Радоваться неудачам соседа и видеть в них свою победу — дурной пример из украинской политики, следовать которому хотелось бы меньше всего. Тем более не стоит радоваться украинским поражениям потому, что симптомы социальных болезней у нас с Украиной общие. Бедный и замученный постсоветской действительностью народ или, по крайней мере, наиболее пассионарная его часть, решила в 2014 году найти оригинальный выход из постсоветского тупика. Дальше начался смелый экономический, геополитический и культурно-цивилизационный эксперимент, проследить все этапы которого можно по итогам очередного года после начала Евромайдана.

Начался 2017 год с фактического отказа Украины от Донбасса — то есть с экономической блокады, которая вынудила народные республики пойти на введение внешнего управления. После этого стало понятно, что интеграция Донбасса Украине не нужна — Киеву необходима демонстративная победа над «сепарами» и «российскими оккупантами». Такая «победа» гораздо нужнее для украинского режима, чем ползучее возвращение территорий и населения. Украинский же электорат все меньше подвержен реваншистским настроениям и склонен скорее смириться со свободным выбором Донбасса, признав эти территории независимыми.

Вопреки ожиданиям и паническим настроениям, приход почти год назад Дональда Трампа к власти в США не подорвал вассальные отношения Вашингтона и Киева. Более того, американские ястребы последовательно поддерживают классическую геополитическую линию на поддержку русофобских режимов вокруг России, завершая год поставками летального оружия.

Провал минских договоренностей констатирован к концу года всеми сторонами — и в Киеве, и в Москве, и в Вашингтоне. Одни европейцы пытаются делать хорошую мину при плохой игре. Развязка в долгой череде переговоров не маячит и в новом формате с назначенным в этом году представителем США по Украине Куртом Волкером. Которая подряд встреча с российским представителем напоминает скорее разговор глухого со слепым. В Вашингтоне, похоже, до сих пор ждут эффекта от экономических санкций.

В целом же перспектива формирования своей Палестины или своего Приднестровья под боком на долгие десятилетия вперед наталкивает на мысль о том, что ужасный конец куда лучше, чем ужас без конца. В минувшем году развязка не наступила, а узел затягивался все крепче.

Всеобщая эйфория от интеграционных успехов сменилась в украинском обществе даже не другим энтузиазмом, а полной апатией. Не будоражит уже по-настоящему ни новый Майдан в исполнении Саакашвили, ни обещания последнего решительно разобраться с коррупцией и провести новые реформы. В обществе осталась только угрюмая ненависть к Порошенко, которая единственно и подстегивает протест. В успех революционных реформ и евроатлантической интеграции уже никто всерьез не верит. Да и всенародное празднование возможности безвизово свалить из страны победившего Майдана наводит скорее на мысли о поражении, а не о победе. Кто еще в мире объявлял национальным праздником облегчение выезда в соседние страны с молочными реками и кисельными берегами?

Вместе с общим разочарованием в обществе растет по экспоненте и раздражение ближайших соседей Украины, с которыми незалэжная в уходящем году окончательно ухудшила отношения. Венгрия и Румыния разве что не предъявили Порошенко территориальных претензий, а руководство Польши изо всех сил пытается подбодрить на официальном уровне Порошенко, параллельно подогревая в обществе память о бандеровских зверствах и польском Львове.

Что роднит Россию и Украину, обе уповают на глобальные геополитические перемены. Москва — активно, Украина — пассивно. Впрочем, здесь у Кремля куда больше поводов для исторического оптимизма на волне подъема пророссийских евроскептиков в Европе и явной усталости консервативного электората Трампа от антироссийской истерии.

В общем, ничего более страшного и пугающего для России и ее заблудшей части — Украины, — чем заморозка еще на год тлеющего конфликта, придумать сложно. Глядя на кромешный мрак воинствующего перемирия, трагедию мирного населения Донбасса и надрывные кривляния украинской государственности, единственное, чего хочется пожелать всем нам — скорейшего разрешения в новом году всего этого кошмара.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!