Первый председатель Центральной избирательной комиссии ЛНР Александр Малыхин рассказал ИА «Новороссия» о проведении референдума 11 мая 2014 года о независимости Республики, условиях  голосования, настроениях того времени и своем сегодняшнем отношении к событиям 2014 года.

ИА «Новороссия»: Здравствуйте, Александр, расскажите, как вы в 2014 году стали председателем ЦИК ЛНР?

Александр Малыхин: Приветствую. Хотелось бы в самом начале нашего интервью сказать о том, что референдум о самоопределении Луганской Народной Республики был действительно актом волеизъявления народа Луганщины, без искреннего желания и стремления которого не удалось бы ни провести Референдум, ни оградить себя от тех бесчинств, которые были устроены заговорщиками в Киеве, ни отстоять его результаты , ни выстроить органы власти и приобрести все признаки государственности, ни сохранить честь и память о наших культурных и семейных ценностях, память о великой Победе нашего народа в ВОВ, наши православные традиции, наш родной язык.

Тогда события развивались стремительно. Решение о проведении референдума было принято 5 мая. Когда в Луганске прошел «народный координационный совет громад Луганской области», результатом которого стало решение о проведении народного Референдума. Вечером того же дня губернатором Луганской области В.Д. Болотовым  был издан приказ №6-05/05 от 05.05.05.2014  о проведении референдума и назначении меня председателем ЦИК.

ИА «Новороссия»: Как проходила подготовка к референдуму в условиях не только давления со стороны Киева, а и стягивания украинских войск в Донбасс?

А.М.: Приказ о проведения референдума был издан фактически за неделю до даты его проведения. Это очень сжатые сроки и, если честно, то когда меня с ним ознакомили, первое, о чем я подумал – возможно ли это? Далее началась очень быстрая и очень напряженная работа. Была создана ЦИК (сразу оговорюсь, что члены окружной комиссии Луганской области отказались принимать участие в подготовке референдума, и комиссия была создана из народных представителей городов и районов нашей будущей республики).  Началась подготовка всех нормативно-правовых документов, параллельно начали формироваться территориальные комиссии  в городах и районных центрах тогда еще Луганской области. За счет того, что ЦИК представляла практически все города и районы области, нам удалось охватить всю область и в кротчайшие сроки создать территориальные и участковые комиссии.

Я уже говорил ранее и готов повторить снова, что это был действительно народный референдум, и только благодаря искреннему желанию людей он стал возможным  даже в тех районах, в которые  уже на момент проведения референдума стягивалась армия Украины.

ИА «Новороссия»: Проведение референдума поддержал президиум Луганского областного совета. На сколько местные власти помогли в проведении референдума и в чем заключалась эта помощь?

А.М.: Луганский областной совет действительно поддержал проведение референдума. Данный орган, как и другие представительские органы власти, пытался действовать в рамках закона, который не предусматривал ограничения прав людей на самоопределение.

Для проведения референдума нам были предоставлены места проведения голосования, необходимое оборудование и оргтехника.  Не было препятствий и со стороны владельцев муниципальных учреждений.

По результатам референдума было проведено заседание президиума областного совета Луганской области от 12.05.2014 и сделаны соответствующие заявления о поддержке волеизъявления народа, было обращение к представителям киевской хунты с требованием услышать волю и требования народа Луганщины.

ИА «Новороссия»: В то время среди луганчан активно гуляла версия, что референдум о независимости ЛНР – это всего лишь первый этап и чуть ли не через неделю будет второй референдум о вхождении ЛНР в состав России? Откуда взялась эта версия, и были ли под ней какие-то основания?

А.М.: Вы знаете, это было время, когда народ брал инициативу в свои руки. В то время было большое количество самоорганизованных групп, представляющих города, районы, какие-то общественные организации, позже из них был создан тот самый народный Координационный совет. Вполне вероятно, что на каких-то совещаниях как один из вариантов возможного развития  событий рассматривались и такие идеи, и, естественно, они расходились в массы.

Я могу сказать лишь одно:  в то время в тех условиях мы старались действовать максимально в рамках законного поля, все-таки мы ставили перед собой задачу кардинально отличаться и методами и способами действий от киевской хунты, была надежда на то, что мы будем услышаны в мире.

ИА «Новороссия»: За четыре дня до референдума президент РФ Владимир Путин обратился к ДНР и ЛНР с призывом перенести голосование «ради диалога с Киевом». Тем не менее, референдумы были проведены в назначенные сроки. Почему?

А.М.: Из формулировки приказа о проведении референдума четко следует, что решение о его проведении было принято на основании решения народного Координационного совета громад Луганской области. Другими словами, это была воля народа Луганщины, основанная на четком желании показать и захватчикам в Киеве и всему мировому сообществу, что на Украине есть люди, не согласные с результатами госпереворота, с теми методами и нравственными позициями, на которых эти заговорщики пришли к власти. У нас было желание показать всему мировому сообществу, что есть люди, которые мирно, законным способом через плебисцит могут и готовы выражать и отстаивать свою точку зрения.

