Политический заказ: дело Тайчибекова шито грязными нитками

  • Политический заказ: дело Тайчибекова шито грязными нитками
    Milad B. Fakurian/Unsplash

Накануне в Казахстане местное Бюро по правам человека отказалось признать яркого пророссийского общественника Ермека Тайчибекова политзаключённым, потому как «сепаратист». В то же время в Алма-Ате прошла акция в поддержку официально не признанного, но настоящего политзаключённого Ермека Тайчибекова,

Накануне в Казахстане местное Бюро по правам человека отказалось признать яркого пророссийского общественника Ермека Тайчибекова политзаключённым, потому как «сепаратист». В то же время в Алма-Ате прошла акция в поддержку официально не признанного, но настоящего политзаключённого Ермека Тайчибекова, за честь и правду которого борется мужественный и грамотный адвокат. И это вселяет надежду на то, что у южных границ России не формируется Мордор, где будут обитать живущие по лжи орки, а останется добрая и щедрая земля, где живут добрые и отзывчивые люди — по правде. Пытаются, во всяком случае.

Расчеловечивание

Пять из девяти экспертов казахстанского Бюро по правам человека при ООН отказали Ермеку Тайчибекова в праве на статус политзаключённого. Следовательно, привлечь к его делу внимание международных структур будет труднее. В разговоре с братом узника Марленом один из экспертов объяснил мотивацию отказавших: мол, поступили так, потому что Ермек — «сепаратист», а такое «нельзя поддерживать».

Чувствуете, как запахло Украиной? Передовой демократией, где, когда в суды привозили избитых и окровавленных людей, судьи не задавали лишних вопросов, а штамповали постановления об арестах — это сепаратисты, с ними можно. Или когда в больницы привозили переломанных и порванных, тех поначалу не хотели класть, а после зашивали на живую, без наркоза — это сепаратисты, чего на них анестезию расходовать?

Видите, насколько Казахстан подобрался к этой страшной черте? Когда идеологический оппонент расчеловечивается. И даже становится ниже животного, потому как котеек и щеночков завсегда можно пожалеть, а вот сепаратист того не стоит. Выживет — пусть сидит и света белого не видит, помрёт — ещё лучше.

Только Ермек Тайчибеков никакой не сепаратист. Кто знаком с его делом и взглядами, прекрасно понимает это. Ермек Тайчибеков никогда не призывал отделить от Казахстана, например, Западно-Казахстанскую или Павлодарскую области, хотя это исторические русские земли, подаренные республике щедрыми на русское наследие большевиками.

Нет, Ермек Тачибеков стопроцентный ирредентист, то есть человек, выступающий за воссоединение раздробленного пространства. Чтобы, как до этого националистического морока, были снова вместе, единым кулаком, жили, строили, развивались, достигали высот, давали по носу врагам и общей семьёй встречали друзей. Без границ и таможен, без чатлан и пацаков, как веками формировался и жил Русский мир для всех составляющих его братских народов. Но разве с примитивным аульным мышлением понять подобный космический полёт души? Разве местечковому баю, которому комфортно попирать ногами рабов в своём углу, не страшно от перспектив бескрайности? Вот они и мстят Ермеку, сковывают его цепями, запечатывают уста, обездвиживают пальцы. Чтобы не думал, не видел, не анализировал, не писал, не говорил.

Фальшивка

И было бы совсем страшно, если бы не было людей, несущих в себе свет. Тех, кто даже в условиях этнократического режима не боится говорить открыто, говорить правду, в том числе о том, что дело Тайчибекова — откровенная фальшивка, слепленная непонятно из чего на скорую руку и, к счастью, явными дилетантами. Об этом нам рассказал адвокат узника Галым Нурпеисов:

«Берясь за защиту Ермека, я начал проводить определённую работу как адвокат, получая из открытых источников все возможные сведения, которые послужили основанием к возбуждению уголовного дела против него. Обжаловал санкцию на его арест, но её оставили без изменения. Провёл определённую работу с лингвистами по его текстам (которые легли в основу обвинения. — Прим. ред.), получил общее понимание неправильности их трактовки как разжигания розни.

Я подал ходатайство о предоставлении мне как адвокату, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, положенных документов, для того чтобы выстраивать защиту. При этом посещал следственный изолятор, мне как адвокату это было разрешено, а Ермек написал, что он отказывается от услуг назначенного государственного адвоката, чтобы его права защищал я. Но 5 ноября, когда я увидел полное бездействие следствия, прокуратуры, я подал жалобу на следователя — материалы мне не предоставляли».

