На нынешней Украине исторические мифы множатся в геометрической прогрессии, что, впрочем, понятно. Когда совершенно нет возможности продемонстрировать согражданам хоть какие-то экономические сдвиги в стране, избравшей европейский путь развития, спешно предпринимается пропагандистская шумиха, погружающая население в дебри исторических вымыслов. Взять хотя бы исторический эпизод, связанный с добровольной эвакуацией на территорию УССР галицких русских, а также тех, кто к 1944 году идентифицировал себя, как украинцы.

Давайте вспомним основную историческую канву тех событий. В 1944 году Красная Армия, восстановив Государственную Границу СССР, приступила к освобождению Польши.  Одной из первых ее областей, откуда были изгнаны гитлеровцы, стали территории Западной Украины и Галиции, население которых впервые за более чем четыре сотни лет получило возможность самостоятельно принять решение: оставаться ли ему на территории будущей Польши или переселиться на территорию УССР. Согласно документам на территорию советской Украины тогда переселилось свыше 482 800 человек. Это представлялось многим людям, населявшим указанные регионы, достойной альтернативой. А на территорию Польши всего выехало от 800 до  4 000 человек (по разным источникам). Разница, как видим, ощутима.

Сегодня на Украине данное историческое событие явилось очередным поводом обозвать это «насильственной депортацией», целью которой…по словам украинского национал-шовиниста Барны, было уничтожение всего украинского…», и при этом обвинить опять же Москву.

Еще в прошлом году был внесён законопроект «О поминовении на государственном уровне 75-й годовщины с начала депортации автохтонных украинцев с Лемковщины, Надсянья, Холмщины, Подляшья, Любачевщины, Западной Бойковщины в 1944-1951 гг.». Сейчас на нынешней Украине уже празднуют 76-ую годовщину мифической «депортации». При этом мифотворцы от истории, старательно описывая сам процесс, не жалеют мрачных красок.

В результате «насильственного переселения», пишут они, «выживание ряда этнографических групп украинского народа (бойки, лемки) оказалось под угрозой, и было практически приостановлено».

При этом для «доказательств» используются старые фотографии конвоирования взятых в схроне в плен бандеровцев, которые украинские «историки» выдают за фото якобы «насильственной депортации украинцев из Польши в УССР».

Изобрели и очередной «день» памяти «депортируемых», который отмечают со второй недели сентября. Подвизавшиеся на заказной «исторической» ниве пропагандисты пресловутого института национальной памяти обеспечивают сему действу нужное «информационное» сопровождение, главная идея которого – «доказать, что у украинцев есть историческая память». Возможно дело дойдет до требований «компенсаций», которые могут стать частью бюджета для сидящей по уши в долгах киевской власти. Однако увлеченные мифотворческом, украинские псевдоисторики упустили тот факт, что текст документа, регламентирующего это историческое событие, долгое время находился в свободном доступе.

Точное название документа, на основании которого проходило переселение русских, русинов и украинцев на территорию УССР, а поляков — на территорию Польши: «Соглашение между Правительством Украинской Советской Социалистической Республики и Польским Комитетом Национального освобождения об эвакуации украинского населения с территории Польши и польских граждан с территории УССР» от 9 сентября 1944 года.

Сразу же в тексте главы 1 Раздела 1 «Соглашения» читаем крайне неудобную для украинских мифотворцев фразу:«… Эвакуации подлежат только те из перечисленных … лиц, которые изъявили свое желание эвакуироваться и по принятию которых есть согласие Правительства Украинской ССР и Польского Комитета Национального Освобождения.
Эвакуация добровольна, и потому принуждение не может быть применено ни прямо, ни косвенно. Желание эвакуированных может быть выражено как устно, так и подано письменно. …»

И как же тогда быть с россказнями о насильственной «депортации»? Может стоит украинским псевдо-историкам прочитать текст документа повнимательнее, глядишь и проявятся там «свидетельства» если не о «насильственной депортации», так хотя бы об издевательствах, коим якобы подвергались переселенцы. Но, увы, в статье 3 записано только о льготах, которые распространялись на переселяемых с территории Польши украинцев:

«…а/ списать все недоимки, которые числятся за ними, по натуральным поставкам, денежным налогам и страховым платежам;

б/ в случае, если эвакуированный сдаст свой урожай государству в пункте, откуда он выезжает, другая Сторона на месте, где поселяется эвакуирован, возвращает ему сданный урожай в том же количестве;

в / освободить в 1944 и 1945 гг. Все переселяемые хозяйства, как на территории Украинской ССР, так и на территории Польши, от всех государственных денежных налогов и страховых платежей;

г/ выдать эвакуированным денежный заем в местах их расселения на хозяйственное устройство и другие нужды в размере 5000 рублей — злотых на одно хозяйство с возвратом в течении 5 лет;

д/ в связи с хозяйственной заинтересованностью обеих Сторон в том, чтобы эвакуированные полностью засеяли озимый клин, устанавливается, что в местах расселения те из эвакуированных, которые засеяли озимые, получат озимые посевы по возможности в тех же количествах…

… Стоимость движимого, а также недвижимого имущества, которое остается после эвакуации, возвращается эвакуированным по страховой оценке в соответствии с законами, которые существуют в Украинской Советской Социалистической Республике и соответственно в Польском государстве. В случае отсутствия страховой оценки, имущество оценивается Уполномоченными и Представителями Сторон. Договаривающиеся Стороны уславливаются о том, что дома в городах и сельских местностях, которые освобождаются в результате переселения, будут предоставляться в первую очередь переселенным…»

Где же здесь позвольте спросить тот геноцид, о котором трубят украинские мифотворцы. Где пресловутое «насильственное переселение»? Сухие строчки документа свидетельствуют скорее об обратном. В частности, о предоставлении наиболее благоприятных условий для переселенцев (и это в военное время), несмотря на то, что страна находилась практически в руинах.

Советское правительство позаботилось даже о том, чтобы переселенцам заплатили компенсацию за оставленное в Польше имущество. По свидетельству очевидицы переселения, проживающей в 1950 году   в городе Первомайск (Одесская область), переселенцам были предоставлены специально построенные для них типовые дома. Чего, кстати, до сих пор не удосужилась сделать нынешняя киевская власть для переселенцев с донбасских территорий.

Понимая, что эти факты трудно оспаривать, украинские «историки» пытаются изворачиваться:«… Акция должна была быть добровольной, но не нашла особой поддержки среди украинцев». Здесь, действительно, надо сделать оговорку – «не нашла поддержки» у колаборантов, сотрудничавших с гитлеровцами, которые боялись уходить на территорию СССР. Так, противились переселению униатские священники Коциловский, Лакота, Байрак, которых украинские «историки» записали в жертвы НКВД. Однако позже вскрылись факты их сотрудничества с гитлеровцами (Коциловский, например, служил мессу для карателей дивизии СС «Галичина»). На нынешней Украине подобная деятельность называется «сопротивление москальской оккупации» и всячески приветствуется.

Вполне объяснимое «сопротивление» существовало также в тех районах, где бандеровские бандформирования имели значительное влияние на местное население. Давших согласие на переселение могли убить вместе с членами их семей, могли сжечь дом и посевы, могли надругаться над женщинами, могли запугать, избить, ограбить и т. д. К слову, после переселения преступления бандеровцев на востоке Польши сошли на нет. Именно потому, что таким образом была уничтожена в этих отдельных районах тыловая база поддержки оуновских боевиков. Но, как видим, историческая правда интересует киевские власти меньше всего.

На нынешней Украине, например, обходят стороной геноцид, который устроили бандеровцы на землях компактного проживания лемков, которые также упоминаются как невинно «пострадавшие» от «депортации». Лемки, традиционно придерживающиеся общерусского сознания, действительно были пострадавшими, но от бандеровцев. Не воспринимая навязываемую им украинскую идентичность, в составе «тысячелетнего украинства» лемки оказались лишь в ХХ веке, да и то не все.

Поэтому до сих пор лемки Польши отмечают так называемый «день» памяти «депортируемых» траурными мероприятиями и отдельно от польских украинцев. В частности, польское Общество лемков сделало заявление: «УПА была для лемков внешней силой, вторгшейся в 1944 г. на территорию Лемковщины, насаждая покорность и принуждая к принятию украинской идентичности точно так же, как в период немецкой оккупации делала ОУН и другие украинские организации, сотрудничавшие с немцами».

Таким образом, утка про мифическую «насильственную депортацию» нужна идеологам украинского национал-шовинизма для того, чтобы на ровном месте создать основание для мифологии «своей собственной исторической памяти». Того, чего у Украины, существовавшей как республика только в рамках СССР, никогда не было. Вернее, если говорить об исторической памяти, у Украины с СССР она (память) была общая. Но киевский режим обзавелся своей, лживой, перелицованной «памятью», в которой добровольные переселенцы, – «невинные жертвы НКВД и советского строя».

Наталья Залевская специально для ИА «Новороссия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!