Фото: Минобороны Украины

Нельзя сказать чтобы я не был согласен с известной фразой американского генерала и политика Александра Хейга о том, что «есть вещи поважнее мира». Как минимум потому, что от чьего-то согласия или несогласия в таких вопросах исходно зависит очень мало — это просто так и никак иначе. А соглашаться или нет можно сколько угодно. Другое дело, что значений и смыслов у неё может быть масса. В том числе и тех, которые сам мистер Хейг в неё не вкладывал. И в самом деле, важнее мира могут быть очень многие вещи. Их куда больше, чем могли бы подумать разнообразные любители «всего хорошего» и борцы против «всего плохого». Но нередко всё бывает куда проще. И мир оказывается никому не нужен не потому, что есть вещи важнее. Не нужен, вот и всё.

Мирные окопы

На днях стало известно, что вопреки договорённостям о нынешнем перемирии, стоящие под Горловкой украинские силовики вновь продолжили то, что в официальных отчётах называется «инженерными работами». Иными словами, они снова роют окопы, возводят укрепления и проводят иную фортификационную деятельность, хотя делать этого не должны. По вполне определённым причинам: отсутствие огня с противоположной стороны не должно использоваться для усиления тактических позиций, иначе перемирие теряет смысл как минимум для одной из сторон.

Запланированные ранее совместные инспекции также не состоялись по вине украинской стороны. Впрочем, то, что в таком формате они могут состояться, изначально вызывало сомнения: военные представители ДНР, «совместно инспектирующие» украинские позиции — зрелище не менее нелепое, чем украинские военные, надзирающие за позициями ДНР. Тем не менее факт остаётся фактом — соглашения нарушаются, причём демонстративно. Это не говоря уже о периодическом постреливании из миномётов. И нельзя сказать, что делается это с целью немедленного развязывания новой горячей фазы конфликта. Нет. Такой цели они перед собой не ставят. Задача в ином: сделать так, чтобы оное перемирие не имело ни единого шанса перерасти в хоть сколь-нибудь прочный мир. В котором у осуществляющих данные действия нет никакой заинтересованности. И чтобы понять причину этого, не нужно особых усилий. Достаточно просто взглянуть в тыл. Пусть даже на уровне актуальных новостей.

Шахтёры Кривого Рога

Вот уже несколько дней продолжается забастовка на криворожских угледобывающих предприятиях, к которой без преуменьшения приковано внимание всей Украины. Началось с того, что в одной из шахт на поверхность отказались подниматься четыре сотни шахтёров. Число их начало расти и на данный момент в забастовки участвуют шахты «Гвардейская», «Терновская», «Родина» и «Октябрьская». Причём это явно не предел — о готовности поддержать протесты объявляют представители других угледобывающих предприятий региона.

Требования людей просты, но в то же время очень показательны: повышение зарплаты и улучшение условий труда. Звучит невзрачно и как-то даже буднично. На взгляд со стороны. Реально же это означает, что работники шахт ведут полунищенское существование, а работают в скотских условиях, опасных для жизни. Причём в условиях шахты это совсем не фигура речи.

Разумеется, получающее сверхприбыли начальство сдавать позиции не спешит. Людям угрожают, ни них давят, в общем, всё, как мы любим. Уже дошло до того, что горняки обратились за помощью к Европарламенту.

Нельзя сказать, что такая ситуация только в одном лишь Кривом Роге. Отнюдь — она там везде. Более того, она накапливается годами и делается только хуже. Каким же образом властям и аффилированным с ними собственникам удаётся избегать социального взрыва? Старым добрым способом: при помощи образа внешнего врага и нагнетаемой военной истерии в обществе. Ну а если на кого-то подобное перестаёт действовать, то это же можно использовать в качестве повода для прямого силового подавления недовольных. Обоснование и в самом деле великолепное.

Но Кривой Рог, даже при всей своей показательности, всего лишь эпизод. В ближайшие же месяцы Украина ожидает кое-чего гораздо более широкомасштабного.

На пороге коммунального ада

В данный момент в Верховную Раду внесён новый закон, вводящий серию поправок в нормативы по взысканию коммунальных долгов с населения. Причём нет причин полагать, что с его принятием в итоге возникнут какие-то трудности. Во-первых, внесён он правящей партией (имеющей там однопартийное большинство), во-вторых, разработан он по требованию МВФ (таково было одно из требований по получению очередного кредита). А с МВФ в этом государственном образовании не спорят в принципе.

После принятия закон откроет возможности для принудительного взыскания долгов по коммуналке по максимально жёстким схемам. К примеру, если раньше пеня по ней составляла максимум 0,01% от суммы, то после принятия закона с должника можно будет взыскивать по упрощённой судебной процедуре до 50% зарплаты и до 20% пенсии. Почувствуйте разницу. Но это, что называется, «цветочки». Штрафные санкции будут расти по экспоненте: 20%, 30%, ect. И в погашение этих долгов у людей будут изымать имущество. Включая жильё. Людей будут просто выкидывать на улицу, выставляя их имущество на продажу.

При этом только 42% граждан Украины тратят на коммунальные платежи менее трети доходов семьи. Остальные тратят больше. У большинства на это уходит больше половины. В итоге долги за коммунальные услуги в стране многие уже приравнивают к национальной катастрофе, измеряя десятками миллиардов гривен. Общая же задолженность населения на начало августа этого года составляла 55,8 млрд. грн. (150,2 млрд руб.). Из этого задолженность по оплате за газ — 21,6 млрд. грн. (58,2 млрд. руб.), а за тепло и горячую воду — 17,3 млрд. грн. (46,5 млрд руб.). И при нынешнем состоянии украинской экономики, осложнённой эпидемиологическим кризисом, перспектив разрешения в данной ситуации просто нет.

Естественно, в таких условиях социальное напряжение будет только нарастать. Ну, и кто же будет по доброй воле лишать себя такого мощного рычага давления на массы, как война? Украина совершенно точно не будет. Вот и выходит, что украинской стороне мир не нужен в принципе. Как таковой. На войну ведь чисто теоретически можно ещё и не такое списать.

Правда, есть и другая сторона у этой нехитрой истины: а что сейчас происходит на самом Донбассе? В его шахтах? С его рабочими? С его коммуналкой? Это крайне неприятные вопросы, которые в условиях войны также задавать почему-то «стесняются». И здесь можно сказать только одно: чтобы победить бандеровскую Украину как минимум не нужно превращаться в её засушенную копию. Такие дела.

Павел Кухмиров

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!