Станислав Смагин: Как по-украински «миротворец»?

В контексте современной Украины слово «миротворец», ставшее названием сайта со списком подлежащих уничтожению или как минимум репрессиям «врагов украинской государственности», имеет особое, крайнее своеобразное значение. Вот и вопрос «миротворческой миссии в Донбассе» руководством незалежной трактуется в том же духе. Так, на встрече с украинскими блогерами (символично, что участие в ней приняла и администрация сайта «Миротворец») президент Порошенко в красках рассказал о грядущей «реинтеграции» Донбасса.

«Короче, что я понял после вчерашней встречи. План такой. Сначала миротворцы заходят и перекрывают границу на всей ее протяженности. Потом заходят ВСУ и зачищают Донбасс, в стиле «без оружия — живи, с оружием — смерть». После вывода русских силы АК «ЛДНР» оценивают примерно в 15 тысяч человек. Как пойдёт сама зачистка — мало кто может спланировать…Выпускать вооруженных сепаров [сепаратистов] с Донбасса на территорию России сами русские не будут ни за что, а давать им амнистию у нас никто не собирается», — поделился впечатлениями от встречи бывший участник «АТО» блогер Мартин Брест.

Интересно, что пан Мирослав Олешко, являющийся, собственно, администратором «Миротворца», назвал встречу «очень теплым разговором» о «насущных проблемах» и «пути к нашей совместной победе». Каким адским пламенем чревато для Донбасса «тепло» подобных разговоров и «совместная победа» олешек с порошенками — догадаться несложно. Кроме того, Олешко порадовала беспощадность Порошенко к врагам укрорейха: «Те, о ком он говорил, это те, о ком вы думаете, — он их ненавидит, он их презирает как блох, которых нужно раздавить за то, что они работают против Украины вместе с Кремлем. Путина он ненавидит, а тех, кто стал его пособниками и союзниками, — тем более. Никому ничего не простит».

Слова Порошенко вполне укладываются в общую канву действий украинского политикума и его отдельных представителей; так, экс-депутат рады Сенченко подготовил законопроект «О прощении», согласно которому жители Донбасса и Крыма будут обязаны «просить прощения у Украины. Клятва включает нижайшую просьбу применить к просителю «процедуру прощения и альтернативное наказание, предусмотренное Законом Украины О прощении», и в качестве такого «альтернативного наказания» Сенченко предлагает ограничивать «раскаявшихся» в гражданских правах, запрещать им работать в органах власти и участвовать в любых выборах.

Однако по меньшей мере наивно считать все эти кровожадности «державной влады» перегибами на местах, о которых заокеанские и вообще закордонные кураторы не в курсе, либо в курсе, но не одобряют. Еще как в курсе, и одобряют если не прямо, то по принципу «молчание — знак согласия». Так, 3 марта американский спецпредставитель по Украине Курт Волкер, избежав экстремистских изысков вроде «без оружия — живи, с оружием — смерть», тем не менее вполне ясно увязал миротворческую миссию ООН в Донбассе с уничтожением любых следов субъектности ЛДНР: «Так называемые “Луганская Народная Республика” и “Донецкая Народная Республика” являются образованиями, которые созданы Россией для того, чтобы помочь замаскировать роль РФ и укрепить продолжающийся конфликт, и они должны быть ликвидированы. Не существует места для них в украинском конституционном укладе. Минские соглашения направлены на восстановление суверенитета и территориальной целостности Украины, и эти образования должны исчезнуть».

Подтвердил он свою позицию и в интервью агентству «Укринформ»: «Особым положением этого закона [о «реинтеграции Донбасса»] является важный вопрос изменения статуса военной операции. Ведь некорректно рассматривать лишь антитеррористическую операцию. Это война, развязанная Россией на украинской территории. Украина использует свои вооруженные силы для своей защиты. Следовательно, это должно быть урегулировано в любом случае». Кроме того, Волкер напомнил о неизменности позиции Запада по Крыму: «Мы не признаем принудительную аннексию Крыма Россией. Мы считаем это нарушением международного права. Россия является оккупационной силой».

Наконец, ЕС, несмотря на развернувшуюся торгово-экономическую конфронтацию с американцами, вполне поддерживает Штаты по миротворческому вопросу, о чем сообщила Федерика Могерини. А Швеция, которой уготована роль авангарда миротворческой миссии, устами своего министра обороны Петера Хульквиста выразила согласие с такой ролью.

