Фото: Pixabay

Иногда признаки войны настолько обыденны, что начинаешь относиться к ней, как к смерти — её боятся, не хотят, но понимают, что она неизбежна… (из разговора с жительницей Донецка).

Несколько дней назад меня разбудил ранний звонок по «Скайпу». Звонил горловский приятель Алексей, активист Русской весны.

«Утро доброе, — послышалось из динамика. — Не знаю, как у вас там, на передовой, а у нас начинается… Только без паники. Понаехало. Полигоны грохочут, аж стены осыпаются. Продавцы говорят, что уже есть проблемы с поставками. Появились проблемы со связью. Комендантский час усилен доппатрулями. Закрыт ряд дорог между городами и посёлками. Все администрации инструктируются на предмет боевых действий. Готовят убежища. Начались собрания квартальных, домуправов и прочих общих структур».

«В общем, скоро «дискотека», — спрогнозировал горловчанин.

Услышанное неприятно отразилось в подкорке мозга, наполнив её тревожным ожиданием. Неужели всё так серьёзно и нашей полувоенной жизни здесь приходит конец? К слову, жизни, ставшей достаточно привычной, периодически возвращающей в ужас 2014–2015 годов нечастыми сообщениями с регулярно обстреливаемых окраин Донецка. Где-то опять обстреляли, кого-то убили осколки снаряда ВСУ, кого-то ранило…

Этот окраинный ужас, скопившийся как бы в другой вселенной, центр города никак не тревожит.

Вчера специально прошлась по излюбленному месту променада дончан, бульвару Пушкина. К слову, самому длинному в Европе. Довоенное время в течение последних нескольких лет здесь будто застыло.

Бульвар поразил многолюдностью. Весенний тёплый вечер вывел на улицу молодёжь, чинно прогуливались парочки. Кое-где с маленькими, одетыми в смешные «зипуны» собачками: в Донецке новая мода на эти живые дорогие «игрушки». Кафе, сверкающие цветными причудливыми витринами, были заполнены. Из полуоткрытых окон доносился приятный запах жареной снеди. Центр Донецка жил своей жизнью некогда богатой и славной столицы шахтёрского края. Впрочем, сейчас это небольшой оазис забвения, изолированный от обстрелянного «перемирия» и людских страданий.

Однако суровая реальность военного города вносит свои коррективы медленно, но верно. И это уже отражается в забитых мешками с песком окнах цокольных этажей донецкой мэрии.

Па-да-ба-да-м-м-м-м!

Утром в крупнейшем супермаркете «Республиканский» обнаружились неприятно поразившие пустые полки, где ранее стояли длинные ряды пластиковой тары с растительным маслом. Оказалось, их срочно опять возвратили на склад после некоего тайного распоряжения. Об этом сообщила знакомая, многозначительно добавив, что, видно, готовятся таким образом к перебоям с продуктами.

«Понятно, что это не связано с переоценкой, просто создают продуктовую «подушку» на час Х», — предположила женщина.

К слову, на следующий день полки оказались заполнены вновь, и того пугающего, почти молниеносного исчезновения продуктов, как в 2014 году, пока не обнаружилось.

Тем не менее некоторые бывалые, те, кто прошёл горнило 2014 года и поднакопил за последние семь лет небольшой опыт выживания, автоматически начали приобретать продукты в количествах немного больших, чем обычно.

«А как же, запасаюсь, — пояснила мне одна дончанка в супермаркете «Молоко». — Я через такое прошла в 2014 году, никому не пожелаю. Полгода на сухарях да гнилой картошке просидели, без всякой помощи. Может, и раздавали кому гуманитарку, а до нас не доходило. Один раз записалась на гуманитарку, просидела шесть часов в очереди, а потом с месяц прождали, никто не получил. Теперь на себя только рассчитываем». «И потом, смотрите, как цены ползут», — добавила женщина.

Цены действительно стали ползти вверх, причём довольно быстро, поднявшись почти в два раза на отдельные продукты. То же растительное масло подскочило в два с половиной раза от прежней цены, фасоль, ещё пять дней назад реализуемая по цене 150 рублей, сегодня уже стоит 170–200.

«Я хожу в магазин почти каждый день, смотрю за ценами, — рассказала одна пожилая жительница центрального района Донецка. — Никогда за мою жизнь цены так быстро не скакали. Понятно, что подняли зарплаты, но всё же надо как-то контролировать цены. А теперь представьте себе, что будет делаться, когда всё начнётся». Что начнётся, она не пояснила, но по многозначительной паузе и так было понятно, что речь идёт о неизбежной войне, которую ждут в городе.

Об информационных понтах, о вывезенных архивах и мешках с песком

Наибольший всплеск активности, конечно же, произошёл в соцсетях. После нескольких месяцев затишья возобновилась активная переписка дончан в группе «Обстановка в Донецке от очевидцев», которая образовалась осенью 2014 года с целью обмена информацией об обстрелах. С февраля люди опять начали сообщать о том, что слышат и что при этом думают.

Некоторые граждане просто отжигали, описывая на все лады подготовительную активность в городе, сопровождаемую слухами.

«В мединституте вывозят архивы. Это достоверный факт», — написала одна пользовательница Сети.

«То изо всех углов вопят, что все госучреждения составляют списки на эвакуацию. То заключённых массово вывозят из тюрем. То в окна видны нескончаемые вереницы транспорта, уходящего в сторону границы с РФ. То мешками заложили всё по уши, все госучреждения.

То какая-то ахинея про толпищи наёмников по ту сторону. То чьи-то дома там занимают (проверяешь — понты!)

Такое впечатление, что наводят шорох, чтобы у наших бедных людей был нервный срыв. И даже те, кто хотел наступления, плакали бы и молились в финале, чтобы пронесло. Вот тогда-то и перемирие подоспеет, восьмое, пасхальное», — откровенно высказалась о ситуации со слухами жительница столицы ДНР.

Обывательские догадки и предположения в соцсетях перемешиваются с наблюдениями маститых блогеров и военкоров.

Вот сообщение военкора Дмитрия Стешина в «Русском тарантасе»:

«Окна донецкой администрации обкладывают мешками с песком! Ждут, что могут войти в город. И ещё кое-какие мероприятия проводятся, но о них я здесь писать не буду и говорить тоже».

Канал WarGonzo сообщил, что в ДНР действительно прямо сейчас проходит масса учений. И не только военных.

«С учётом того, что Киев может напасть на Донецк или устроить диверсию в любой момент, различного рода сценарии отрабатываются всеми службами, отвечающими за безопасность. Это и МВД, и МЧС, и военная полиция, и другие ведомства. Охрана административных зданий на самом деле усилена. Тревожиться стоит, если было бы наоборот», — пишет WarGonzo.

На канале, кстати, показали видео, как в Донбассе готовят вторую линию обороны, сообщив, что известный донбасский командир Александр Ходаковский в эксклюзивном интервью рассказал о подготовке ДНР к атаке Киева, продемонстрировал участки второй линии обороны и показал тренировочные полёты донбасского БПЛА, предназначенного для аэроразведки.

Из соцсетей тревожная информация выплёскивается в рутинный быт жителей ДНР, вызывая тяжёлые воспоминания и ассоциации, связанные с самым началом донбасской войны.

«Пугает то, что ты пережил ад 2014–2015 года и, оказывается, всё снова может повториться. И после всего пережитого ты можешь снова умереть ещё и в 2021-м», — заявила жительница Горловки, добавив, что мэр города и руководители районов вышли сегодня на работу в военной форме. «Случайность? Не думаю», — отметила горловчанка.

Из Луганска бывший ополченец Виктор С. сообщил, что республика полнится слухами о «польской армии» якобы у границ и технике НМ ЛНР, перекрашенной в украинский «пиксель».

