Хранить покой родной страны

  • Хранить покой родной страны
    svr.gov.ru

В этом году исполняется 100 лет Службе внешней разведки (СВР). Специальный Иностранный отдел в особом отделе ВЧК (и иностранные отделы при особых отделах фронтов и армий) были созданы в самом начале 1920-х по вполне понятным причинам. Уже почти победив в Гражданской войне, Советская Россия оказалась в кольце врагов, поэтому она остро нуждалась в информации об их планах и инструменте для противодействия разведывательной деятельности противника, как внешнего, так и внутреннего. Ибо разведка — это глаза войны, в том числе не прекращающейся и в мирное время войны тайной. И от того, насколько далеко эти глаза способны заглянуть, во многом зависит безопасность страны.

Поначалу основной задачей внешней разведки являлось создание легальных резидентур (как правило, из двух-четырёх человек) под прикрытием советских дипломатических или торговых представительств. Разведчики занимались разработкой белоэмигрантских организаций, внешней контрразведкой, а также дипломатической и экономической разведкой.

Конечно, с позиции нынешних подходов и оценок прошлого можно по-разному оценивать эти операции, но следует помнить, что разведка всегда и во все времена являлась лишь орудием в руках действующей власти. И если бы, например, в России к этому времени сохранялась монархия, то, скорее всего, разведка столь же решительно действовала бы против скрывавшихся за рубежом Ленина, Троцкого и их революционной братии.

Уже на начальном этапе своего существования внешняя контрразведка СССР успешно действовала на территории Германии и Китая, а также работала против Англии, Франции, Австрии, Болгарии, Румынии и Чехословакии. Так, действующему в Харбине разведчику В. М. Пудину удалось добыть шифры японской разведки, агенту С. М. Третьякову — наладить прослушку штаб-квартиры РОВС (Российского общевоинского союза) в Париже. «Обидели» и британцев: через работников лондонской типографии Форин офиса (МИД Великобритании) в течение года наши получали тексты расшифрованных телеграмм из всех дипломатических представительств Великобритании, подготовленных для доклада правительству.

Разведка на войне и сразу после

Вклад внешней разведки в победу в Великой Отечественной войне, право же, невозможно переоценить. Широко известна, например, деятельность работавших на нашу разведку антифашистских групп, прозванных фашистами «Красной капеллой». Передаваемые ими сведения были столь значительны, что впоследствии шеф абвера адмирал Вильгельм Франц Канарис говорил, что «этот «красный оркестр» стоил Германии 200 тысяч солдатских жизней». Как это часто бывает, наградили членов этой агентурной сети гораздо позднее: в 1969 году наградили 32 человек, из которых 29 — посмертно.

Тогда же начала действовать группа завербованных нашей разведкой агентов, известных как «кембриджская пятёрка». Среди них такая легенда СВР, как британец Ким Филби, который вместе с Гаем Бёрджессом, Энтони Блантом, Джоном Кернкроссом и Дональдом Маклином многие годы добывали для СССР ценнейшие сведения, в том числе по «атомному проекту» США. Важно отметить, что работали эти люди «за убеждения» и от предлагавшейся оплаты их бесценных сведений категорически отказывались.

Вспомним и блестяще проведённую под руководством генерал-лейтенанта П. А. Судоплатова операцию «Монастырь» с созданием сотрудничающей с немцами несуществующей антисоветской организации, через которую на протяжении почти двух лет наши продвигали разнообразную дезинформацию и перехватывали посланную для связи агентуру.

Отличились разведчики и при спасении славянских городов, подлежавших, по планам Гитлера, уничтожению при отступлении немецких войск. Так, полякам, сносящим ныне памятники нашим воинам-освободителям, не мешало бы вспомнить, что именно группа Алексея Ботяна (умер в феврале этого года в возрасте 103 лет!) ликвидировала подготовленный немцами для уничтожения Кракова склад взрывчатки, чем спасла от гибели и старинный польский город, и его жителей.

Именно наши разведчики (в частности, Геворк Вартанян и его жена, которых мне однажды довелось видеть) сорвали попытку абвера ликвидировать «большую тройку» — Сталина, Черчилля и Рузвельта — во время Тегеранской конференции 1943 года.

Но главной, пожалуй, победой СВР в 1940–1950-х годах стало получение научно-технической разведкой важнейшей информации по «Манхэттенскому проекту» США, что сократило сроки создания советской атомной бомбы минимум на пять лет. Именно это стало решающим фактором, не позволившим миру свалиться в ещё одну мировую войну, которую с применением атомного оружия уже тогда планировали американцы. Сегодня для многих наших современников, выросших при ядерном паритете, дикой является сама мысль о возможности атомной войны. Но тогда, в конце 1940-х, такая война при монополии США на обладание ядерными зарядами и средствами их доставки американцами планировалась и была более чем возможна. Поэтому важен был каждый отыгранный месяц, не то что год.

