Лидер Русской молодежной организации (РМО), журналист, телеведущий Андрей Афанасьев рассказал ИА «Новороссия» о становлении своих консервативных взглядов, проблемах, волнующих русскую молодежь, будущем Донбасса и условиях воссоединения русского народа.

ИА «Новороссия»: Вы сегодня один из самых узнаваемых молодых журналистов и чуть ли не единственный из нового поколения телеведущих, кто открыто себя позиционирует православным консерватором. Как вы пришли к этому, что побудило в свое время сменить респектабельный RT на тогда еще никому не известный «Царьград»?

Андрей Афанасьев: Процесс воцерковления – это отдельная история. Это такой личный духовный поиск. Он всегда идет параллельно с другими процессами, которые происходят в жизни. Так получилось, что в определенный момент, когда я окончательно во всем убедился, у меня все устаканилось в голове и какой-то промежуток времени я прожил в церковной ограде, мне мой хороший знакомый предложил такой проект. До «Царьграда» крупного консервативного медиапроекта у нас в стране не было. А тут появилась возможность транслировать повестку русского консервативного большинства. И я подумал, что тот опыт, который я получил, работая на RT и учась в МГИМО, может быть полезен. Я пришел практически с самого начала – был пятым сотрудником на канале «Царьград». Это был огромный путь, важный этап в моей жизни, который очень сильно меня изменил.

ИА «Новороссия»: Ваша открытая позиция в защиту церкви, национальных ценностей зачастую вызывает неприятие и даже противодействие среди молодежи, попавшей под каток либерального воспитания. Часто ли удается ли в дискуссиях с молодыми оппонентами найти общие точки соприкосновения и на сколько важен, по-вашему, диалог с патриотами левого толка?

А.А.: Я считаю, что общаться нужно со всеми и каждым, кто готов выслушать, кто готов поделиться своим мнением. Зачастую мы забываем увидеть в нашем политическом оппоненте, разделяющем те лили иные ценности, человека. Я сам грешу этим. Время от времени забываю, что человек, исповедующий систему ценностей, которая мне неприятна, в неверности которой я уверен, не перестает быть человеком. Время от времени я сам себе об этом напоминаю. Поэтому общаться нужно со всеми.

Что касается диалога с левыми. Политически быть левым – это одно, а экономически быть левым – это другое. Я считаю, что какие-то постулаты, в том числе и левые, в экономике вполне себе применимы и действуют. Я не являюсь сторонником «невидимой руки рынка» и того, что рынок порешает все проблемы. Если говорить о политике, то конечно я выступаю за сильное государство, ориентируемое на народ, созданное народом и в интересах народа действующее.

В разговорах кто-то принимает позицию, кто-то не принимает. Я считаю, что навязывать агрессивно никому ничего не надо. Тем более, что у меня у самого были разные этапы в жизни. Например, на первом курсе МГИМО я выступал против строительства православного храма при университете. Сейчас как-то странно об этом вспоминать. На данным этапе жизни я не понимаю, что у меня тогда было в голове, чем я руководствовался, но я помню, что даже на каких-то формах, тогда еще не было соцсетей, я писал, что обязательно нужно помнить о том, что Россия — это светское государство, что ни в коем случае нельзя строить храм в МГИМО. Хотя какая в этом проблема, если православная община есть и хочет построить храм? Поэтому у каждого свой есть какой-то свой внутренний путь…

Я считаю, что самое важное – это доносить свою позицию, говорить о ней, потому что нашего дискурса консервативного, его не так много было. Был очень сильный либеральный дискурс оппозиционный, был сильный левый дискурс, такой коммунистический советский, федеральная тема – это особый пункт. А именно дискурса, опирающегося на русскую идентичность, на наши традиции, на нашу историю, его практически не было до недавнего времени. Он существовал только в каких-то небольших группах или полумаргинальных интернет-изданиях. Сегодня он стал легальной частью нашего политического информационного пространства.

