Донбасс: «Если мы остановим медийную борьбу, Киев может перейти в наступление»

  • Донбасс: «Если мы остановим медийную борьбу, Киев может перейти в наступление»
    личный архив Светланы Киселёвой

Донбасс всегда считался многонациональным регионом. События 2014 года привлекли к нему внимание как иностранцев, так и россиян, проживающих до сих пор в других странах. Их объединяло одно: желание помочь Донбассу. ИА «Новороссия» решило связаться с такими людьми и узнать, что побудило их приехать сюда, понять их точку зрения.

Светлана Киселёва до начала войны жила во Франции, однако в 2014 году решила, что ценности важнее, чем спокойная жизнь. Приехала посмотреть своими глазами, что происходит в Донбассе. Вот уже пять лет она работает журналистом и фотографом, активно передавая информацию о войне, в том числе и иностранным читателям.

ИА «Новороссия»: Светлана, поделитесь своими впечатлениями от событий 2014 года.

Светлана Киселёва: Когда начались события на майдане, стало понятно, что ситуация начинает выходить из-под контроля. Знаковым моментом для меня стало присоединение Крыма, поскольку моя семья русская и Крым для меня всегда был русским. В 1990-х начался процесс украинизации, постепенно вытеснялся русский язык, после чего я уже не находила себя на территории Украины и решила уехать во Францию. Поэтому лозунг «Крым наш!» и действия в Донбассе послужили импульсом для большего интереса к этим событиям. Мой брат регулярно присылал мне информацию о происходящем, и я понимала, что мои мысли в период 1990-х про медленное скатывание к гражданской войне воплощаются в реальность, но на тот момент в это очень трудно было поверить.

На становление Донецкой Народной Республики я смотрела с надеждой. Тогда хотелось, чтобы этот процесс прошёл по крымскому сценарию, хотя в это время я ещё жила во Франции и не планировала уезжать. Также очень хочется отметить события 2 мая в Одессе, что послужило ответом на вопрос, что значит европейская свобода слова, о которой было много разговоров. Говорили, что европейская пресса свободна, на неё ничто не может повлиять, но этой шокирующей трагедии не было уделено ни минуты эфирного времени на французских каналах, информация была представлена нам только по бегущей строке. Также французская пресса не упоминала о самом процессе появления ДНР: о референдуме, ходе боевых действий, об АТО. На сегодняшний момент всё-таки проскальзывают какие-то новости о Донбассе, большинство из них «направлено» в сторону Украины. Объективности и информации о реальных событиях на этой территории нет.

ИА «Новороссия»: Что вас сподвигло на приезд в ДНР? Почему вы приняли решение остаться?

С. К.: Когда я поняла, что в Донбассе началась АТО, стало собираться ополчение, мне захотелось помочь. Начались поиски средств для оказания какой-либо помощи. Параллельно с этим появлялись люди, которые тоже были против «молчания» со стороны СМИ и публиковали эти мысли в социальных сетях. Вместе мы проводили акции, посвящённые Донбассу, жертвам в Одессе, «майдану» и т. д., а также создали целую общественную организацию по сбору помощи для Донецкого региона. Мы собирали средства и переправляли их сюда.

В апреле 2015 года я решила приехать в Донецк и взглянуть на то, в какой обстановке живут люди. После увиденного я стала задумываться о полном переезде, поскольку происходящее здесь затягивало всё больше и больше. В тот момент я приняла решение оставить свою работу в маркетинге, потому что более актуальной для меня была тема самого существования человека и его жизни. Произошла переоценка ценностей, и спокойствие вместе с материальным достатком ушли на второй план.

личный архив Светланы Киселёвой
ИА «Новороссия»: Говорят, что время меняет людей. Как, по вашему мнению, война поменяла людей Донбасса?

С. К.: Думаю, война заставила народ сделать выбор. Те, для кого были важнее ценности своей Родины: чтить память своих предков, говорить на родном языке, остались здесь. Эти люди старались перенести все ужасы войны, преграды и боль с достоинством. В свою очередь, те, для кого весомее оказалось материальное благо, сделали противоположный выбор и покинули эту территорию. Говоря о ценностях, я часто замечаю, что у дончан наступила некая усталость от войны, особенно сейчас, когда боевые действия остановились в одной «бездейственной» точке. Также если сравнить народное ополчение 2014–2015 гг., в тот момент люди шли воевать за свободу, идею и свою семью. Сейчас же преобладает количество военнослужащих на контрактной основе. В этом плане я солидарна с мыслью Александра Ходаковского о мобилизации наших военных. Это, полагаю, повысит статус солдата и напомнит молодёжи о её долге перед этой землёй. Хочу добавить, что контраст между людьми, проживающими в центре Донецка и вблизи линии разграничения, очень велик. Дончане стараются делать вид, что войны всё-таки нет.

ИА «Новороссия»: Можно назвать посёлок Никишино Донбассом в одном кадре? Возрождается ли он?

С. К.: Меня зацепила эта трагедия тем, что Никишино было одним из ключевых населённых пунктов Дебальцевского «котла». Если сейчас говорить о Дебальцево, которое является крупным железнодорожным узлом, то оно проходит стадию перерождения, чего нельзя сказать о Никишино. Восстановление само по себе происходит очень медленно. Минские соглашения убрали горячую фазу конфликта, но мы не можем говорить о полном мире и прекращении огня. Также не хватает средств на более скорое возрождение разрушенных населённых пунктов. Для инвесторов, которые не боятся определённых санкций и могли бы обеспечивать финансирование реконструкции зданий, это тоже несёт большой риск. Поэтому, пока мы не добьёмся полного прекращения войны, говорить о таких темах практически не представляется возможным.

ИА «Новороссия»: Что, на ваш взгляд, не так в политике Франции по отношению к России?

С. К.: Думаю, самым лучшим решением был бы выход взаимоотношений России и Франции на тот уровень, который был при СССР. В то время Франция испытывала благодарность Советскому Союзу за помощь и поддержку, которые им были оказаны в событиях Второй мировой войны. Некоторые французы по сей день чувствуют ностальгию к этому периоду, поскольку тогда Франция была достаточно мощным субъектом на мировой арене. В настоящее время Франция полностью зависима от действий и политики США и больше не обладает той самостоятельностью, которую имела. Поэтому если Соединённые Штаты накладывают санкции на Российскую Федерацию, то во Франции с каждой сменой власти можно наблюдать ухудшение экономического положения, уровня жизни и субъективности в международных отношениях. Хотелось бы более тесных взаимоотношений, поскольку у нас с Францией весьма близкие культурные связи. К примеру, многие выросли на французской музыке и литературе из XIX века. Известно очень много французов, которые увлечены событиями в РФ, внутри- и внешнеполитической стратегией, соответственно, и её лидером Владимиром Путиным, культурным прогрессом и т. д. В этом плане, полагаю, и России стоит усилить свой курс на западную аудиторию, информировать её о каких-то положительных вещах, пояснять свои действия во внешней политике, улучшать свой имидж.

личный архив Светланы Киселёвой
ИА «Новороссия»: Нуждается ли ДНР в иностранной медийной поддержке?

С. К.: Меня тревожит тот факт, что на данный момент в Донецкой Народной Республике нет СМИ, которое освещало бы всё происходящее для иностранной аудитории. Если мы стремимся к интеграции в Россию не как самостоятельная административная единица, а видим себя слабым районом Ростовской области, то это действительно не имеет особого значения. Но если мы имеем свою законодательную базу, государственную атрибутику и Министерство иностранных дел, то, думаю, нам нужно вести работу среди иностранцев, чтобы они знали о событиях, которые здесь происходят. Если мы не начнём говорить и если о нас не начнут говорить, будет всё больше создаваться впечатление, что на этой территории всё закончилось, а Донбасс вернулся в состав Украины. Я продолжаю поддерживать некое информирование французов, которые старались поддерживать нас с самого начала. Безусловно, это всё происходит на добровольных началах. Люди ищут информацию, им интересно знать о жизни на этой территории. Таких людей может быть больше, и они могли бы повлиять на политику своего государства. Франция сейчас заняла позицию безоговорочной поддержки Украины, хотя является гарантом Минских соглашений и должна сдерживать Украину от нарушения этих соглашений. Если мы остановим медийную борьбу, а люди перестанут получать информацию о нашем народе, вполне вероятно, что Киев может перейти в наступление. И это сойдёт ему с рук, а мы вновь будем признаны в составе Украины.

Подготовил Давид Худжец

Новости партнеров