Фото: Pixabay

В связи с широкомасштабной подготовкой ВСУ, нацбатов и иностранных наёмников с украинской стороны к наступлению всё внимание вполне обоснованно приковано к народным республикам Донбасса и их защитникам. В то же время крайне обделено вниманием русское население, живущее на подконтрольной киевскому режиму территории.

Это люди, которым приходится жить практически в условиях оккупации, в условиях запрета родного русского языка и под страхом обвинений в «сепаратизме», как при гитлеровской оккупации почти 80 лет назад.

Речь пойдёт не только об оккупированных войсками Киева территориях Донецкой и Луганской областей, где в условиях ООО (операции объединённых сил) люди совершенно бесправны и вот уже седьмой год терпят издевательства озверевших «лыцарив». Мы рассмотрим надежды, проблемы и разочарования русских людей из регионов исторической Новороссии, в которых Русская весна была подавлена СБУ, карательными отрядами олигарха Игоря Коломойского и предавшими население местными элитами.

Важно помнить, что население Украины более чем на 90% русское, а украинизация — явление искусственное и населению навязанное, что большинство граждан страны в быту, на работе и учёбе разговаривают на русском языке, а мова — это официоз и проявление лояльности. Даже сугубо «украиномовные» регионы Галиции разговаривают на жутком русско-польском суржике, причём чем дальше на восток, тем суржик по составу слов и произношению всё больше напоминает русский язык, а на юге и востоке Украины люди общаются в абсолютном большинстве случаев на русском языке. На мове не разговаривает никто. Показательно, что ещё в 2014 году 92% пользователей банкоматов на Украине выбирали для обслуживания русский язык. На мове люди говорят только под угрозой штрафов и расправы.

Надежды и разочарования

Государственный переворот в Киеве в феврале 2014 года и последовавшее за ним возвращение Крыма «домой» породили на Левобережье Днепра и в Причерноморье, на землях исторической Новороссии, небывалые надежды на возвращение в Россию вслед за Крымом. Люди поверили в Русскую весну и впервые за два десятилетия существования «незалежной» вышли на улицы. Многие командиры ВСУ на юге и востоке Украины готовы были переходить в армию России «звание в звание».

Жители новороссийских регионов бывшей Украины обращались к президенту России Владимиру Путину с просьбой защитить их от победившего в Киеве «майдана», от орд бандеровцев и карательных «поездов дружбы». И если Севастополь и Крым смогли защититься, сформировав структуры самообороны и взяв под контроль Перекоп и правительство в Симферополе, то в Донбассе активу Русской весны удалось взять под надёжный контроль только центры городских агломераций — из многих городов пришлось отступить под ударами ВСУ и нацбатов. Сыграла роль и граница с Россией. Ополчению Донбасса приходилось отражать удары только с одной стороны — с запада.

Значительная часть актива из других областей Новороссии — Запорожской, Харьковской, Одесской и Николаевской — выехала в Донбасс и уже с апреля 2014 года влилась в ополчение Славянска, Донецка и Луганска. Те, кто остался в своих регионах, в условиях постоянного террора властей ждали выхода ополчения Донбасса на границы регионов, чтобы начать активные действия по освобождению от киевского режима своих городов.

Играла роль география. Так, от русского Запорожья до ближайшей российской границы более 300 километров, а до опорного для карательных батальонов Коломойского Днепропетровска — всего 70 километров, и без опоры на границу с Россией или с освобождённым от украинских боевиков Донбассом любое восстание в Запорожье — это изначально битва в окружении. События 13 апреля 2014 года в Запорожье и 2 мая в Одессе ясно показали, что без общей границы с Россией и возможности опереться на неё действия в окружении обречены на поражение — противник всегда сможет создать многократный перевес в силах. Учитывая переход на сторону западных кураторов «майдана» СБУ и руководства МВД, надеяться на успех территориально изолированных восстаний против киевского режима было бы глупо.

Новая надежда у жителей Новороссии вспыхнула после разгрома ВСУ и карательных нацбатов в Изваринском, Иловайском и других «котлах». Победа казалась близкой. Украина потеряла почти половину сколько-нибудь боеспособных подразделений, и дорога к полному освобождению Донецкой и Луганской народных республик, а вслед за ними Харькова, Запорожья и Днепропетровска была открыта. Увы, Минские соглашения перечеркнули надежды русских людей Новороссии и позволили Киеву затянуть удавку на шее Русской весны.

Минские соглашения были восприняты в Новороссии как предательство, у людей появилось ощущение, что их бросили, что слова «русские своих не бросают» — всего лишь слова.

Киев с новой силой включил репрессивную машину: уже в 2015 году в СИЗО и тюрьмах одной только Запорожской области находилось более 400 политических заключённых, по всей Украине — тысячи!

Тем не менее люди, оставшиеся в оккупированных киевским режимом регионах, не теряют надежду на освобождение. Они регулярно (и пока без внятного ответа) спрашивают у своих земляков в Народной милиции Донецкой и Луганской республик, у выехавших в Россию: «Когда вы уже придёте?»

Самыми популярными на Украине остаются российские телеканалы, хотя теперь и приходится смотреть их по спутниковому ТВ. Люди живут надеждой на избавление от режима киевских казнокрадов и «шпрехенфюреров», постоянно унижающих их национальные чувства и культуру.

Новогоднее обращение Владимира Путина на Украине ежегодно смотрят миллионы семей. Раскол пролёг и по семьям: часто родители оказывались с одной стороны, а дети — с другой, много семей распалось из-за разницы во взглядах супругов на политические процессы.

Очень показательно для оценки настроений киевской (!) молодёжи видео юной киевлянки Лизы Леоненко, которая заявила, что «мова ей не всралась» и что с говорящими на мове она дружить не будет. Украинский проект молодёжь видит «рагуляцким» и бесперспективным.

Печально то, что российские власти не предложили никакой альтернативы попавшей под травлю со стороны националистов девочке.

Со времени воссоединения Крыма с Россией прошло семь лет, подзабылись и славные «котлы» в Донбассе… В попытках хоть как-то выжить в условиях нищеты и террора нацистов многие смирились и адаптировались к новым условиям, кто-то выехал в Россию или Польшу…

Сильным ударом для многих русских людей Новороссии стала позиция Федеральной миграционной службы РФ, крайне усложняющей получение российского гражданства для русских с Украины и при этом пачками выдающей паспорта не говорящим по-русски узбекам.

Пропаганда киевского режима работает качественно, по стандартам западных кураторов русофобского проекта «Украина». Многих эта пропаганда, а ещё больше бездействие России сломали. Очень многие молодые мужчины прошли через службу в АТО. Тем не менее резко негативное отношение большинства населения юга и востока Украины к «хероям АТО» внушает оптимизм. Люди примут освобождение от киевского режима положительно, массового сопротивления не будет точно. По крайней мере, на юге, востоке и отчасти в центральной части Украины.

Люди готовы поддержать освобождение своих регионов от киевского режима с оружием в руках, но они уже слышали очень много обещаний за прошедшие годы и готовы выступить только в случае, если получат железобетонные гарантии, что начинается освобождение их регионов и больше никогда не будет никаких Минских соглашений с Киевом. Люди не хотят, чтобы их предали ещё раз, как это уже было в 2014 году.

Будут ли встречать с цветами?

В этом вопросе всё зависит от региона. На юго-востоке однозначно да. В промышленно развитых Харьковской, Запорожской, Днепропетровской и Одесской областях очень сильны симпатии к России и велика усталость от киевского режима, нищеты и языкового террора. Здесь имеется многочисленный актив, который составит опору новой власти в регионах, многие бойцы из этих регионов воюют в армиях республик Донбасса. Множество местных чиновников «переобуются в воздухе» и заявят, что «с нетерпением ждали освободителей все эти годы». Причём многие из них будут говорить это искренне — режим бездарных «мовнюков» сильно сократил ресурсную базу, поэтому доходы резко упали не только у простых граждан, но и у бизнеса, и у чиновников.

При правильном подходе наиболее одиозных националистов в этих регионах выдадут натерпевшиеся от них за семь лет земляки.

Очень важно, чтобы информационный фон российских СМИ был благоприятен для населения освобождаемых областей, как был благоприятен для крымчан в 2014 году, и чтобы их жителей представляли в СМИ как возвращающихся «домой» русских людей, которых насильственно украинизировали оккупанты.

В менее промышленно развитых Херсонской и Николаевской областях поддержка киевского режима не больше, чем в уже упомянутых Запорожской, Харьковской и Одесской. Просто в сельской местности политически активного населения меньше. Открытие российского рынка сельхозпродукции для сельхозпроизводителей освобождённых регионов Новороссии вызовет сильный рост поддержки новой власти и самой идеи возвращения регионов в состав РФ.

В Днепропетровской области, ставшей опорной для боевиков и рейдеров Коломойского, пророссийский актив оказался выдавлен или истреблён. Тем не менее массовые пророссийские настроения в промышленно развитом регионе сохраняются, и их будет достаточно для выстраивания структур власти и социальной инфраструктуры после освобождения региона.

Без промышленно развитых регионов юга и востока остальные территории Украины не смогут поддерживать даже текущий уровень жизни, и при правильном подходе все регионы центральной Украины, включая Киев и область, могут быть за год-два включены в состав России. Трудности возникнут только с Западной Украиной, но здесь могут «пригодиться» Польша и… Белоруссия.

Польша никогда не сможет отказаться от предложения включить в свой состав Галицию, а Белоруссия может стать альтернативой вхождению в состав России для Волыни и Полесья. Они всё равно окажутся в едином государстве с Россией, только уже через институт Союзного государства с Белоруссией — ещё при Александре Лукашенко или после его ухода с поста президента страны. Правда, при условии, что «пятая колонна» в российской власти не сделает русофобский проект в Белоруссии безальтернативным.

Закарпатье с радостью заберёт Венгрия, причём с радостью и для местного населения.

Таким образом, освобождение территории Донецкой и Луганской народных республик до границ областей в результате разгрома или блокирования украинской вооружённой группировки в Донбассе и переход к освобождению от киевского режима областей Левобережья Днепра и далее всей Новороссии не встретит сопротивления местного населения. Сформированные из местного актива и части ополченцев Донбасса силовые органы на местах смогут быстро нейтрализовать действия возможного националистического бандподполья и обеспечить условия для восстановления и мирного развития регионов.

Запад лишится удобного плацдарма и резерва «пушечного мяса», в которые он превратил Украину за годы «майданной» власти.

Возвращение в состав РФ 20 миллионов русских людей, территорий исторической Новороссии и Малороссии даст российскому обществу и власти необходимое единство и силы для противостояния глобальным угрозам ближайшего десятилетия.

Автор: Артём Шарлай


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: