13 сентября в Донецке открылся второй Международный фестиваль фантастики «Звезды над Донбассом». В нем принимают участие порядка 100 писателей-фантастов из разных уголков Российской Федерации, в том числе авторы из ДНР.

В течение трех дней на разных культурных площадках Донецка будут проходить лекции, тематические игры, обучающие семинары, автограф-сессии и мастер-классы. Вчера Мария Семенова, одна из популярнейших российских авторов в жанре фантастики, в рамках фестиваля провела встречу с читателями.

Писательница дала корреспондентам ИА «Новороссия» интервью, в котором выразила своё мнение по поводу Донбасса и своего творчества.

ИАН: Мария Васильевна, по-вашему, Донбасс в состоянии ещё создать миф для всего русского мира, например, как его возрождения, или может быть это уже происходит? И какой это может быть миф?

Мария Семенова: Я думаю, что в какой-то мере, это уже произошло, потому что при слове Донбасс ассоциации уже не с шахтерами, не с футбольной командой, не с жарким пыльным августом, а на ум сразу приходят боевые события и героическое противостояние. А происходящее, это даже не миф, а скорее эмоциональный фон, на котором растут легенды. Героическая история о том, как люди встают за свой язык, за право быть собой, а не тем, кем им прикажут считаться, за личную и национальную идентичность. Я считаю, что Донбасс действительно Прометей всего Русского мира. Но думаю, что больше последователь, так как первой целью напасти была Сербия. И сегодня Донбасс стоит на оплоте славянского мира.

ИАН: В чем отличие русской фантастики от Западной?

М.С.: Здесь одинаково глупо пытаться «косить» под Западную фантастику и всемирно выуживаться, чтобы только чем-то не быть похожим. Я не теоретик фантастики, но из лучших своих образцов я могу сказать, что всё-таки наша фантастика глубже, по крайней мере, для русскоязычного читателя. У нас с Западом разный комплекс проблем, национальная психология, вообще мировоззрение очень разное. То, на чем может построить книгу импортный фантаст, на том не построить фантасту русскому, и наоборот. Перед людьми стоят и стояли совершенно разные проблемы. В России вряд ли родился бы какой-то именитый импортный фантаст, а у них вряд ли Ефремов, Стругацкий, Беляев и так далее.

ИАН: Ваша фантастика, это что-то реальное, но давно забытое или же она указывает на будущее?

М.С.: На самом деле, так оно и есть. Когда от нас с Анной Гуровой потребовали какой-то лозунг для поездки к вам, Анна придумала хорошую фразу — «создавая миры, меняем реальность». Роман Злотников говорит: «Я участвовал в конструировании нынешней России своими предыдущими книгами», и я с этим полностью соглашусь, так как люди наверху, это тоже читают, в том числе и фантастику, написанную с какими-то прогностическими намерениями, иногда делают из этого вывод. Для фантастов их произведения, обращение к другому миру аналогично происходящему в шаманской культуре. Когда шаман видел проблему, он обращался к высшему миру и миру, что под нами, чтобы найти решение. Собственно этим и занимаются фантасты.

ИАН: Какой глобальный посыл вашей фантастики?

М.С.: Мой посыл заключается в том, что нужно расти на своих корнях. Но, некоторые люди прививаются к другим корням — это судьба, биография, иногда их выбор. На тех корнях, на которых я себя ощущаю, нас неоднократно пытались срезать. Мы пробьемся и обязательно их восстановим. Сквозь все пертурбации и ужасы прошедших веков до них всё-таки можно добраться.

ИАН: Расскажите о ваших героях и личностной связи с ними, кто рождается раньше — ваши герои в слове или же внутри вас?

М.С.: Вначале рождается духовный посыл произведения. Что касается других авторов, когда они обращаются ко мне за помощью, в первую очередь, мне важно узнать про что их произведение, про какое чувство или идею, что он хотел сообщить вечности своим романом. В какое состояние я хочу ввергнуть читателя? — Я работаю исходя из этого. Если взять в пример одно из моих произведений из цикла «Братья» — роман о братском единстве, о верности. Уже после этой идеи возникают герои, приключения, и все обстоятельства романа ведут «к» и «от» одной идеи. На них накладываются и умения героев, которые для более достоверной трансляции через слово я испытываю на себе.

Вопросы задавали: Анна Хотеева & Давид Худжец


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!