«Народ, понятное дело, реагирует на эту информацию по-своему. Например, в Лутугино бум продаж недвижимости. Многие хотят быстро продать дома и квартиры и выехать за пределы города. Причём продают со всей мебелью, техникой, участки — с посаженными огородами. В двух городах, Первомайске и Стаханове, вывозят архивы. Такая ситуация наталкивает на мысль: большая война всё-таки возможна», — заключил луганчанин.

Дончанку Викторию К., педагога по специальности, более всего приводят в уныние пресловутые мешки, предназначенные оберегать стёкла в госучреждениях во время обстрелов.

«Ты посмотри, сколько их. Мешки на облГАИ, министерстве угля, Куйбышевском РОВД. Заботятся о себе в первую очередь. Ведь никто не видел, чтобы мешками укрепляли окна садов, школ, интернатов, где живут дети-инвалиды… А ведь прилететь в любое из этих учреждений может, и в любой момент, ещё до того, как чиновники прекратят работу», — говорит местная жительница.

Опасения жителей оправданны, поскольку, как сказала знакомая журналистка, с февраля нам говорят о готовящемся полномасштабном наступлении со стороны Украины, называя разные даты. Вначале это было 15 марта, затем конец апреля, теперь ждут войны в мае. На фасадах жилых домов обновили указатели убежищ, в общественном транспорте дончанам напоминают о мерах безопасности во время обстрелов. Слухи подтверждаются тревожными сводками и звуками артиллерийских орудий, молчавших с конца лета прошлого года.

С надеждой на Россию

На самом деле, реальная тишина в Донбассе длилась всего несколько недель, затем война продолжилась, только перешла в вялотекущую фазу. Например, умолкли пушки, но не прекращался снайперский огонь.

В последнее время всё обострилось. Что ни день, то новая жертва. Только вчера сообщили об убийстве ВСУ мирного жителя Донецка. Ранее стало известно о гибели маленького мальчика, убитого сброшенным с украинского БПЛА снарядом.

«Конечно, будет война, — уверенно заявила реализатор на рынке. — Я видео на YouTube видела, показывали, как Украина гонит эшелоны с танками и пушками в сторону Донбасса, и сюжет назывался «К большой войне».

«Опять же можно провести параллель с событиями в Нагорном Карабахе», — добавила реализатор (в Донецке многие стали своего рода «народными» политологами).

— Или в Сербии, — подсказываю я.

— Нет, не думаю, что нас ждёт хорватский вариант. Россия не допустит.

Надежда на Россию определённая и отчётливая у всех респондентов, с которыми я встречалась за последнее время.

«Я делаю себе российский паспорт. Знаете, это же защита. По идее мы иностранные граждане для Украины. У нас другое гражданство, ну не будут же они в нас стрелять», — сказала жительница Донецка возле миграционного центра.

Люди, получившие российское гражданство, действительно чувствуют себя сейчас более уверенно. Во всяком случае, по сравнению с 2014 годом. Нет страха в глазах, просто спокойное и холодное понимание реальности.

«Мы же не можем вечно жить в подвешенном состоянии, да ещё и в усечённом виде. Ведь более семи лет так живём, и это всем уже надоело. Если будет война, я думаю, это поможет разрешить те задачи, которые были поставлены в 2014 году и оказались отложенными на эти долгие семь лет», — заявил один военный, воевавший в 2014–2015 годах в ополчении.

Он также рассказал, что уверен в морально-психологическом духе бойцов НМ ДНР, отметив, что не сомневается и в российской помощи: «Мы-то справимся, и потом за нами же Россия. Это, знаете, обязывает. По сути, мы форпост Русского мира. А этот мир — такая махина, ничем его не прошибить. Вспомните хотя бы историю. Россия всегда побеждала. Знаете, как её раньше называли? Предел Богородицы. И по этой же самой причине все усилия врагов по уничтожению нашего народа и страны всегда оборачивались против них самих. И всем, кто направлял на нас нашествия объединённой Европы под командованием разных там Гитлера, Наполеона и т. п., пора бы это себе уяснить». «А мы являемся частью этого Предела», — с гордостью заявил бывший ополченец.

Автор: Наталья Залевская


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: