Мировому сообществу стало не до MH17: Александр Малькевич — о седьмой годовщине крушения малайзийского «Боинга»

  • Мировому сообществу стало не до MH17: Александр Малькевич — о седьмой годовщине крушения малайзийского «Боинга»
    wikimedia.org / Александр Малькевич

Прошло ровно семь лет с момента крушения малайзийского «Боинга» над Донбассом, однако международной следственной группе до сих пор особо нечем похвастаться. Только этим летом суд, наконец, приступил к рассмотрению дела рейса MH17 по существу и практически сразу отложил слушания до осени. Процесс сно

Прошло ровно семь лет с момента крушения малайзийского «Боинга» над Донбассом, однако международной следственной группе до сих пор особо нечем похвастаться. Только этим летом суд, наконец, приступил к рассмотрению дела рейса MH17 по существу и практически сразу отложил слушания до осени. Процесс снова осложнился после того, как США пообещали некие новые «неопровержимые доказательства», но суд их так и не увидел. Это далеко не первый случай, когда громкие заявления по сбитому «Боингу» не находят подтверждений, а рассмотрение дела буксует без видимых причин.

Российский журналист, первый зампред Комиссии по СМИ Общественной палаты России Александр Малькевич в беседе с ИА «Новороссия» прокомментировал, чем ознаменовался минувший год в судебном процессе по рейсу MH17, а также рассказал, что мешает следствию и мировому сообществу приступить к нормальному рассмотрению дела.

«Я скажу кощунственную вещь, но на фоне пандемии коронавируса и на фоне тех событий, которые происходят (в том числе, если говорить о последних, это ситуация в Афганистане) в мире, у мира такое количество проблем, что об этой трагедии реально никто не вспоминает. Судебный процесс за год, можно сказать, с мёртвой точки толком не сдвинулся.

При этом цинизм ситуации в том, что сложившийся порядок вещей во многом устраивает организаторов, потому что толком предъявить им нечего, аргументы очень слабые, а затягивание процесса, попытка всячески его заболтать и отложить как бы из-за коронавируса играет им на руку. То есть это не они несостоятельные, а вот так обстоятельства сложились, что придётся отложить и снова отложить, и так далее, далее, далее. Именно поэтому журналисты фактически уже перестали за этим следить.

Это, конечно, выгодно тем, кто всю эту постановку задумал, потому что никто уже толком не поймёт, когда было последнее заседание, чем оно закончилось и что на нём говорили. У меня складывается ощущение, что ряду деятелей было бы просто выгоднее быстро и тихо этот суд завершить, вынести пару-тройку приговоров и на этом всю историю закрыть», — высказал своё мнение собеседник агентства.

Запад изначально назвал Россию виновной в катастрофе, отметил эксперт. Тем не менее с того момента уже прошло много времени и произошёл ряд знаковых событий.

«Дело в том, что против России каждый день выдвигаются разнообразные обвинения, и, как говорится, «Дорого яичко ко Христову дню», как бы кощунственно в этой ситуации это ни звучало. То есть нужен был и этот процесс, и эти обвинения тогда. На самом деле, обвинения и были сформулированы ещё в 2014 году — тогда они были актуальны.

Но поскольку за это время произошла масса событий, в том числе прошли знаковые события в России, которым никак помешать не удалось, например чемпионат мира по футболу, Петербургский международный экономический форум, другие крупные мероприятия, поэтому суд фактически превратился в чемодан без ручки в руках представителей так называемого глубинного государства. Они придумали этот проект для формирования общественного мнения, для нагнетания истерии в СМИ, что им удалось сделать.

То есть, в общем-то, выносить какое-то судебное решение можно, а можно и не выносить, потому что для СМИ, для элиты, для массового сознания уже давно сформулированы постулаты: «Россия во всём виновата», и никто ничего не вспомнит. Суд может тянуться несколько лет, постоянно откладываясь из-за коронавируса, а в какой-нибудь «Википедии» напишут, что суд подтвердил выводы следствия и СМИ о виновности России», — отметил журналист.

Суд продолжает идти в рамках написанного заранее сценария. Во главу угла в нём поставлено сформированное общественное мнение, а не беспристрастность и процессуальные методы, считает Малькевич.

«Обвинение фактически строится на каких-то роликах на YouTube, на каких-то «расследованиях» сомнительных организаций. Нет задачи юридической. Мы, вообще, живём в жуткое время, когда ничего доказывать уже никому не нужно. Есть сформулированная и написанная за вас концепция, условно говоря, вашей вины. Она распространяется через социальные сети, подтверждается средствами массовой информации со ссылками на эти социальные сети — и всё.

То есть имеет место такой современный суд общественного мнения — своеобразная цифровая «тройка» XXI века. Если в советские времена был товарищеский суд, то есть собрались, поговорили и на глаз решили, то здесь всё гораздо хуже, в гипертрофированном масштабе. Общественность, живущая в социальных сетях, насмотревшись каких-то странных роликов и фейков, вынесла своё мнение.

Жалко в этой ситуации, безусловно, родственников погибших, потому что им хотелось бы восстановления справедливости и в целом даже не наказания виновных, а просто понимания реальной картины. Спустя годы людям хочется понять, что было на самом деле и кто какие команды отдавал.

Но этого не будет, потому что это невыгодно и тем, кто всё это организовал, и тем, кто задумал этот проект. Поэтому ситуация может длиться очень долго. И если вдруг в следующем году не будет никаких фактов, аргументов, чтобы начать рассказывать об «ужасной России», то, я думаю, суд тут же возобновится и обязательно какие-то «ужасающие» свидетельства будут предъявлены для того, чтобы снова было что рассказывать СМИ», — резюмировал Александр Малькевич.

Подготовил Иван Солдатов

Новости партнеров