Вера Водынски: Наша «хата» — не с краю

На прошлой неделе фильм о событиях в Донбассе «Ополченочка» получил прокатное удостоверение — фильм получил шанс прорваться на российские домашние и киноэкраны. Фильмы о событиях в бывшем регионе Украины начинают активно рассказывать о переживаниях жителей Донбасса, о реальности происходящего. ИА «Новороссия» попросило российского режиссера и сценариста Веру Водынски с профессиональной точки зрения оценить перспективы патриотических фильмов, в частности картин о Донбассе на широком экране в России.

«Я считаю, что необходимо пробиваться в прокат, нужно пробовать. Есть надежда, что именно качество кинопродукции будет определять прокатную судьбу фильма. Наверное, на широкий прокат рассчитывать не приходится, так уж сложилось, что это стало прерогативой преимущественно развлекательного кинематографа, но Донбасс — это все-таки острополитическая, актуальная повестка дня. И у фильмов о современном Донбассе может быть и прокат, и зрительское внимание, хотя повторюсь, что во многом это определяется качеством фильма», — сказала Водынски.

По мнению режиссера, на сегодняшний день совершенно точно можно сказать, что тон в вопросах зрительского внимания задает западная киноиндустрия.

«В основной своей массе — это развлекательный контент, направленный на подростков, который, в свою очередь, формирует вкус у зрителя. Сегодня активный зритель кинотеатров — это человек, который уже вырос на западном кино, у него уже сформирован вкус этими фильмами, в первую очередь. Перебить спрос со стороны такого зрителя самобытным предложением – довольно трудно. С другой стороны, у нас есть кино на патриотическую тему, которое делает гигантские сборы — а значит, еще не все потеряно.

Есть и третья сторона — институт российской кинокритики. Я не проводила исследования на этот счет, однако, по моим ощущениям, он процентов на 90 либерально-оппозиционный. Причем оппозиционный не российской власти, а российской государственности, вообще идее «русского мира». «Среднерусский», скажем так, кинокритик предпочитает, по моим наблюдениям, о важных и серьезных темах отзываться иронически-пренебрежительно, либо подвергать эти темы (фильмы) не всегда заслуженной и оправданной критике, либо не отзываться вовсе, то есть замалчивать. Думаю, кинокритика не будет на вашей стороне, она не будет на стороне фильмов о Донбассе (если, конечно, это не «Донбасс» Лозницы), не простит авторам огрехов, не поддержит начинания. Не сможет поддержать диалог, который вы начинаете. Я буду счастлива, если мои предположения будут опровергнуты временем и кинокритиками», — сказала режиссер.

В беседе с Водынски также был затронут вопрос о самом российском зрителе, о том, насколько велик шанс у фильмов о Донбассе найти отклик в сердце российского зрителя.

«Я человек прагматичный, поэтому предполагаю, что просто слова «Донбасс» недостаточно для того, чтобы зритель пошел на этот фильм. По моему убеждению, массовый зритель отчасти немного ленив, отчасти избалован, отчасти аполитичен. Для него кино — это не та территория, где он готов «включать голову» и рассуждать на острополитические темы. Опять же, возвращаемся к тому, что это происходит «благодаря» западной развлекательной киноиндустрии — она создала восприятие кинотеатра, как места для интеллектуального отдыха, скажем так (отмечу здесь же, что западное кино – очень разное, и сейчас я говорю о массовом продукте). В связи с этим каждый раз, когда зритель выбирает между развлекательным фильмом и интеллектуальным — он делает какое-то страшное усилие над собой, особенно молодой зритель. Это мое личное ощущение, которое подтверждается в том числе кассовыми сборами.

Когда ты хочешь поговорить со зрителем на серьезную тему, ты должен это сделать таким образом, чтобы он все-таки почувствовал себя достаточно развлеченным. То есть ты можешь говорить о достаточно серьезных вещах, но это необходимо делать в обертке, обещающей зрителю в той или иной степени аттракцион. Это можно сделать, например, за счет выбора актеров на главные роли, графики, драматургии, другими способами. Девиз «любое кино прекрасно кроме скучного» на самом деле сыграл злую шутку с кино, и оно превратилось в оружие массового развлечения.

Поэтому, возвращаясь к вопросу фильмов о Донбассе, повторюсь, что слова «Донбасс» недостаточно, чтобы зритель массово пошел в кино. Но если найти способ его зацепить, то он скорее всего охотно откликнется, потому что, насколько я могу судить, например, по своему окружению, люди неравнодушны к тому, что происходит на Донбассе, их хата не с краю», — подытожила Водынски.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!