Фото: wikimedia.org

ДНР — государство молодое, можно сказать, находящееся в стадии становления, в котором Министерство труда и социальной политики было создано совсем недавно, в мае 2014 года.

Тем не менее, как и любое государство, ДНР имеет свои обязанности перед гражданами. И обязанностей этих, между прочим, немало — на бумаге. Это охрана труда и здоровья жителей республики, поддержка семьи, инвалидов и пожилых, выплата пенсий и социальных пособий, развитие системы социальных служб и иных гарантий социальной защиты, защита идеологических, политических и религиозных взглядов граждан и пр.

Всё это гарантируется республиканской Конституцией. А вот всё ли выполняется?.. И если выполняется, то насколько?..

Олег К., коренной дончанин, общественный активист, принимавший участие в организации референдума о независимости ДНР, считает, что республика должна быть больше «направлена» в сторону граждан.

«Давайте пройдёмся по городу и зададим ваш вопрос насчёт того, чувствуют ли граждане социальную защищённость в республике. А между тем это именно те граждане, которые принимали участие в референдуме, которые потеряли близких из-за обстрелов украинских боевиков, многие остались инвалидами и пр. Давайте их спросим насчёт защищённости», — настаивает Олег.

Я так и сделала. Несмотря на то, что большинство жителей ДНР отказались отвечать на якобы провокационный вопрос, тем не менее общая картина с наличием социальной защищённости в республике более-менее прояснилась.

«Моя республика меня бережёт»

В ДНР есть значительная прослойка граждан, которые действительно считают себя социально защищёнными. В основном это пенсионеры, получающие двойные пенсии, чаще всего украинские. Но есть и такие, которые добились пенсии от РФ.

«У меня нет никаких претензий к работникам социальных служб и вообще к нашим властям. Я вам больше скажу: до войны я так хорошо не жила, — откровенно заявила одна жительница Донецка. — Я работаю и ещё получаю пенсию по инвалидности. Муж у меня тоже инвалид. Нам хватает и на еду, и на отдых, и на ремонт — недавно затеяли. До войны мы так не жили». «Конечно, до этого коронавируса ездили за своими кровными на Украину. А что, больше 30 лет проработали, и так всё им отдать?» — сердито добавляет она.

Счастливые обладатели российской пенсии тоже считают себя социально защищёнными, только при этом пеняют на республиканских чиновников. «Пришла брать дубликат о своём рождении, который нужен для начисления пенсии в РФ, — рассказывает женщина из очереди перед донецким загсом. — Хочу оформить пенсию в РФ».

«Потому что те, кто проработал в Союзе (СССР), имеют право на российскую пенсию. А наши чиновники об этом не говорят, скрывают от нас», — возмущается женщина и добавляет, что всем остальным довольна.

Но есть и такие, кому, несмотря на пособия, не хватает на жизнь, лекарства, кто столкнулся с бездушием бюрократической системы и пр.

«Я, слава Богу, сама могу обеспечить семью, ничего мне ни от кого не надо, — говорит Светлана К., работающая на рынке. — Один раз как-то обратилась для сестры, которая находится в бедственном положении, за соцпомощью. Куда там! Как послушала от чиновницы, сколько бумаг надо… И потом ещё надо ей (сестре) с мужем развестись, который где-то в РФ на заработках. Махнули рукой на всё это».

Я интересуюсь насчёт суммы пособия, а также того, как часто его выдают нуждающимся.

«Мизерное пособие, — поясняет Светлана, — В прошлом году было 1500 рублей, раз в три месяца выдавали».

Да, немного. Но и на такую малость надо собрать целый пакет документов, а это совсем не просто в ДНР, архивная база которой заблокирована Украиной. И жителям республики сложно отыскать в архивах нужные справки для получения долгожданной социальной помощи. У одной знакомой, имеющей все права на пособие, сбор нужных бумаг растянулся на целых четыре месяца.

О пособиях, больничной плате и пенсионном стаже

Одно дело, когда малоимущий гражданин всё же трудоспособен, и совсем другое, когда он относится к той наиболее уязвимой категории, которая полностью зависима от помощи государства и общества. Это люди с ограниченными возможностями — инвалиды. Для Донецкой Народной Республики, которая фактически седьмой год находится в состоянии войны, эта тема крайне актуальна. Сейчас на территории республики проживают 140 990 инвалидов, и в современных реалиях их число постоянно растёт. 6339 человек — это дети, в том числе 42 ребёнка, которые стали инвалидами из-за украинской агрессии. В ДНР обратили внимание на эту категорию граждан в 2015 году, тогда же был принят закон «О социальной защите инвалидов», в котором указывались размеры социальной помощи.

Небольшие вначале пособия по инвалидности повышены с 1 января 2021 года и составили для разных категорий этой группы населения от 5500 до 10 500 рублей. Но и на эту, казалось бы, увеличенную сумму с учётом роста цен на продукты, услуги ЖКХ и пр. прожить можно в режиме жёсткой экономии.

Виктория К., инженер ДонТУ, получающая пособие на ребёнка — инвалида детства, говорит, что это немного.

«Я на своего сына получаю 5700. С моей получкой чистыми выходит 8000 рублей, итого получается 13 700. Вот и подумайте, как можно нормально прожить на такие деньги. Хотя, в принципе, можно, если совсем не болеть. Очень много денег уходит на врачей», — рассказывает женщина.

На врачей действительно уходит немало, потому как за многое, в том числе за лекарства, в ДНР приходится платить.