К моменту проведения референдума произошло уже довольно много трагических событий на Украине, на Юго-восток стягивалась военная техника, фактически уничтожались все те, кто выражал активное несогласие с государственным переворотом.

Напомню, что еще 2 марта в Луганске был созвано внеочередное собрание депутатов Луганского областного совета, на котором была зачитана резолюция митинга, в которой не было ничего общего с сепаратизмом. Народ Луганщины делегировал права и властные полномочия всем депутатам областных, городских и районных  советов, как единственным законным представителям власти на местах после совершения госпереворота, просил о защите прав и свобод населения Луганщины и представления их интересов на период становления законной власти. Но, к сожалению, народ не был услышан, давление со стороны спецслужб продолжалось,       «народный губернатор» Луганщины Александр Харитонов был арестован, и началось тотальное  преследование других участников мирных акций и политических деятелей Луганщины.

Потом была трагедия Одессы 2 мая – показательная казнь десятков людей, демонстрация силы, беспринципности и бесчеловечности представителей хунты, началась карательная операция под названием «АТО».

Мы пришли к такой ситуации, когда народ остался предоставлен самому себе и брошен на произвол. В таких условиях шансов быть услышанным и выжить становилось все меньше.  Поэтому решение о проведении референдума было фактически решением о методах и способах выживания в тех условиях, это была борьба за жизнь в прямом смысле этого слова.

ИА «Новороссия»: Что было самым сложным в подготовке и организации голосования? С какими главными проблемами столкнулась комиссия?

А.М.: На мой взгляд, это максимально сжатые сроки. Я не помню на своей памяти организацию любого избирательного процесса в такой короткий срок. Лично для меня это было очень эмоционально напряженное время, я просто не мог подвести ни людей, ровным счетом так же, как и не оправдать оказанного мне доверия. Задача была поставлена, цена вопроса – жизни людей…

ИА «Новороссия»: Явка на референдуме была не просто большая, а просто беспрецедентная на тот момент. Вы ожидали такую активность от жителей Республики?

А.М.: Явка – это то, о чем лично я переживал больше всего. Моя задача была организовать сам процесс голосования, а вот явка и результаты референдума – это был маркер настроения в обществе.  Как здравомыслящий человек я понимал, что мои убеждения и убеждения наших единомышленников могут быть услышаны и приняты только лишь в том случае, если они будут поддержаны большинством, в противном случае это будет показатель того, что мы сделали или делаем что-то не так, со всеми вытекающими в законном порядке последствиями.

Но мы успешно прошли это испытание, Референдум полностью оправдал свое название НАРОДНЫЙ. Я не помню, что бы когда-то до или после этого люди с таким вдохновением и с такой радостью шли на избирательные участки. Референдум был буквально у всех на устах и даже в оккупированных украинскими военными районах Луганской области, люди смогли либо провести голосование, либо выехать в соседние населенные пункты, чтобы  отдать свой голос.

ИА «Новороссия»: Есть такое мнение, что проведение референдума стало спусковым механизмом войны. Согласны ли вы с ней?

А.М.: Спусковой механизм к началу войны был запущен гораздо раньше, мне кажется, еще во времена президента Ющенко, когда начали вытаскивать из схронов скелеты Бандеры и его последователей. Все остальное – это лишь цепочка хорошо спланированных действий, направленных на уничтожение всего русского и православного. К сожалению, сегодняшняя Украина и украинцы решили пожертвовать собой и своей страной ради исполнения чужих интересов.

А проведение референдума, на мой взгляд, позволило избежать еще большей войны, еще большего геноцида по отношению жителям нашего края. Теперь у нас есть право защищать себя, свои семьи и свой народ!

ИА «Новороссия»: Сегодня, спустя шесть лет после тех событий, как можно оценить последствия референдума и провозглашения ЛНР, если вернуть время назад, согласились бы возглавить ЦИК ЛНР?

А.М.: Вы знаете, я очень сложный человек, правдолюб с повышенным чувством социальной справедливости и завышенными требованиями к государству. Все что я делал тогда и все цели, которые я преследовал, были продиктованы моими искренними убеждениями, поэтому мой ответ — конечно же, да, я бы поступил так снова!

ИА «Новороссия»: Как вы оцениваете последствия референдума спустя 6 лет?

А.М.: Мы достигли самого главного – пусть мы и не признаны, но мы субъектны, с нами вынуждена считаться Украина, мы являемся стороной в минском процессе, о нас как о стороне говорит весь здравомыслящий мир. У нас выстроены государственные органы и создана вертикаль власти. Работают все органы и институты, которые призваны обеспечивать нормальную жизнь гражданина, защищать его права и свободы.

Жители Донбасса получают российское гражданство, и я верю в дальнейшую более глубокую интеграцию с Россией. Безусловно, еще много работы и трудностей впереди, но и жизнь не стоит на месте. Как говорили наши деды, будем жить!

Беседовал Тихон Гончаров.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!