Теперь, как в анекдоте про русского мужика Ивана, Рокфеллера с его дочерью и швейцарский банк, осталось узнать мнение русского мужика. Об этом говорит и Волкер: «Мяч сейчас на российской стороне. Мы обобщили соответствующие параметры миротворческих сил, которые нам нужны. Мы обсудили вопрос об их развертывании, включая географию и усиление мандата. В этом мы получили широкую поддержку со стороны европейских партнеров, членов Совета Безопасности ООН. Когда я прошлый раз встречался с господином Сурковым в январе, мы обсудили эти предложения, и сейчас ждем обратной реакции». Речь о встрече Волкера и Суркова в Дубае. Чуть позже в комментарии для агентства УНИАН американский спецпредставитель повторил эту же мысль, проговорив более четко — реакции ждут, но пока ее нет: «В январе во время встречи с Сурковым было сказано, что они это приняли к сведению, и они разработают свои предложения для нас, чтобы затем их обсудить и назначить новую встречу. С тех пор мы ничего от них не слышали, но надеюсь, что это произойдет очень скоро».

А ведь в промежутке между дубайской встречей и нынешней стадией обсуждения вопроса была конференция по международной безопасности в Мюнхене, на полях которой миротворческая миссия тоже обсуждалась. Это было, помимо прочего, на встрече Лаврова и Климкина, закончившейся, по признанию сторон, ничем. Говорили в Мюнхене и о плане Расмуссена, точнее, Расмуссена-Гована, предусматривавшем 24-тысячную армию миротворцев, временное международное администрирование конфликтных территорий и разделение мандата ООН на несколько временных отрезков (сначала миротворцы дислоцируются на линии разграничения сторон, затем — и в остальных частях ЛДНР).

Иван со всей очевидностью придержал мяч и пока не идет в атаку, но при этом и не забивает кожаную в сферу в свои ворота. Скорее, как бы случайно выбил ее со всей дури на трибуну и курит возле углового флажка, ожидая, пока специально обученный мальчик принесет замену.

Некая «большая геополитическая сделка», о которой российский правящий класс грезил после избрания президентом США Трампа, давно ушла в разряд несбывшегося: новый хозяин Белого Дома ведет себя даже пожестче, чем ставший персонажем русского фольклора и запретительных табличек на продмагах и подъездах Барак Обама. Положа руку на сердце, подавляющему большинству отечественных «элитариев» никакие геополитические приобретения не нужны — куда важнее уберечь собственное материальное и потребительское благополучие, практически полностью связанное с Западом. Но все-таки надо хотя бы в самой минимальной степени сохранить также и лицо, или просто попытаться это сделать (очень многим, впрочем, не надо и этого).

Дубайская встреча, по итогам которой Сурков сообщил о «вполне реализуемом» пакете американских наработок, шанс на сохранение лица вроде давала. Стороны достигли хрупкого взаимопонимания касательно увязки выполнения политической части Минска-2 и начала миротворческой миссии ООН. Но еще до встречи российского и американского представителей в ОАЭ украинский парламент принял пресловутый «закон о реинтеграции», подписанный затем Порошенко, да и в целом украинская сторона продолжила наращивать агрессивность риторики, хотя, казалось бы, куда уж дальше. Делается все это под явное одобрение заокеанских партнеров и чуть более сдержанное, изредка сопровождаемое горестными вздохами в глубине брюссельских кулуаров, но все равно отчетливое от партнеров европейских. Собственно, одобрение тут первично, а риторика вторична: не будь первого, не было бы и второго.

В результате, если брать всю линию геополитического фронта, ситуация на сегодняшний день складывается следующая: Запад, в том числе и на украинском направлении украинскими руками, принуждает РФ к безоговорочной капитуляции, РФ робко, но все же выдвигает оговорки. Украина при этом искренне считает, что, наоборот, это она воинственно и дерзко тянет несмелый изнеженный Запад на решающую схватку со зловещим Мордором. Если же говорить конкретно о теме миротворцев, то она потеряла строго политическое значение, превратившись в извечный спор об истинном значении слов. РФ хотя бы для вида понимает обсуждаемое слово буквально, как «творящий мир», Украина же настаивает на трактовке «несущий смерть» и никак иначе.

Станислав Смагин, заместитель главного редактора ИА «Новороссия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!