«Мама лежала в реанимации, так я каждый день медсестре, чтобы подошла и уколола укол, платила по 300 рублей. Мне ещё выписывали каждый день счёт, по которому я должна была оплачивать лекарства, инъекции и ещё канцтовары… Потому что, видите ли, у них даже бумаги нет и ручек. В больнице же никому нет дела, какой у тебя доход. Плати, и всё», — говорит Анастасия С., педагог одной из донецких школ.

Пенсионный фонд (ПФ) ДНР — одна из организаций, которую никто не минует, сохранил ещё советские традиции, согласно которым женщины шли на пенсию в 55 лет (мужчины, соответственно, в 60) при наличии стажа не менее 15 лет. К слову, украинский режим, как известно, повысил пенсионный возраст, чем поставил своих сограждан в крайне незавидное финансовое положение.

Тем не менее больше всего людей, ощущающих себя незащищёнными, я нашла именно в республиканском ПФ.

«Злоупотреблений масса, — рассказала одна «молодая» пенсионерка. — Пользуются тем, что мы не знаем тонкостей начисления пенсий. И больше всего это касается начисления пенсионного стажа. Я, например, проработала до 2000 года в кооперативе, и платили нам не в конвертах, а как положено, по ведомости, сдавали солидные суммы в ПФУ. А в итоге начислили пенсию, исходя из 15 лет стажа. Десять лет, которые я проработала в кооперативе, куда-то делись. Когда же я принесла им подтверждение из архива, мне сообщили, что сейчас коронавирус и они сами перепроверят в том же архиве мой стаж, когда пройдёт эпидемия. О какой защищённости вы говорите?»

К сожалению, случаи с «пропажей» стажа, приобретённого в советские годы, есть, и их немало. И это проблема, с которой государству следует как-то разбираться. В противном случае получается, что имеет место начисление пенсий в ручном режиме.

Почему всё так мрачно, несмотря на концерты?

Другие из тех, кто не ощущает социальной защиты государства, в качестве причин своего недовольства называли нежелание чиновников выслушать человека и вникнуть в его проблему, мизерные пособия, отсутствие или недостаточную работу психологической помощи, злоупотребления в правоохранительной системе ДНР.

Донецкий психолог Ирина С. во многом объясняет недовольство граждан социальной защитой в ДНР тем обстоятельством, что все они постоянно пребывают в стрессовом состоянии, характерном для военного времени.

«У нас всё же «перемирие», в центре выстрелов совсем не слышно. Посмотри, улицы заполнены, люди идут по своим делам, кто в магазин, кто на работу. Вечерами за окнами иногда слышен детский смех. Но, к сожалению, для многих это ничего не значит, — говорит психолог. — Они продолжают жить по законам войны. И это объяснимо. На нас обрушивается целый поток новостей, и они все только о войне, а теперь и об эпидемии. Поэтому люди перестают видеть, что происходит вокруг, что мирно играют дети, что по парку ходят влюблённые парочки. Но если у нас в подсознании война, мы начинаем бояться ещё больше и всё воспринимаем очень печально».

Она советует почаще напоминать себе, что вы в безопасности, что вам ничего не угрожает, вы можете спокойно ходить в магазины и на работу, а также рекомендует больше гулять на свежем воздухе, что существенно снизит уровень стресса.

«И главное, человек не должен отказывать себе в положительных эмоциях и маленьких удовольствиях, ведь это помогает выйти из состояния внутренней подавленности и страха», — добавляет психолог. Надо сказать, что касается различного рода выставок, концертов, развлекательных мероприятий, в республике их проводят много и, главное, охотно. Даже несмотря на эпидемию, всё равно приглашали летом артистов и известных певцов.

По словам жительницы Донецка Ольги С., это «пробуждало её к жизни» в первые годы, когда ВСУ регулярно и упорно обстреливали столицу ДНР из тяжёлого вооружения. «Дома невозможно было сидеть из-за обстрелов. А на работе нам говорили, где какой концерт, куда можно пойти, на какую выставку… Я столько за те два года посетила мероприятий и очень благодарна властям республики за такую заботу», — рассказала женщина.

«Стандарты старые, а жизнь иная»

Олег Кравцов, в прошлом социальный работник, считает, что в ДНР не хватает комплексного подхода к решению многих социальных вопросов.

«Во многом копируют стандарты Советского Союза, забывая при этом, что сейчас жизнь другая. В Советском Союзе, кстати, именно в 1920-е годы впервые начали внедряться в жизнь социальные программы, социальная политика разрабатывалась вокруг идеи полной занятости. То есть всё трудоспособное население работало. И этим впоследствии обеспечивало себя от бедности. Помните известный лозунг «Кто не работает, тот не есть»? Социальная защита распространялась только на детей, инвалидов и пожилых. Социальная помощь бедным вообще не была запланирована. Мы же сейчас живём в другое время, многие становятся безработными и тоже нуждаются в социальной защите. Добавьте сюда лишенцев, разрушенцев и прочие категории жертв войны. Это новые группы, которые остро нуждаются в защите. И пока это делается крайне слабо. Я могу привести массу примеров этого», — говорит дончанин.

Выход можно найти, считает он, изучая опыт других стран, которые перенесли войну и сумели наладить достойную жизнь для своих граждан. В РФ, например, накоплен значительный опыт разработки гарантий государственной поддержки на случай повышенных социальных рисков: увольнения, инфляции, потери кормильца и т. д. При этом система социальной защиты населения должна опираться на целый комплекс принципов, среди которых уважение к личности каждого гражданина, гибкость, законность и др. И думается, всё это со временем будет, ведь главное сделано — создана ДНР.

Автор: Наталья Залевская


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: