Украинский парламент принял во втором чтении и в целом законопроект, который предоставляет право ВСУ применять боевую технику и оружие, в том числе в особый период. При этом президент Украины Зеленский выступил с инициативой разработки «концепции переходного правосудия» для Донбасса и Крыма. Для чего Киеву необходим подобный закон и о какой концепции говорит Зеленский, ИА «Новороссия» рассказали кандидат юридических наук, участник экспертной инициативы «Юг России» Николай Андреев и политолог Алексей Анпилогов.

По мнению Николая Андреева, украинским властям все еще выгодны разносортные боевики.

«Я считаю, что принятие закона, позволяющего использовать вооружение и ВСУ в «особый период» – это, в первую очередь, попытка обезопасить полезных киевскому режиму людей от возможного преследования.

Будет ли это преследование внутриукраинским? Не исключено, так как со временем к власти на Украине могут прийти силы, которые будут уничтожать бывших боевиков и их реальных хозяев. Так что, возможно, это еще и шанс обезопасить политиков и олигархов, использовавших боевиков и различные нацбатальоны в своих интересах.

С другой стороны, такой закон можно отменить в любой момент. И соответственно, в любой момент все участники так называемых «АТО» и «ООС» понесут наказание. Так уже было в Германии после окончания Второй мировой войны: никакие законы нацистов не спасали. Формально отменить данный закон, как и любой другой, может Верховная рада. Фактически этого пока не сделает никто, так как украинским властям все еще выгодны разносортные боевики.

Что касается инициативы Зеленского о некой «концепции переходного правосудия», то мне сложно говорить о том, что понимает человек, далекий от юриспруденции, под тем или иным политико-правовым термином. Видимо, он считает, что будут действовать некие временные правила. Оговоримся: если действительно так считает.

Но скорее всего, он следует в русле днепропетровской политики: сейчас обещаем, а вешать будем потом.

Я бы не воспринимал серьезно это высказывание, так как в его основе ничего нет».

В свою очередь Алексей Анпилогов отметил, что такими способами Киев пытается карательные подходы к усмирению восстания в Донбассе.

«Концепция «переходного правосудия», как и закон о применении оружия в некий «особый период» — это не более чем попытка спрятать за маской миротворцев все те же карательные подходы к усмирению восстания в Донбассе, которые вот уже пять лет безуспешно применяет Киев.

В положениях Минских соглашений все «особенности» ситуации в Донбассе прописаны максимально полно, более того, в подписанной недавно «формуле Штайнмайера» эти особенности еще и изложены в виде максимально понятной процедуры однозначных действий.

С моей точки зрения, Киев прекрасно понимал, что он подписывал в сентябре 2014, зимой 2015 года или подписал в октябре 2019 – но только вот никогда не собирался все это исполнять, как не собирается толком исполнять и сейчас.

В силу этого и возникают все эти фантомы: «переходное правосудие», «применение оружия в особый период» и тому подобные украинские «изобретения», проталкиваемые в одностороннем порядке.

В то же время, если мы посмотрим в текст Минска и формулы Штайнмайера, под которой, между прочим, в очередной раз красуется подпись «пенсионера» Кучмы, то увидим, что там нет ни «переходного правосудия», ни «особого периода», а есть только особый статус, да еще и согласованный с представителями Донецка и Луганска.

Особый статус – это вещь постоянная, которую, к тому же, Киеву еще и надо закрепить в Конституции. Хотя я за последние дни уже много раз слышал удивительно наивное мнение с киевской части Украины: «особый статус можно и потерять по дороге».

Как видится, Киев хотел бы применить в Донбассе «хорватский сценарий», по которому Хорватия де-факто упразднила в 1998 году остатки Республики Сербская Краина – так называемую Область Срема, Бараньи и Восточной Славонии, которая просуществовала еще два года после разгрома РСК в 1996 году.

Тогда эта область, в которой сербы составляли более 90% населения, существовала в виде автономии под управлением ООН – и условием ее интеграции было проведение местных выборов и референдума об автономии. Об этом даже были приняты постановления на уровне ООН. Однако за два года фактической оккупации сербского анклава Хорватия провела этнические чистки, дала право голосовать хорватам из других регионов (под видом «беженцев»), ограничила выдачу паспортов сербам и фактически лишила их права голоса, а также перекроила административные границы Срема, Бараньи и Восточной Славонии для того, чтобы сербы оказались в подавляющем меньшинстве. В итоге результаты сербского референдума в Области были проигнорированы, а на выборах победили хорватские партии. После такого, якобы «мирного» включения Области в состав Хорватии в начале 1998 года по данным неправительственных организаций эти территории покинуло значительное количество сербов – 77 316 человек, что составляет практически 95% довоенного сербского населения этого района.

Как видится, именно к такому сценарию Киев хочет привести «урегулирование» ситуации в Донбассе, который в таком случае будет мало отличаться от этнических чисток и геноцида. Однако хочется верить, что исторические аналогии вполне ясны руководству ДНР и ЛНР, как и руководству России».


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!