В России может быть разработан легкий колесный танк на базе платформы «Бумеранг». Об этом в интервью телеканалу «Звезда» заявил Андрей Красовицкий, гендиректор «Военно-промышленной компании» (создателя «Бумеранга»). В чем особенность «Бумеранга» и как в России уже пытались создавать колесные танки — в материале портала iz.ru.

«В наших планах сделать сегодня колесный танк. Это будет такое ноу-хау. На этой же платформе [«Бумеранг»], но это уже будет пушка большего диаметра. И об этом мы уже сможем поговорить в ближайшее время», — сказал Красовицкий.

Перспективный колесный

ВПК-7829 «Бумеранг» — это универсальная колесная платформа, одна из трех перспективных платформ, на которых будет строиться бронетехника российской армии с 2020-х годов. Две другие — это средняя гусеничная «Курганец-25» (на ней создается БМП Б-11) и тяжелая «Армата». На последней, в частности, создан танк Т-14 и тяжелая БМП Т-15.

Впервые платформу открыто показали на тренировках парада Победы в 2015 году, до того ее демонстрировали в закрытой части экспозиции Russia Arms Expo 2013 в Нижнем Тагиле. По исходным планам Госпрограммы вооружений 2011–2020 годов, серийная техника, создаваемая на всех трех платформах, должна была пойти в войска как раз с 2015 года. Однако испытания и доработки затянулись.

На базе «Бумеранга» предложено было целое семейство боевых колесных машин. Наиболее известны БМП К-17 и БТР К-16.

Первая машина — «базовая» в семействе — оснащена необитаемым боевым модулем «Бумеранг-БМ», разработанным в тульском КБ приборостроения. Модуль включает 30-миллиметровую автоматическую пушку 2А42, 7,62-миллиметровый пулемет ПКТМ, а также два сдвоенных пусковых контейнера для управляемых ракет «Корнет-Д». Последние могут использоваться против наземных целей (ракета с термобарическим оснащением), против бронетехники (с тандемным кумулятивным оснащением) и против низколетящих воздушных целей со скоростями до 250 м/с (ракета с осколочно-фугасным оснащением). Противотанковые ракеты применяются на дальности до 8 км, ракеты против незащищенных наземных и воздушных целей — до 10 км. БТР К-16 несет необитаемый боевой модуль, созданный в ЦНИИ «Буревестник», со стабилизированным в двух плоскостях 12,7-миллиметровым пулеметом «Корд».

Впоследствии были замечены и другие варианты комплектации «Бумерангов». В частности, на показе бронетехники на форуме «Армия-2017» была показана версия с обитаемым боевым отделением «Бережок». Это решение было также разработано в Туле для модернизации парка советских БМП-2. Модуль включает в себя 30-миллиметровую автоматическую пушку 2А42, два сдвоенных контейнера для ракет «Корнет» и 30-миллиметровый автоматический гранатомет АГ-30М. Последний представляет собой огневое средство низкой баллистики и предназначен для поражения по навесной траектории живой силы, укрывающейся в складках местности.

Во всех этих вариантах машина, управляемая экипажем из трех человек, способна перевозить восемь десантников.

Легкая пушка

Это уже не первая попытка «продать» российской армии легкий танк, в том числе колесный. В конце 2000-х для нужд ВДВ была разработана авиадесантируемая самоходка 2С25 «Спрут-СД», представляющая собой 125-миллиметровую танковую пушку на шасси БМД-4. Основное назначение такой машины — истреблять танки и тяжелые средства огневой поддержки. Машина была выпущена в незначительном количестве и в войсках не прижилась.

Еще ранее, в начале 1970-х, в СССР разрабатывали на базе БТР-70 колесную противотанковую самоходку с 85-миллиметровой пушкой (2С14 «Жало-С») для применения в батальонном звене. Однако к моменту окончания испытаний (1980 год) калибр пушки уже признавался недостаточным для борьбы с основными боевыми танками противника и к тому же не позволял разработать для нее управляемые боеприпасы.

Собственно колесный легкий танк Россия попыталась заполучить на внешнем рынке. В декабре 2010 года было принято решение о проведении в России испытаний двух итальянских боевых машин — истребителей танков  B1 Centauro и двух БТР VBM Freccia (на их базе). Испытания прошли в 2012 году на полигонной базе 38-го НИИ Минобороны, и это направление считалось конкурентным по отношению к теме «Бумеранг».

Рассматривались танки в оснащении 105-миллиметровой и 120-миллиметровой пушками компании OTO Melara. БТР проверялись в вариантах с 25-миллиметровой и 30-миллиметровой автоматическими пушками. Если бы техника была одобрена военными, то планировалось организовать в России ее сборочное производство — по аналогии с бронеавтомобилями «Рысь» (итальянскими IVECO LMV), собираемыми до сих пор.

Однако военные забраковали «кентавров» и летом 2014 года объявили о том, что в аналогичном классе будут закупать российские образцы. Как сообщалось в частном порядке, машина, несмотря на отмеченные преимущества в части удобства применения, плавности хода и точности вооружения, отвратительно показала себя в эксплуатации в осенне-зимний период.

Многие специалисты, к слову, критикуют саму концепцию колесного (и вообще легкого) танка в приложении к российским вооруженным силам. При этом есть и мнения, что такая техника пригодилась бы в условиях современной маневренной войны на открытых пространствах против противника, отстающего на несколько фаз развития — как в той же Сирии с ее бесконечными «войнами на Тойотах» и машинами-камикадзе.

Насколько такая машина вообще нужна в современной системе вооружения сухопутных войск, решать, безусловно, Минобороны. В любом случае следует отметить, что тема колесного танка на основе «Бумеранга» имеет хоть какие-то шансы на развитие только после принятия на вооружение приоритетных образцов, создаваемых на этой платформе: уже упомянутых БМП К-17 и БТР К-16.

Безусловно, для машины такого класса есть место на мировом рынке вооружений. Но нетрудно заметить, что этот рынок, имеющий ограниченный объем, и так затоварен. Помимо старых образцов, таких как французский AMX-10RC или бразильский Cascavel (особенно популярный в Третьем мире), давление на рынок оказывают новые образцы техники: уже упомянутый Centauro, а также американские машины на платформе Stryker. При этом страны, потенциально наиболее заинтересованные в подобном танке, наименее и платежеспособны — это небогатые государства Африки и Южной Азии.

Константин Богданов

Источник: Известия


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!