В понедельник, 9 декабря, в Париже состоится очередной саммит в «нормандском формате». Последняя встреча лидеров стран прошла 19 октября 2016 года. Тогда стороны согласовали так называемую «формулу Штайнмайера», которая регламентировала порядок выполнения Минских соглашений. Спустя три года часть условий формально можно считать выполненными, и стороны вновь сядут за стол переговоров.

Коренных изменений после «нормандской встречи» ждать не стоит. Зеленский —  несамостоятельный политик, который практически не контролирует ситуацию. Лучшее, что может случиться — стороны договорятся об окончательном обмене пленными и разведении сил на 35 километров. Такое мнение в беседе с ИА «Новороссия» высказал директор Фонда прогрессивной политики, политолог Олег Бондаренко.

«Я не питаю особых надежд по поводу встречи. Обмен «всех на всех» и окончательное разведение войск — тот максимум, которого стоит ждать. Думаю, вполне возможно, что в кулуарах затронут и вопрос транзита российского газа через территорию Украины. Вряд ли его станут обсуждать официально. Это все-таки нормандский формат — в его рамках мы можем говорить только о ситуации на востоке Украины. Вряд ли стороны уполномочены обсуждать в таком составе проблему транзита.

Зеленский — зависимый политик, который не обладает необходимым количеством ресурсов. От его политической воли практически ничего не зависит. Сейчас формально действует закон об «особом статусе» и, тем не менее, он ни на что не влияет. От его продления еще на год — фактически ничего не изменится: он как не работал, так и не будет работать. Глобально не на что это не повлияет», — отмечает спикер.

Подобного мнения придерживается политолог и публицист Сергей Черняховский. Он назвал выход Украины из Минских соглашений — самым благоприятным результатом встречи, ведь тогда в срыве мирного процесса обвинят Киев, а это «развяжет руки» Республикам и России.

«Я с любопытством жду этой встречи, ведь ее результаты для меня пока непонятны. Учитывая, что позиция России определена достаточно четко, речь может вестись только о способе выполнении Минских соглашений и о причинах торможения мирного процесса. Зеленский желает добиться общего согласия в пересмотре отдельных положений или создать ситуацию, при которой Франция и Германия поддержат его инициативы. Такую позицию косвенно обозначает Зеленский. К примеру, он приедет жаловаться на невозможность выполнения Минских соглашений. В итоге никаких решений не примут и все сойдутся во мнении, будто процесс тормозит Россия. В таком случае Зеленский получит возможность не выполнять Минские соглашения, формально не отказываясь от их исполнения.

Возможен наглый и наивный вариант, на который рассчитывает Зеленский — он заявит, что нормандский формат исчерпан и обратится за помощью к Англии и США. Ничего это в продвижении не даст, однако позволит и дальше поддерживать ситуацию в подвешенном состоянии. Если такая ситуация возникнет, то формат переговоров изменится, ведь все обязательства с Республик будут сняты. В таком случае трудно предвидеть дальнейшее развитие событий, особенно, когда рейтинг Зеленского падает, а реальной политической поддержки, кроме электоральной, у него практически нет.

В целом, по общей логике, стороны могут договориться о газовом контракте, разведении войск и обмене пленными — тогда Зеленский расскажет всем о своих успехах в Париже, а дальше ничего не продвинется.

Судя по тому, что твориться в Верховной раде — я думаю, она не способна принять никакой вменяемый закон (закон «об особом статусе Донбасса» — прим. ред.). По условиям Минских соглашений, закон нужно согласовать с Республиками. Я не вижу в Зеленском воли и возможностей, которые позволили бы ему четко пойти по этому пути. Примерно понятно, как ему нужно было бы поступить и как делать. Комментаторы неоднократно отмечали, что Зеленский, игнорируя настроения собственного электората, пошел на поклон к тем, кто голосовал против него. За него отдало голоса пассивное большинство, а против него выступило активное уличное меньшинство — он ничего и не сделал, чтобы собрать вокруг себя иные группы.

Поэтому принципиальных изменений ждать не стоит. Самый лучший вариант для Зеленского — честно выйти из Минских соглашений. Тогда инициатором этого процесса оказалась бы Украина. Это бы усилило позиции Народных Республик и России. Хотя я думаю, что такого благоприятного результата ждать не стоит. Я был на референдуме в Крыму и слышал, как люди в избирательных комиссиях называли его «подарком Бога». Я боюсь, что повторно такого подарка украинская элита народу не сделает», — резюмировал эксперт.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!