Фото: Архив

На прошлой неделе стало известно о визите в Донецкую Народную Республику Председателя Правления Союза добровольцев Донбасса Александра Бородая. СМИ и telegram-каналы предприняли попытки угадать цель визита Александра Юрьевича в ДНР, строя различные версии, среди которых встречались даже самые конспирологические. В ходе визита Александр Бородай возложил цветы к памятникам Александру Захарченко и Олегу Мамиеву, а также провёл ряд встреч с первыми лицами Республики.

Эксклюзивно для ИА «Новороссия», Александр Бородай рассказал о целях и итогах своего визита в ДНР, а также опроверг версии, которые распространяли блогеры и некоторые СМИ.

ИА «Новороссия»: Александр Юрьевич, очень много слухов ходит о Вашей поездке в Донбасс. Расскажите, пожалуйста, для чего Вы туда ездили, какие были цели и задачи поездки, с кем виделись?

Александр Бородай: Во-первых, я был несколько изумлён тем, какой ажиотаж вызвала эта поездка в некоторых средствах массовой информации и блогосфере. Это был сугубо частный, краткий визит. Уже будучи в Донецке, я понял, что имеются две версии моего визита туда. Обе ложные, но крайне забавные.

Первая версия. Я приехал в Донбасс, чтобы организовать или обеспечить визит туда Владислава Суркова, который возвращается в ДНР с не совсем очевидными целями. Это полнейшая ерунда. Если Владислав Сурков захочет по какой-то причине поехать в Донбасс, он легко может это сделать без моей помощи и поддержки.

Вторая версия гласит, что я приехал в Донбасс для того, чтобы найти наёмников для боевых действий в Ливии. Даже была предельная конкретика от какого-то «умника», который сообщил, что я получил деньги на четыре сотни наёмников. Почему не на четырёх тысяч или сорока тысяч? Союз добровольцев Донбасса не ведёт никаких боевых действий в Ливии и никого туда не вербует. Если бы мы действительно хотели завербовать бойцов для боевых действий в Ливии, мне не нужно было бы куда-то ездить и забирать человеческие ресурсы из Донбасса. В самой России огромное количество добровольцев, которые готовы встать под знамя Союза добровольцев Донбасса в любом военном начинании.

ИАН: Как Вы относитесь к ЧВК и их деятельности?

А. Б.:К российским частным военным компаниям и их деятельности я отношусь в целом позитивно. Работа ЧВК имеет два измерения –политическое и коммерческое. Частные военные компании давно используют западные элиты в своих целях.Этот рынок в свое время был монополизирован американцами и англичанами, установившимина основании картельного сговора монопольно высокие цены на эти услуги.

Но если мы можем использовать те же средства, что и наши геополитические противники, почему бы не воспользоваться этой возможностью? Да, на данный момент у нас нет законопроекта, регламентирующего деятельность ЧВК. Однако,их фактическая деятельность уже началась. Считаю, что это абсолютно естественно. С точки зрения бизнеса очень хорошо, что русские частные военные компании выходят на рынок,демонополизируют его, отнимая кусок хлеба с маслом и икрой у американцев и англичан, наращивая своё военное и политическое влияние в мире. Тем самым они создают на рынке новые условия, обрушивая цены и политические договорённости, которые имелись ранее между многими странами и западными частными военными компаниями. Всегда хорошо, когда мы выходим на новые рынки. Это правильно и с точки зрения политики, и с точки зрения экономики.

Другое дело, что есть непосредственно моё отношение к командировкам наших людей в Сирию или Ливию. Оно не столь однозначно. Я к подобным «отхожим промыслам» отношусь как к неизбежному злу. Да, к неизбежному, но все-таки злу. Дело в том, что уровень потерь русских добровольцев в Сирии и Ливии чрезвычайно высок. А я к нашим добровольцам отношусь не как к мясу или товару. Я считаю их товарищами – я такой же, как они. Многие из тех, кто погиб в Сирии или Ливии, были моими товарищами либо знакомыми. Каждый утраченный нами человек воспринимается как существенная потеря. Тем более, я понимаю,что это лучшие люди современной России. Поэтому мне очень обидно, что их жизни тратятся на часто весьма эфемерные победы в сирийской и ливийской пустынях.

Я уверен, что добровольцы пригодятся в будущем в других местах. При этом я рассматриваю возможность деятельности ЧВК в рамках специфики Союза добровольцев Донбасса. Но это касается только тех стран, в которых работа в качестве сотрудников ЧВК не несёт за собой высокой летальности. Направлять людей на работу, где они получат неплохие деньги и отточат свои профессиональные навыки – это одно, и совсем другое – гробить их целыми партиями.

ИАН: Ваша позиция по поводу ЧВК понятна. Давайте вернемся к Вашей поездке. Зачем Вы ездили в ДНР?

 А. Б.:Одной из основных задач Союза добровольцев Донбасса с момента его создания является оказание помощи Народным Республикам. Это и делается на регулярной основе. Для того, чтобы узнать какую помощь мы оказываем, любой желающий может зайти на наш сайт.

Сейчас у нас появились и экономические проекты, связанные с Республиками Донбасса. Сейчас мы работаем над экономическим проектом, который может стать для ДНР весьма выгодным. Если он действительно осуществится, то принесёт Донбассу несколько тысяч рабочих мест. Люди получат относительно высокооплачиваемую постоянную работу, а казна Республики – существенное пополнение. Над этим мы и работаем. Поэтому я и ездил в ДНР.

ИАН: Вы ездили в Донбасс в период эпидемии коронавируса. Как обстояли дела с пересечением границы, с карантинным режимом?

А. Б.:Мне удалось преодолеть все связанные с этим сложности. В моей поездке было заинтересовано руководство Республики. Я встречался с Главой ДНР Денисом Пушилиным, Министром внутренних дел Алексеем Диким, премьер-министром Республики Александром Ананченко, Министром финансов и Главой Центрального Республиканского Банка. Все эти люди нужны для продолжения работы над проектом. Ещё я виделся с большим количеством производственников и своими старыми товарищами, из которых можно выделить Андрея Пургина – одного из основателей ДНР.

ИАН: А будут ли иметь известные командиры какое-то отношение к данному экономическому проекту?

А. Б.:Возможно, один будет.

ИАН: Какие вопросы кроме проекта Вы обсуждали с Денисом Пушилиным?

 А. Б.:С Главой ДНР мы обсудили гуманитарные вопросы. В частности, вопрос об амнистии для добровольцев, которые из-за различных правонарушений находятся в заключении на территории ДНР. На данный момент по этому вопросу работает специальная Комиссия. Изначально планировалось, что амнистия пройдёт 9 мая – в День Победы, но из-за эпидемии коронавирусной инфекции произошёл определённый сбой в работе Комиссии. Я надеюсь, что в ближайшее время Комиссия вернется к нормальной работе и выполнит поставленные перед ней задачи.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!