родственных связей с инициаторами запросов из России, то еще что-то мешало. Новые обращения от уполномоченного губернатора Свердловской области (Николай Кузнецов родился в этом регионе, в селе Зырянка) и племянницы разведчика поступили еще в прошлом году, к ним приложены копии свидетельств о рождении племянницы партизана и доверенность от её имени, которая будет действительна до конца 2018-го. До этого были обращения в Межведомственную государственную комиссию по делам увековечивания памяти жертв войны и репрессий, которая выдала разрешение на перезахоронение, подписанное вице-премьером Павлом Розенко. Есть у российской стороны и письмо от СБУ об отсутствии предостережений насчет перезахоронения, и справка из центрального архива, подтверждающая, что на Холме Славы во Львове действительно похоронен Николай Кузнецов. И хотя все документы готовы, исполком Львовского горсовета не спешит принимать соответствующее решение.

Подобная ситуация сложилась и в городе Подольске (бывшем Котовске) Одесской области. В 2014-м горсовет принял решение перезахоронить останки Григория Котовского, а его мавзолей демонтировать. Сделать это не успели, ныне объект огорожен шифером, никакие работы здесь не проводятся. Но как только власти Подольска узнали о желании родственников Котовского увезти из Украины останки большевистского командира, мэрия райцентра заявила о выделении из городского бюджета 150 тысяч гривен на ремонт склепа комкора. Заместитель мэра города Анатолий Корчевой заявил, что решение о перезахоронении останков не находится в компетенции органов местного самоуправления — мол, только если МИД Украины и России договорятся, то горсовет подчинится решению украинского правительства и парламента. Это явная ложь, о чём свидетельствует завершённая подготовка документов для приняти решения Львовского горисполкома о перезахорононении Кузнецова. Так что в отношении попыток подороже продать в Россию останки советских героев Украина действительно является единой.

Однако «торговлю костями» нынешние власти Украины ведут не только со «страной-агрессором», как теперь принято в Киеве называть Россию. В ноябре 2017-го замминистра иностранных дел Израиля Ципи Хотовели обратилась к правительству Украины с официальной просьбой о переносе останков раввина Нахмана из Умани в Израиль в связи с многочисленными попытками её осквернения. Брацлавские хасиды (основателем именно этой ветви хасидизма является рабби Нахман) поддержали инициативу властей Израиля. Частью их кампании стали футболки с надписью Let my rabbi go — парафраз известного песенного призыва освободить евреев Let my people go («Отпусти мой народ»). Официальный Киев до сих пор на запрос не ответил, однако источники в правительстве Украины дали понять, что не намерены удовлетворить просьбу израильтян. Украинские власти мотивируют это решение тем, что могила раввина Нахмана является объектом исторического и национального наследия Украины.

К сожалению, вспоминают об этом в Украине только раз в году, когда жители Умани пытаются за несколько дней паломничества хасидов заработать на весь год. В стране победившего некрофилизма уже просто забыли о том, что уважение к могилам в нормальном мире не повод зарабатывать политические рейтинги и тем более деньги, а неотъемлемая часть общечеловеческой культуры.

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!