Далее Ермеку отказали в отводе назначенного адвоката, а Галыма Нурпеисова не стали пускать в СИЗО. Чудесное «правосудие», не правда ли?

«Я написал вторую жалобу о признании действий следователя незаконными, — продолжает рассказ адвокат. — И 17 ноября следственный суд поддержал мою жалобу, признал действия следователя Токабаева незаконными. Я написал отвод следователю — было очевидно, что следователь прямо заинтересован в исходе данного дела, грубо нарушая все нормы процессуального права, а также все права Ермека Тайчибекова. Далее следователь пытался писать на меня жалобы в разные инстанции. Например, представление в департамент юстиции, чтобы меня лишили статуса адвоката, исключили из состава дисциплинарной комиссии. На сегодняшний день департамент юстиции Алма-Атинской области вынес представление в адрес департамента полиции города Алма-Аты о незаконных действиях следователя и, соответственно, о принятии мер. Также было подано заявление о привлечении следователя Токабаева к уголовной ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвоката. Коллегия адвокатов Алма-Атинской области написала своё представление о незаконных действиях следователя прокурору Алма-Аты и начальнику департамента полиции».

Видите, есть люди! И есть грамотные юристы, готовые работать чётко по закону, даже когда заказ на уничтожение неугодного властям общественника очевиден. Ну а адвокат вновь получил возможность видеться со своим подзащитным.

Стратегия

— Сейчас я затребую документы в рамках уголовного дела, — рассказывает о своей дальнейшей стратегии Галым Нурпеисов. — Но когда я увидел ту часть документов, которые мне показал следователь, мне стало смешно. Как они пытаются это обвинение натянуть! Должен быть состав преступления, а его нет! Если Ермек разжёг национальную рознь, то там должно было быть заявление представителя этой группы или этой нации, народа о том, что данный текст нарушает его права, возбуждает рознь, оправдывает насилие. Ничего такого я не увидел. Когда у меня на руках будет официальный ответ от госорганов, я буду усиливать своё наступление, делая акцент на то, что данное дело строится не на базе наличия уголовного правонарушения, а на заинтересованности некоторых людей в том, чтобы Ермека заткнуть, закрыть и осудить.

— Скажите, по каким признакам вы поняли, что следователь заинтересован в определённом исходе дела Тайчибекова — его осуждении?

— У меня опыт именно по этим статьям — разжигание и возбуждение розни, а по тому, как ставит вопрос следователь и какие моменты он раскрывает, можно определить, заинтересован ли он в определённом исходе дела или нет. Например, там были вопросы: «Во сколько вы дали дистанционное интервью, вы сами проявили инициативу дать интервью независимому израильскому телевидению?» Или: «Из каких подтверждающих документов вы взяли, что казахская нация живёт лучше, чем другие нации в стране?» Что за вопросы, бред сивой кобылы?! «Почему вы в социальных сетях опубликовали своё интервью?»

Так двоечники работают! Ребята, вы не должны искать криминал. Допрос производится, если выявлен факт, и к этому факту ищут доказательства, опрашивая свидетеля, непосредственно подозреваемого. Если идёт разжигание розни, должно определяться, какая политическая установка, почему подозреваемый поддерживает то или иное экстремистское течение и поддерживает ли его, имеется ли у него неприязнь к конкретной нации или к конкретному человеку? Тонкостей очень много.

Здесь же какая-то ерунда, даже студент не будет задавать такие вопросы. Я, когда пробежался по этим моментам, был в шоке, потому что следователь так не работает. Разжигание розни должно иметь конкретную цель. И здесь должен был быть конкретный заявитель. Здесь же ни заявителя, ни цели. Человек (Тайчибеков. — Прим. ред.) просто делился своим мнением, он высказал своё отношение. Это не является элементом разжигания розни.

— В каких условиях содержится Ермек Тайчибеков? Оказывается ли на него моральное или физическое давление?

— У него сейчас всё нормально, в камере тепло, с ним содержатся активисты, которых обвиняют в участии в ДВК, «Демократическом выборе Казахстана». То есть у него нормальное окружение, он среди политических, питается нормально, много передач отправляют ему, на здоровье не жаловался.

Значит, есть надежда. И точно есть люди. И есть силы для борьбы. И есть правда, во имя которой стоит бороться. И если этой борьбы не боятся те, кто живёт в условиях националистического режима, преследующего инакомыслие и историческую правду, то и мы тем более молчать не станем.

Алексей Топоров

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Новости партнеров