Ермек Тайчибеков ждёт русского чуда от Путина

  • Ермек Тайчибеков ждёт русского чуда от Путина
    globallookpress.com

Ермек Тайчибеков — казахский патриот России, полностью изолированный от окружающего мира. Он просит передать ему газеты и сканы статей, где пишут о нём, но тюремщики не пропускают их. Он пишет письма министру юстиции, главе КНБ (местное ФСБ), в Ассамблею народа Казахстана (вырабатывает национальную

Ермек Тайчибеков — казахский патриот России, полностью изолированный от окружающего мира. Он просит передать ему газеты и сканы статей, где пишут о нём, но тюремщики не пропускают их. Он пишет письма министру юстиции, главе КНБ (местное ФСБ), в Ассамблею народа Казахстана (вырабатывает национальную политику), заявляя о своей невиновности. И президенту России — со слабой надеждой. Больше надеяться борцу за русскую справедливость на этой грешной земле, по сути, не на кого.

Лингвист вместо прокурора

К Тайчибекову пускают только адвоката, и не чаще раза в неделю. Пообщаться с братом, женой и детьми ему не дают, словно он суперопасный террорист, за которым на свободе тысячи и тысячи готовых взрывать и резать сторонников. Тюремщики говорят в духе, что вот будет он на зоне, тогда будут и свидания. Так говорят, словно попадание Ермека на зону — вопрос решённый. Если это так, то по статье, которую инкриминируют принципиальному русскому казаху, статье 174 ч.2 УК РК «Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни» сидеть нашему настоящему герою от пяти до десяти лет…

Адвокат Ермека Галым Нурпеисов бьётся за своего подзащитного, по сути, выходя один на один со всей системой казахстанского байско-кланового государства. Давление на него особое. При встречах представители системы намекают ему, что дело это особое, имеет место заказ сверху и, вообще, вся проблема в том, что затронут некий «национальный интерес». Ну что поделать, если на постсоветском пространстве многие региональные баи ассоциируют национальные интересы со своими личными интересами.

Ещё Нурпеисов заметно нервничает из-за того, что после нового витка репрессий в отношении Ермека некоторые российские политики и СМИ вспомнили о том, как щедрые большевики подарили Казахстану довольно много исторических русских земель, составляющих чуть ли не половину нынешнего Казахстана. Из-за чего адвокату в кулуарах постоянно намекают: за сепаратиста стараешься. И он как казах довольно болезненно воспринимает возможность того, что от его государства отрежут какие-то территории. Но как в прошлом советский офицер, объехавший практически всю некогда большую страну и имеющий родню за пределами Казахстана, он совсем не против, если Родина вновь станет большой. Что и объясняет своим оппонентам: Ермек никогда не говорил о том, что нужно делить Казахстан. Напротив, Тайчибеков выступает за то, чтобы Казахстан вновь стал частью большого Русского мира. И его подзащитный действительно выступает за это. Но слушать ни адвоката, ни подзащитного никто, похоже, не собирается. И дело против стального русского казаха состряпали буквально на коленке, в ускоренном темпе.

«В этом деле нет ни потерпевших, ни заявителя, ни свидетелей, — возмущается Галым Нурпеисов. — Все дело построено на заключении экспертизы. Эксперт в своих выводах написала: имеются признаки возбуждения национальной розни. А у нас статья «Разжигание национальной розни»! Они говорят, что это одно и то же смысловое значение. Уголовное дело возбуждено по рапортам оперативной службы без обладания специальными научными познаниями. Следователь самостоятельно принял решение о регистрации возбуждения уголовного дела, что меня крайне возмутило. И через неделю после возбуждения уголовного дела они подали на лингвистическую экспертизу, эксперт-филолог усмотрела признаки возбуждения национальной розни. Лингвист вышла за рамки своих научных познаний».

По словам адвоката, лингвист должна была только лишь определить стилистические или фразеологические особенности речи, указав, где, например, подозреваемый оправдывает насилие одной группы над другой.

«По сути своей, разжигание розни — это противопоставление одной группы другой, оправдание насилия за счёт декларируемого превосходства. Когда лингвист проводит анализ, он должен определить именно эти особенности, где содержатся такие противопоставления, где имеется возвышение одной группы над другой и оправдание какого-то насилия. И после данного анализа мы, юристы — судья, прокурор, адвокат — даём заключение: да, здесь имеются такие признаки. Но не лингвист! Лингвист должен раскрыть смысловую нагрузку любого текста. Ермек говорит о событиях и даёт свою оценку, относясь критически к действующей власти. Он не может что-то там разжечь».

Вчерашние русские и социально опасные казахи

В ответ адвокат заказал собственную экспертизу. Само собой, российским специалистам. Ну где ещё можно добиться адекватного и непредвзятого заключения, не в Казахстане же! При этом Галыму Нурпеисову стало известно, что недобрые люди, значит, чтобы наверняка, выделили и направили отдельный материал по Ермеку в Комитет национальной безопасности (КНБ), чтобы там завели новое дело. За оскорбление светлейшего Елбасы — национального лидера. О том, во что это приблизительно может вылиться, можно судить по сокамерникам Тайчибекова — молодым либералам из запрещённой партии «Демократический выбор Казахстана». Запрещённой потому, что на выборах эта партия могла составить независимую конкуренцию режиму Елбасы. Потому она была признана экстремистской и «разжигающей социальную рознь». Теперь её членам грозит до 15 лет лишения свободы.

При этом, воспользовавшись тем, что один из основных критиков елбасизма в заточении, адепты тотальной казахизации перешли в наступление, двигая впереди вчерашних русских, манкуртов, готовых за близость к местной власти отречься как от своего народа, так и от его интересов.

«Очень эффективно развивается эта антироссийская политика, чрезвычайно эффективно, — рассказывает брат узника совести Марлен Тайчибеков. — Вот недавно сенатор Сергей Ершов заявил, что все сёла в Казахстане нужно переименовать в аулы. Его инициативу тут же подхватили другие депутаты и призвали переименовать области в улусы, акимов — в султанов, премьер-министра — в визиря, а президента — в хана. Поддерживая почин Сергея Ершова, я бы предложил ему начать переименование с себя, приняв казахское имя Серикбай Таутан, а также переименовать жену, детей, тёщу, соседей, домашнего кота… Надо быть последовательным и на личном примере показывать истинный патриотизм. Ермек говорил, что такие продажные русские будут выступать рупором… Как в воду глядел. Процесс казахизации в обществе начался. Многие славяне нашей страны заявляют, что чувствуют себя казахами. Особенно это проявляется в среде публичных личностей, будь то представители власти или спортсмены. Причина проявления раболепия заключается в том, чтобы выслужиться и заработать благосклонность хана, не быть белой вороной. В отличие от них Ермек — монолит, за что и поплатился. Не поддаётся исправлению и перевоспитанию, такой упёртый. Что с ним сделать? Вот и придумали, чтобы срок действия судимости брата не истёк. Быстренько состряпали уголовку по той же статье, что и первый раз, чтобы был рецидив и можно было надолго засадить его. Выписать билет в один конец».

Письмо последней надежды

Вот такие невесёлые реалии. Суд, скорее всего, начнётся уже после нового года и будет проходить в онлайн-режиме, что тоже накладывает определённые ограничения, в том числе на сторону защиты. Ермек Тайчибеков, предчувствуя недоброе, написал письмо президенту России Владимиру Путину. Без надежды на то, что оно дойдёт до адресата, на то, что тот увидит его, без надежды на то, что, увидев, отреагирует. Должным образом. Но он всё равно пишет. Потому что лидер России уже по одному своему статусу должен быть лидером русских всей земли и Русского мира. И поэтому не только играть в хоккей на Красной площади со школьниками из глубинки.

«У нас в роду на протяжении многих поколений была крепкая традиция воспринимать Родиной Российскую империю, СССР, считать столицей город-герой Москву, верой и правдой служить Кремлю, признавать своим правителем главу Российского государства. В такой парадигме политического восприятия мы жили на протяжении нескольких веков, — пишет Ермек Тайчибеков. — Распад Советского Союза я ощутил личной трагедией, а образование независимого Казахстана — как временное сепаратистское явление на Русской земле, как историческое недоразумение. Мой дед Сембай Тайчибеков был представителем советской власти в Джамбульской области, в первые дни Великой Отечественной войны ушёл на фронт, был политруком, погиб на передовой, защищая родной вам город Ленинград, ныне Санкт-Петербург. Похоронен на Пискарёвском кладбище в общей могиле…»

Далее Ермек Тайчибеков пишет, что государственный прокурор, русский, восстановил справедливость, оправдав и восстановив в партии его невиновного и осуждённого по оговору судей из соседней Киргизии отца. И что в его семье никогда не чествовали местных царьков, но всегда поднимали традиционный тост за тех, кто руководил большой страной из Москвы.

«Будучи генетически чистокровным казахом, я с большим воодушевлением воспринял новость о восстановлении Таможенного союза в 2011 году, ЕАЭС в 2015 году, ожидая восстановления территориальной целостности нашей единой Родины, большой России. Но за этими интеграционными процессами обнаружилась совсем иная картина. Политическое руководство РК, сопротивляясь интеграционным процессам, направило огромные ресурсы на сепаратистскую деятельность: массовые переименования населённых пунктов и улиц, носивших русские названия… За то, что в силу своих скромных возможностей я пытался прививать своим читателям комплиментарность к России, к Русскому миру, моя жизнь за последние десять лет превратилась в сплошной ужасный кошмар. Срок в десять лет — это завуалированная казнь… Внутри этой страны я никогда не смогу найти закон, правду и справедливость. Только вы можете меня спасти, больше никто… Всё повторяется, как и 600 лет назад. При распаде Золотой Орды много среднеазиатских мурз уходили от правления Узбек-хана, от исламизации в Москву… Прошу вас повлиять на политическое руководство РК».

Действительно, вынуть Тайчибекова из-под лопастей запущенной на полную мощь карательной машины елбасизма может только чудо — русское чудо. Способна ли ещё на чудеса наша цивилизация?

Автор: Алексей Топоров

Новости партнеров