Важно, чтобы больше людей узнавали, что выбор может быть не только между либералами и условными сторонниками советской модели, что есть, кто считает, что Россия – это государство с тысячелетней историей, и нынешняя Россия является преемницей не только Советского Союза или его усеченной версии – РСФСР, а является наследницей великой тысячелетней России со всеми ее противоречивыми этапами в истории, взлетами и падениями. Я так чувствую.

Я считаю, что никакой из этапов, из периодов нашей истории не надо выкидывать, не от чего не нужно отрекаться, надо анализировать, смотреть, что было хорошего, что плохого, давать оценку всему, что происходило и в Древней Руси, и в царский московский период, в имперский период, советский, нынешний. Извлекать пользу и идти дальше.

Задача не в том, чтобы кого-то уничтожить, перебить, перевешать, а в том, чтобы Россия была и нам всем в России жилось хорошо. Когда в таком ключе говоришь, то огромное количество противоречий, негатива, сходит на нет. Поэтому не могу сказать, что лично моя повестка, повестка, которую мы транслируем встречает какое-то серьезное негативную реакцию. Есть интернет-тролли, но это работа у людей такая, это совсем другое. В реальной жизни не часто с этим сталкиваешься. Чаще сталкиваешься с пониманием, поддержкой. Люди говорят: «Действительно все так, по такому пути всем нужно вместе идти».

ИА «Новороссия»: Недавно вы возглавили Русскую молодежную организацию, которая является структурным подразделением Всемирного русского народного собора (ВРНС). Расскажите подробнее об этой организации, ее целях и задачах.

А.А.: Как я уже говорил, русский консервативный дискурс у нас в стране развит чуть меньше, чем остальные, присутствующие в информационном и общественно-политическом пространстве. Не было организации, которая бы объединяла людей, исповедующих уже обозначенные мной ценности – преданности традициям, культуре, истории, укорененности в понимании того, что Россия – это тысячелетняя великое государство, что у России есть миссия, у народа есть миссия, что порядок в нашей стране может быть только если государствообразующим народом будет признан русский народ.

Русский народ должен вернуться как политический субъект в историю. Это не значит, что какие-то другие народы будут ущемлены в своих правах – ни в коем случае. Но просто для того, чтобы все нормально существовало, в доме должен быть хозяин. Очевидно, что в доме под названием Россия хозяином должен быть тот народ, который эту страну собирал, который эту страну объединял, который дал другим народам и возможность общения между собой, потому что язык межнационального общения – русский. Кстати, этой позиции придерживается огромное количество моих знакомых представителей других национальностей нашей страны. Все говорят, что русским пора брать ответственность за то, что происходит в России.

Поэтому должна была появиться какая-то молодежная общественная организация, которая выступает с этих позиций, но при этом не радикализируется, не призывает к свержению власти, к революции, к насилию, не унижает никого, не оскорбляет. А просто тихо и спокойно вежливо говорит: «Здравствуйте, мы русская молодежь». Мы – молодежь самого большого, главного, государоствообразующего народа нашей страны считаем, что если мы хотим все вместе сохранить нашу страну, то мы должны созидать русский народ, защищать его, не ущемляя права других. Все очень просто.

ИА «Новороссия»: Как можно вступить в РМО? Могут ли стать участниками жители не только России, а и республик Донбасса, Украины и других территорий, где живет русская молодежь?

А.А.: Конечно! Все желающие, считающими себя русскими, все любящие, уважающие нашу культуру, все осознающие необходимость укрепления русской идентичности, наших ценностей, защиты нашей веры, могут вступить в нашу организацию. Достаточно найти нас в социальных сетях и подать в соответствующей теме заявку в виде комментария. А дальше уже наши администраторы свяжутся и расскажут о шагах по вступлению в организацию.

Очевидно, что наша молодежь сейчас полностью в социальных сетях, поэтому мы, будучи молодежью, тоже находимся там и с помощью социальных сетей координируем нашу работу.

ИА «Новороссия»: На первой встрече координаторов РМО обсуждалась ситуация вокруг резонансных убийств Никиты Белянкина и Сергея Чуева, ситуация с конфликтом с цыганами… Какие были приняты решения, и как вы видите выход из этой порочной ситуации в миграционной политике? Оправданы ли призывы не трогать национальность преступников?

А.А.: Действительно мы большое внимание уделили ситуации вокруг убийств Никиты Белянкина, Сергея Чуева. Находимся на связи с родственниками, оказываем поддержку. Кроме того, оказывается поддержка по линии Правозащитного центра ВРНС. Наша функция в координации, в поиске контактов, в распространении информации о деятельности правозащитного центра. Собственно, сделать все, чтобы люди, попавшие в сложную ситуацию и почувствовавшие, что их права как-то ущемлены, что возможно их ущемляют по национальному признаку, могли получить соответствующую помощь, в том числе юридическую.

Если говорить о национальной составляющей, то это действительно очень опасная тема, очень легко конфликты разжигаются именно по такому признаку. Погасить их очень сложно. Я не считаю, что нужно в таких ситуациях замалчивать и говорить о том, что есть просто «группа граждан», какая-то «толпа», потому что люди то все знают, все видят и понимают. И когда СМИ или какие-то официальные органы власти так поступают, они подрывают к себе доверие. Если произошло такое, что группа людей какой-то национальности избила, убила как-то навредила представителю другой национальности, об этом не нужно молчать, особенно учитывая, что национальный фактор в преступном мире в последние годы все сильнее набирает вес.

Этнические преступные группировки, я общался со специалистами по данному вопросу, гораздо более устойчивы, чем ОПГ, чем просто банды, в них сложнее проникнуть сотрудникам правоохранительных органов, потому что там могут оказаться только свои люди определенной национальности, определенного происхождения. Это первый момент. Второй момент – они все кровно родственно повязаны, это гораздо более сильная тесная связь, более сильная организация изнутри, они скреплены друг с другом иными вещами, чем просто группа преступников, решивших заниматься какой-то противозаконной деятельностью.

Поэтому замалчивать этот вопрос, говорить о том, что этнической преступности в стране нет, я считаю неправильным, а в чем-то даже вредным и опасным, потому что народ прекрасно видит, что этническая преступность есть, и бороться с такого рода вещами нужно учитывая специфику.

Но это не значит, что нужно каким-то образом разжигать ненависть, вражду к каким-то группам по национальному или религиозному принципу, это ни в коем случае нельзя допускать. Говоря о том, что есть этническая преступность, мы также должны говорить о том, что это не значит, что весь народ является преступником. Это безусловно недопустимо и просто противоречит здравому смыслу.

ИА «Новороссия»: Канал «Царьград» и лично вы большое внимание уделяете борьбе республик Донбасса. Как вы сейчас видите будущее ЛНР и ДНР и каким образом можно изменить ситуацию на Украине, где тоже живут русские люди. Является ли там ситуация обратимой?

А.А.: Я действительно очень много внимания уделяю этой проблеме, сам ездил еще в 2014 году в Донбасс, был на направлении Новоазовск-Мариуполь осенью, работал там как журналист…

Конфликт в Новороссии – это конфликт глобальный, конфликт геополитический. Поэтому если говорить о его предпосылках, развитии и окончании, то нужно говорить в контексте международных отношений – отношений с США, с транснациональными финансовыми структурами, там огромное количество интересов. Поэтому говорить о том, чем закончится нынешняя ситуация политически я не могу, потому что есть множество сценариев, они много раз обсуждались.

Но есть конкретные практические вещи по защите интересов наших людей там находящихся. На мой взгляд, самым важным решением для людей, для жителей должна стать раздача паспортов. Все жители ЛНР и ДНР должны быстро, без каких-бы то ни было проблем, получить российские паспорта. Русский паспорт должен быть у каждого. И шире я бы в целом эту практику распространил бы и на Белоруссию, и на Украину, да и на Молдавию. Это очень важно, потому что там живут наши люди, близкие.

На данный момент с точки зрения российского государства человек, сражавшийся за ИГИЛ* родом из Киргизии, вернувшийся сейчас в свою страну, и защитник Русского мира в Донбассе являются одинаковыми в юридическом плане. В чем-то даже выходцу из среднеазиатской республики, сражавшемуся за ИГИЛ*, проще получить российский паспорт, чем участнику ополчения в ДНР и ЛНР. Я считаю, что это несправедливо и так быть не должно. Мы все вместе должны подумать каким образом изменить российское законодательство, чтобы людям, ассоциирующим себя с русской традицией, русской культурой, русской историей было не просто легко, а просто автоматически они бы получали паспорта. Тем более тем, которые находятся на Украине. Мы знаем, что там огромное количество людей по-прежнему, несмотря на работу государственных СМИ, несмотря на деятельность различных общественных организаций, ассоциирует себя с Россией, но при этом не чувствует абсолютно никакой поддержки со стороны нашего государства. Я считаю, что с этим пора покончить. Пора самим себе признаться, что русские являются государствообразующим народом России и собирание русских воедино – не только земель, но и людей – должно быть одной из главной задач руководства нашей страны.

ИА «Новороссия»: Недавно наш президент Владимир Путин в очередной раз сказал, что считает русских, украинцев и белорусов единым народом, но сейчас, по его словам, нет предпосылок говорить об объединении России, Украины и Белоруссии в единое государство. Не приведет ли раздача русских паспортов на той же Украине к массовому отъезду людей и потере южнорусских земель на долгий период в геополитическом плане? Что можно сделать, чтобы эти предпосылки объединения разделенной Руси появились?

А.А.: Я думаю, что необязательно человек, получивший российский паспорт, сразу же уедет из Одессы, Харькова или Николаева. Но он будет знать, что у него такая возможность есть, что если что-то не дай Бог произойдет, то он не останется наедине с СБУ. Не так просто уехать с места, из города, где ты вырос, где тебя родили и вырастили родители, где лежат твои предки. Поэтому я не думаю, что это будет иметь какой-то повальный характер. Если все уедут, то Украина просто опустеет – останется 3-4 миллиона сторонников галицийского проекта. Что они будут делать с такой огромной территорией?

В первую очередь нужно заботиться о людях и прежде всего о своих, потому что есть такая знаменитая фраза: «Русские на войне своих не бросают». Война идет, возможно для кого-то она незрима, но она идет против нас, и мы не должны бросать своих.

Если говорить об интеграции Украины, России и Белоруссии, то конечно для этого должны серьезные процессы произойти внутри украинского общества. И внутри белорусского, и внутри нашего общества. Мы должны осознать себя единым народом. Захотеть вернуться в историю. Пока я не могу сказать, что население наших трех стран в едином порыве чувствует такую обязанность, долг перед историей, перед нашими предками, перед Господом Богом – вернуться в историю как великий народ. Пока мы размышляем, мы думаем – нужно ли это или не нужно, может быть лучше просто интегрироваться в глобальный либеральный проект, стать какими-нибудь небольшими государствами под контролем международного финансового капитала. Нет пока единого мнения по этому поводу. Где-то доминирует в общественном пространстве такой либерально-глобалистский подход, в частности, на Украине, где-то нет.  Россия, Белоруссия, слава Богу, пока по-другому мыслят, в том числе и на государственном уровне.

Для того, чтобы ставить цель объединения и восстановления единого государства, нужно каждому жителю России, Украины и Белоруссии проводить колоссальную интеллектуальную работу – изучать историю, изучать политику, анализировать, смотреть, думать о том, куда и как нам идти. И чем больше у нас будет образованных думающих людей с правильной позицией, тем быстрее это произойдет. Я вижу путь преображения наших стран, преображения нашего народа через внутреннее нравственное и интеллектуальное усилие каждого из нас.

Беседовал Тихон Гончаров.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!