Конечно, нельзя отрицать выдающийся вклад в наш «атомный проект» и советских учёных-атомщиков. Но когда в начале 1990-х два руководителя научно-технической разведки СВР встречались с одним из руководителей советского «атомного проекта» академиком Юлием Харитоном, обсуждая вклад в этот успех науки и разведки, то в итоге решили, что заслуги надо делить 50 на 50. Работа по получению необходимой информации была начата в 1941 году, и продолжалась она ещё долгие годы. Рассекретили же операцию и наградили её участников только в начале 1990-х, причём разведчикам Анатолию Яцкову, Леониду Квасникову, американцу Моррису Коэну и его жене звание Героя России присвоили уже посмертно.

Разведчиков не зря называют «героями невидимого фронта». Об их делах узнают спустя многие годы, если вообще узнают. Они не носят своих наград. Зачастую и имена своих героев страна узнаёт спустя десятилетия, а то и тогда, когда этих людей уже нет в живых. Сегодня СВР официально раскрыла биографии около 150 своих сотрудников, совершавших подвиги своего труднейшего служения вдали от Родины. Недавно к столетнему юбилею СВР были рассекречены имена ещё семерых. Это Евгений Ким и Михаил Васенков, Виталий Нуйкин, Владимир Лохов, Юрий Шевченко, Виталий Нетыкса и его жена Тамара. Слава героям!

Паршивые овцы есть везде

Не стоит, однако, думать, что разведка целиком состоит из рыцарей без страха и упрёка. Увы, паршивые овцы находились даже здесь. Вот имена лишь нескольких таких «иуд».

Полковник Олег Гордиевский работал на британскую разведку с 1974-го по 1985 год. Сдал более 30 сотрудников СВР, работавших под дипломатическим и журналистским прикрытием. Заочно приговорён к расстрелу.

Генерал Олег Калугин. С началом перестройки ударился в общественно-политическую деятельность, был народным депутатом СССР и «разоблачителем» КГБ. В 1995 году выехал в США, где и остался, продолжая свои предательские «разоблачения» и участвуя как свидетель в судебных процессах против наших разоблачённых разведчиков. На родине лишён звания и наград, приговорён заочно к 15 годам заключения.

В январе 2001 года американским спецслужбам сдался работавший под дипломатическим прикрытием разведчик Сергей Третьяков, выдав секреты российско-иранского сотрудничества в ядерной области. Остался в США с женой и детьми. В 2003 году, на 54-м году жизни внезапно скончался, не то подавившись куском мяса, не то от внезапного сердечного приступа. Что ж, бывает…

Было ещё несколько предательств, но самым масштабным из них за всю историю службы была измена полковника Александра Потеева, возглавлявшего 4-й («американский») отдел Управления «С» (нелегальная разведка). Безупречная биография, сын военного, Героя СССР, отлично служил в Афганистане. В 1990-е работал в США, где, вероятно, и был завербован. Сдал американцам не менее 80 наших нелегалов, нанёс ущерб стране в миллиарды долларов. В том числе предал Героя СССР Михаила Васенкова (Хуана Хосе Ласаро-Фуэнтеса), нелегально работавшего десятки лет, и его жену. Впоследствии их, как и восьмерых других разведчиков из последней сданной Потеевым группы (среди которых небезызвестная Анна Чапман), обменяли на американцев. Умер предатель в 2016 году.

Что интересно, на момент бегства Потеева его взрослые сын и дочь уже жили и работали в США, хотя подобное в СВР не допускается. Но, вероятно, кто-то из начальства посчитал Потеева «равнее других».

Невольно возникает вопрос: насколько вообще можно доверять не только полковникам СВР, но и вообще любым госслужащим, жёны и дети которых живут и работают за рубежом?!

И в заключение…

В разведке не работают — в ней служат. Служат, прежде всего, своей стране, жертвуя ради этого очень многим в своей жизни, а иногда и самой жизнью. Такое служение требует от человека не только особых способностей, но и гигантской самоотдачи на грани самоотречения. Легендарный разведчик Геворк Вартанян писал: «Кто такой разведчик-нелегал? Это человек, который влезает, как говорится, в шкуру другого человека. Когда ты находишься на нелегальной работе, ты работаешь под чужим именем, ты становишься и англичанином, и американцем, и французом. Ты становишься другим человеком, и ты должен взять всё от них — знать их культуру, их язык в совершенстве».

Пожалуй, жить в таком режиме постоянно — это потяжелее любой войны будет. Тем более что провал одного нелегала, как правило, приводит к провалу его товарищей, а значит, степень ответственности возрастает многократно. Некоторые не выдерживают. Некоторые ломаются и уходят, иногда уходят из жизни. Некоторые предают. Люди бывают разные, даже в разведке. Но остаются и служат дальше только «самые-самые». Им сегодня наше поздравление и низкий поклон.

Автор: Владимир Хомяков

Новости партнеров