Протоиерей Андрей Ткачёв — священнослужитель Русской православной церкви, митрофорный протоиерей, клирик храма святителя Василия Великого, Патриаршего подворья в селе Зайцево Одинцовского района Московской области, известный проповедник и миссионер, телеведущий. Отец Андрей родом с Украины, поэтому не понаслышке знает особенности церковного и политического противостояния, которое привело к войне в Донбассе, о чем и рассказал корреспонденту ИА «Новороссия».

ИА «Новоросия»: Отец Андрей, еще каких-то 10 лет назад на Украине масштабно отметили 1020-летие Крещения Руси, через год патриарх Кирилл совершил прекрасный тур по городам Украины. Казалось, что появились предпосылки для полноценного восстановления церковного и гражданского единства двух частей разделенного русского народа. Вместо этого мы получили закрепление раскола и новые гонения на православных. Почему? Какие ошибки были допущены?

О. Андрей: Я думаю, что эти тенденции к улучшению, к нормализации ситуации, они, может быть, послужили неким знаком, ускорителем для людей, не желающих единства и видящих другую Украину, рисующих себе другую стратегическую картинку.

По части ошибок следует отметить вот что. Может быть я ошибаюсь, но если не ошибаюсь – это печально. Наши враги, мне кажется, работают более системно и планомерно. У них очень большая часть борьбы проходит невидимо для глаза. А уже потом переходит в открытую фазу. Мы более склонны работать от события к событию, так сказать «от ивента к ивенту». Масштабное что-то такое сделаем и наступает стадия успокоения. Вот это является системной ошибкой нашей работы вообще. Ориентировка на какую-то масштабную акцию видную и громкую и малая активность в скрытом тихом виде в повседневности. При этом наши успешные акции подобные празднованиям всенародным, они лишь только обозляют врагов и мотивируют их на ускорение своих сценариев.

ИА «Новороссия»: Как Вы считаете, насколько ситуация на Украине приняла необратимый характер или наоборот еще не поздно нанести мировоззренческий контрудар?

О.Андрей: Я не думаю, что ситуация приняла необратимых характер. Украинская ментальность, они не линейная, от нее не знаешь, что ждать в любом случае. Поэтому глубинную реакцию украинской души на происходящее мы еще не знаем. То есть ясно, что речь идет не о вхождении в Европейский Союз и не о каких-то декларируемых внешнеполитических вещах, это все фантики. Речь идет о глубинных процессах внутреннего сознания.

Еще ничего не решено, но это не значит, что нужно суетиться и искать какие-то контрходы. Скорее, нужно отпустить ситуацию, не переставая молиться. В области социальной, политической, мне кажется, сейчас отняты возможности что-то конструктивно делать. Сейчас нужно выживать, беречь народ, сохранять все то живое, что осталось. Молитвенную церковную жизнь народ должен сохранять и работать в области ума и души.

Писать надо, говорить надо, думать надо, общаться надо, молиться надо и нужно находиться в некоем ожидании, потому что та нечисть, которая выползла из ада и оккупировала видимый мир, уйдет не от наших усилий. Если уйдет. Она уйдет от внутреннего системного кризиса. Они действительно начнут пожирать друг друга, эти борцы за «жовто-блакитное» будущее. Поэтому нужно беречь людей, беречь душу, беречь сознание. Надо, чтобы сохранились люди, а у людей сохранилась здоровая душа. Это, по-моему, главное.

Не вижу сейчас для украинцев, сохранивших нормальную голову и сердце, каких-то возможностей сопротивления режиму, кроме такого «кухонного диссидентства». И церковной молитвы. Нужно церковь беречь, душу беречь, и не вылезать из окопа лишний раз.

ИА «Новороссия»: Недавно мы праздновали Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской. Гонения на церковь в ХХ веке начались 100 лет назад. Сейчас история повторяется, правда пока только в одной части нашей Руси. Может быть, Господь таким образом показывает, что мы не сделали никаких выводов после трагедии богоборчества и братоубийства прошлого века?

О.Андрей: Мы не сделали не только правильных выводов, мы даже неправильных не сделали. Люди, которые посвящены в эту тему, исчисляются очень малыми цифрами. Большинство нашего народа ничего не знает о новомучениках. И ничего не знает об их значении в нашей истории. И это, конечно, грубый провал в нашей работе, потому что мы живем в долг. Наши долги оплатили они (новомученики – прим.ред.) и продолжается жизнь благодаря их пролитой крови и их терпению. По сравнению с масштабным подвигом веры этих людей адекватность оценки их подвига очень маленькая. Мы не сделали выводов должных, к сожалению, и продолжаем не знать о них ничего, если говорить масштабами огромного нашего церковного или просто русскоязычного крещенного сообщества.

В каждом городе есть кто-то застреленный, зарезанный, повешенный, замученный за имя Иисуса Христа. А мы делаем вид, что все в порядке, что потребительская корзина – это главная ценность на земле. Конечно, это преступно. Поэтому конечно 100 лет спустя гонения возобновились и надо полагать, что они никогда не исчезнут совсем, они просто будут менять свой характер. Так что надо говорить о новомучениках, надо подвиг их делать близким, актуальным для современного жителя и России, и Украины.

ИА «Новороссия»: Сейчас постепенно увеличивается число перебежчиков из канонической УПЦ в так называемую «ПЦУ». Причем переходят священники, имевшие руководящие посты в Киевской митрополии (например, Георгий Коваленко). Что движет раскольниками? Только лишь материальная и административная заинтересованность? Были ли эти люди целенаправлено внедрены в руководящие структуры церкви?

О.Андрей: О таком долгосрочном внедрении я не думаю. Это такая рабочая версия, но несколько фантастическая. Но Георгий Коваленко, он давно был «с нами, но не наш».  Это было понятно задолго до его официального перехода в «ПЦУ». Другое дело, что есть люди, которые тоже как бы не наши, но они остаются с нами сегодня вопреки всему происходящему, это осторожно радует и удивляет. Но был всегда определенный круг людей, которые «другие». И было понятно, что на какой-то переправе они возьмут и останутся на том берегу. Так что здесь нечему удивляться, это закономерно. Любая подобная встряска обнажает внутренние слабости, но надо сказать, что по некоторым людям нет никакого недоумения, это слишком очевидно.

Но и процент перешедших, к счастью, к славе Божией, невелик. Они планировали лавинообразный переход, а ничего такого не получилось. Все очень скромно, в пределах статистической погрешности. Здесь мы тоже видим парадоксальность украинской исторической ситуации и непредсказуемого поведения украинцев.

Верующий украинец — он упертый, он будет стоять на своем, тем более если знает, что он прав. Не так легко сломить человека, если он знает, что он прав.

ИА «Новороссия»: Насколько вообще проект новой украинской церкви жизнеспособен?

О.Андрей: Сейчас уже видно, что менее жизнеспособен, чем изначально планировалось. Все оказалось гораздо сложнее. Варфоломей поколебал несогласие всего православного мира, и православный мир будет вынужден высказаться по этому вопросу, как уже высказались польская церковь, Кипрская, Сербская. Православные иерархи, народ и духовенство будут высказываться по этому вопросу, потому что претензии Константинополя на уникальность не ограничиваются только украинской церковью.

Само же детище Филарета тоже ведет себя не так, как хочет Константинополь. И неизвестно, как отреагирует народ на то, когда в храмах «ПЦУ» вдруг греки запоют по-своему, начнут служить по-гречески, потому что их Константинополю передали. Там еще будет очень много проблем. Очевидно Варфоломей съел такое блюдо, которое ему трудно переварить.

Грехом начавшееся дело должно грехом закончиться. Когда-то обновленческий раскол, которому покровительствовала краснозвездная власть, был чрезвычайно силен и успешен. Он распространился от края до края, по всей канонической территории Русской церкви. И был признан Константинопольским патриархатом. И ничего не предвещало смерть этого проекта, а потом он исчез так, как будто его и не было.

Сценарии самые разные у Господа Бога могут быть предусмотрены.  И я верю, что начавшееся грехом подкупа, интриги и покровительством этому грязными руками государственной власти, это наскоро состряпанное блюдо, еще проявит себя. Там униаты еще скажут свое слово. Ведь конечная точка этих процессов — сближение с униатами и создание такого «тяни-толкая», который униаты называют «церковью украинской традиции». То есть этнос будет играть большую роль, чем Евангелие. И вот этот «тяни-толкай» должен со временем появиться, оформиться.

Со временем униаты должны будут послужить в Софии Киевской впервые за многие столетия. Сначала они будут выступать со всяким ободрением и поддержкой «ПЦУ», потом будут тянуть друг друга на совместные молебны в разные актовые дни «незалежности», дни УПА, дни злуки… Эти новые большевистские праздники они будут отмечать совместными молитвами. Рано или поздно власти к этому подвинут, да они и сами будут этого хотеть.

Потом возникнет вопрос о введении латиницы. Они будут менять календарь и алфавит. Все безбожные революционеры брались за основополагающие жизнеобразующие системы — календарь и алфавит. Рано или поздно Украина родит этих уродцев – проекты двух реформ, календарной и алфавитной. И там будет все работать на униатов. Так или иначе, уродства в этом процессе будет все больше и больше. И для человека будет все более и более очевидно, что дело это замешано на грехе и ничего хорошего верующим людям не несет.

ИА «Новороссия»: С началом открытых гонений на УПЦ многие на Украине могут по-другому посмотреть на борьбу народа Донбасса. Ведь сейчас, по большому счету, только в трех регионах канонической территории УПЦ священники и миряне могут не бояться гонений – это Крым, ДНР и ЛНР. Имел ли конфликт в Донбассе духовные предпосылки?

О.Андрей: Без сомнения, конфликт в Донбассе – это конфликт, выходящий за пределы самоопределения этого региона. Этот конфликт касается вопроса целостности Украины, ее унитарности, о которой говорится, но которой по факту не существует. Это вопрос отношения к другому. То есть жители Донбасса всегда были иными для жителей Галичины. Эти две полярности и сформировали силовое поле разрыва на Украине. Униаты-галичане насытили собою, своей идеологией Украину перед майданом под завязку. Начиная с времен Кучмы на телевидении, в журналистике, в экспертном сообществе там царствовал униат и галичанин. Конечно, Донбасс – это противоположность. Ментальная, географическая, вероисповедальная и языковая. Это полная противоположность царствующему на нынешней Украине галицаю.

Галицай – униат, Донбасс – православный. Галицай – ярко выраженный украинофил, украиномыслящий и украиноговорящий человек, правда, на своем специфическом диалекте, который не все понимают даже в центральной Украине. А Донбасс – русскоязычный. Галиция принадлежала Австро-Венгрии когда-то, Донбасс — изначально Российская Империя, до ленинских времен. Так что это такая ярчайшая противоположность по всем позициям. Когда дали волю процессам, это противоречие не могло не сдетонировать.

Так что, конечно, здесь духовные вопросы заложены: вопросы языка, вопросы отношения к истории, вопросы культурной самоидентификации, вопросы отношения к прошлому, к будущему, вопросы веры. Здесь заложен весь комплекс вещей, который формирует облик человека и этноса. Это далеко выходит за рамки политического дискурса.

ИА «Новороссия»: То есть можно сказать, что в Донбассе столкнулись две цивилизационные модели – русская православная и западная?

О.Андрей: Абсолютно верно! Две цивилизационные модели. Донбасс не весь православен, к сожалению, но он постсоветский, с позитивным отношением к советскому прошлому, к той его части, которая достойна позитивной оценки. А западная модель – это яркая русофобия, без учета хорошего и плохого, просто черная русофобия. Некритичное негативное отношение к советскому прошлому, без учета всего хорошего, что в нем было. Это просто ненависть в чистом виде ко всему русскому и советскому. В том числе к православию. Поэтому да, там столкновение очень фундаментальное, столкновение на уровне архетипов, моделей цивилизационных. Это столкновение может перекинуться на всю страну, только в несколько более сглаженном виде. Потому что тоже противоречия существуют. Скажем, между Херсонской, Николаевской, Одесской областями и Полтавской, Сумской, Житомирской. Там будет просто градус меньше, но в принципе это будет то же противостояние. На Украине есть еще много и других противостояний, которые мало учитываются. Это Закарпатье, Буковина… Много чего есть, что не вписывается в идею унитарной Украины.

ИА «Новороссия»: Если не считать содействие в обмене заложниками и поставок гуманитарной помощи, то реальная миротворческая миссия РПЦ в Донбассе практически незаметна. При том, что потенциал для нее огромен, ведь по обе стороны линии соприкосновения православные люди, прихожане одной церкви. Как раскрыть этот потенциал и откуда должна идти инициатива?

О.Андрей: Если церкви не мешать и не видеть в священнике агента той или иной стороны, то церковь литургической жизнью, богослужением и проповедями могла вносить миротворчество, и она вносит на самом деле. И может вносить, наверное, больше, даст Бог. Мира, Свышнего мира, который с Небес идет в эти измученные души людей, которые так долго живут неестественной жизнью из-за войны.

Инициатива, наверное, должна исходить из самой церкви, причем снизу. От приходского священника, от наместника монастыря, от правящего архиерея. Я думаю, что людям, живущим в экстраординарных условиях, не нужны специальные приказы по каждому случаю. Они должны исходить из ситуации, которую они видят сами на местах. Нужно идти — иду, нужно просить о помощи – прошу, нужно собирать средства на какую-то конкретную цель – прошу и собираю. То есть если каждый раз обращаться за благословениями, то дела будут делаться слишком медленно. Экстремальная ситуация требует экстремального поведения. Так что церковь должна сама силами своего низового и среднего актива вместе исполнять свою евангельскую миссию. Что она и делает. Но, конечно, всегда мы хотим, чтобы она делала больше. Так уж случилось. Что всегда хочется, чтобы церковь делала больше. В этом желании есть много справедливого, потому что потенциал церкви всегда больше того, что она делает.

ИА «Новороссия»: Госпереворот в Киеве, война с собственным народом, теперь война с церковью. Это звенья одной цепи? Может ли это быть предвестником более масштабных военных конфликтов и испытаний как для церкви, так и для государства Российского?

О. Андрей. Конечно может! Все, что происходит на Украине — это полностью относится к России и это может быть либо полигон, либо первичная наработка опыта для наших врагов. Но все это что касается целого. Потому что все те же силы действуют.

Этого не хочется, но от закрывания глаз проблема не исчезает. Наши люди больны одним и тем же: бесцельность бытия, безверный быт, рабское преклонение перед Западом, незнание глубин жизненных процессов, разрыв между поколениями, совершенное незнание молодежи старшими людьми, совершенное нежелание молодежи знать жизнь старших. Проблемы одни и те же. Поэтому то, что происходит на Украине и в Донбассе для России – это экспериментальная площадка, на которой нужно изучать все происходящее, чтобы беда не перекинулась на более обширные пространства.

ИА «Новороссия»: Многие в России до сих пор, даже в церковной среде, относятся к событиям на Украине и в Донбассе довольно холодно, считая, что напрямую России и Русской церкви они не касаются, проявляя тем самым принцип «моя хата с краю». Чем чревата подобная позиция?

О.Андрей: Когда-то Амвросий Оптинский говорил, что люди настолько черствые бывают и глупые, что если в каком-то селе начнут вешать людей, дом за домом, то, когда на одном конце села уже будут вещать, на другом грешить не перестанут, а станут говорить: «До нас еще не скоро дойдет».

Очевидно мысли о том, что, дескать, ну ладно, где-то беженцы там, подумаешь, где-то стреляют, где-то фашисты говорят «зигхайль», где-то факельные шествия, где-то олигархи решили президента выгнать, где-то милицию перестреляли из дробовиков, это все «где-то». Это не о большом уме говорит. Потому что происходит это не «где-то», это происходит внутри одного канонического пространства нашей церкви. Это происходит внутри одного и того же народного и церковного тела одновременно. Россия, конечно, огромна. И много ли мы знаем о проблемах людей, живущих на Дальнем Востоке? Ничего не знаем, они далеко. Поэтому огромность России в некоторой степени извиняет подобный взгляд. Но извинение должно рассеваться как туман после внимательного знакомства с темой.

Здесь, в Донбассе, столкнулись цивилизации. Внутри украинского народа вырос какой-то монстр, подпитанный, подкормленный напрямую Западом, и этот монстр пытается съесть все остальное. Это касается России напрямую.

Россия в 90-х переживала примерно то же. И в России есть те же все задатки. Футбольные фанаты, они и в России, и на Украине примерно одинаковы, и западные кураторы те же самые, и интересы олигархата везде бесчеловечны и антинародны. Поэтому все составляющие могут сойтись в любом месте. Надо понимать это.

ИА «Новороссия»: В своих проповедях и на встречах с людьми Вы неоднократно говорили, что у русского православия женское лицо, мужчин крайне мало в храмах. Это можно отнести и к Украине, конечно. Может ли это быть одной из причин того, что народ настолько безропотно позволяет манипулировать собой иноверцам? Как, на ваш взгляд, можно решить проблему привлечения мужчин в храмы?

О.Андрей: Конечно, если бы Православие наше было мужским в полном смысле слова, нас было бы гораздо труднее брать за шиворот или орать на нас в приказном тоне. Потому что если среди 300 прихожан мужчин, например, 7, то это одно. А если среди 300 прихожан мужчин 120 или 150, то это совсем другое.

Это проблема складывалась не один год, а, как минимум, столетие. Я думаю, что нужно прежде всего обозначить проблему, поставить диагноз. С момента постановки диагноза считайте, что лечение началось. Конечно, мы должны говорить с прихожанами так, чтобы они слышали от нас не только сюсюкание и умиленные вещи, размягчающие женское сердце. Прихожане должны слышать некую умную составляющую жизни, которая нужна мужику. Мужику нужны не сантименты, а трезвые корневые понятия о жизни. Он на это реагирует. То есть нужно сменить церковную стилистику речи.

Эта задача касается и самих мужчин, которым стыдно должно быть не ходить в церковь, стыдно мужчине не молиться. Это касается и женщин, которые своим фактом «царствования» в церковной среде что-то не делают, как-то удерживают мужиков на пороге храма. Это задача для мужчин самих по себе и для женщин, которые хотели бы, чтобы сыновья, мужья были набожными людьми, но нужно что-то сделать для этого. Это, конечно, задача для духовенства. Надо сменить церковную стилистику, стилистику обращения к людям, тематику обращения к людям. Нужно говорить о том, что по-настоящему, в глубине, волнует душу. Мы эту задачу должны поставить перед собой и всенародно ее решать. И тогда у наших врагов уменьшится кормовая база для издевательств над нашим народом.

ИА «Новороссия»: Чтобы вы пожелали православному народу Донбасса, Украины и остальной России?

О. Андрей: Я бы хотел, чтобы наши люди обязательно полюбили Литургию. Это может быть одно немногое из того, что у нас осталось. Но это немногое очень дорогого стоит. Потому что из любви к Литургии может вырасти все хорошее, что только есть на свете. Поэтому я бы хотел, чтобы мы больше молились, особенно если страх заставляет молиться, страх за себя, за своих близких. Чтобы подружились с Псалтирью и Литургией, полюбили Литургию и Псалтирь.

Хотел бы пожелать также, чтобы люди были открыты в ту меру, в которую им позволяет душевная сила, к боли и беде рядом находящегося человека. Ну и чтобы вера в Бога в такие критические дни нашей истории не уходила в ноль, а наоборот – разгоралась ярче. Потому что в беде верить легче. И когда приходит беда, появляются настоящие верующие.

Если мы нашу историю почитаем, то поймем, что все наши предки жили в режиме экстрима. Вот в режиме экстрима приходится жить и сегодня многим из нас. Жив Господь и жива душа человеческая! Будем ждать от Бога благих перемен, будем ему верны.

Беседовал Тихон Гончаров.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!