Руководитель Союза добровольцев Донбасса, первый министр МГБ ДНР прокомментировал события, происходящие в Белоруссии.

Проблема Лукашенко относительно взаимоотношений с Россией — это та проблема, через которую проходили лидеры многих постсоветских государств. Они приходили на волне «любви к России» или поддержки пророссийского вектора, и вдруг неожиданно, для внешних наблюдателей, становились антироссийскими.

Это такие люди как бывший президент Украины Янукович, бывший президент Воронин в Молдове, и многие другие. Ну и конечно Лукашенко, который к власти пришел в 1994 году, на пророссийских лозунгах.

В чем суть этой проблемы? С точки зрения России, она является внутренней проблемой готовности власти. Я могу привести в пример свой разговор с одним из близких к президенту Сербии Александру Вучичу людей, который мне пересказывал разговор с ним. Вучич говорил, что он хотел бы с Россией как-то в большей степени интегрироваться, но, когда это предлагается на переговорах, россияне говорят: «Подожди, слишком много факторов, связанных с твоими соседями, которые нужно учитывать». Поэтому, Вучич сказал — «Я интегрируюсь ровно настолько, насколько готовы россияне».

Главная проблема в том, насколько у России присутствует реальная модель интеграции, а не какого-то дешевого и смешного «поглощения».

Существовала модель под названием «Таможенный союз», которая из-за «Евромайдана» не сработала. «Евромайдан», конечно же, в первую очередь, бил по «Таможенному союзу». Этот союз, в отличии от поисков «партнеров», позиционирующих себя пророссийскими, мог стать системным решением проблемы.

А пока проблема решается не системно, попытки найти пророссийских лидеров, на фоне игнорирования общей повестки, ситуацию не изменят.

Могу привести пример из внутренней политики России. Целый ряд лидеров областей РФ находился в конфронтационных отношениях с Москвой. Это губернаторы Аякцов, Федоров, Шаймиев и многие другие. Но как только была выстроена новая системная вертикаль, все они стали беспрекословно выполнять указания центра. Таким же образом стоит решить проблемы в отношениях с руководителями постсоветских государств, и в работе с российскими диаспорами, без привязки к конкретным лидерам, чего сейчас не происходит. Как только Москва научится игнорировать личностный фактор, «любви/не любви», в режиме полуагентурной работы с одним персонажем, а все-таки перейдет к режиму комфортной интеграционной модели, тогда ситуация и будет решена.

Что касается вопросов, связанных с текущей ситуацией в Белоруссии, с задержанием наших граждан и поствыборными конфликтами.

Я действительно какое-то время назад критиковал Лукашенко. И считаю, что все, что я сказал тогда — верно. Более того, Лукашенко тогда в стиле поговорки –«меня обманывать не сложно, я сам обманываться рад» очень легко, а возможно даже и осознанно, отреагировал на провокацию СБУ, что привело к задержанию наших граждан. Кстати, они до сих пор не выданы, что является подтверждением двуличности Лукашенко.

Однако, комментируя ситуацию протестов, которые сейчас охватили Белоруссию, я нахожусь на стороне Лукашенко, и могу объяснить почему. Если Лукашенко проиграет, это станет подтверждением того, что Янукович поступил правильно, оставив Украину. При том тотальном уровне контроля общества, существующим в Белоруссии, проиграть в управляемой извне попытки революции, это значит подтвердить, что эта технология не может быть остановлена государственными инструментами. Поэтому, именно с этой точки зрения, я считаю, что Лукашенко у власти должен остаться.

Другой вопрос, что после этого он будет фактически делегитимизирован. Что требует не просто наблюдения о том, как он продолжает править Белоруссией дальше, а формировать трансфер передачи власти пророссийскому представителю с теми же самыми системными инструментами, о которых я уже говорил.

Что касается того, кем развязаны эти технологии. Это абсолютно те же авторы, которые модерировали Майдан, с участием западных спецслужб. Всевозможные телеграм-каналы это всего лишь инструменты реализации этой работы.

И конечно же, главным ударом является потенциальная пророссийская оппозиция Белоруссии. Лукашенко, заигравшись в маневрирование между Россией и Западом, конечно продолжает восприниматься, как потенциальный плацдарм России. А если даже хотя бы намек есть на такую позицию, то этот плацдарм должен быть уничтожен, на что и направлены эти усилия.

Я не считаю, что мы должны погружаться в размышления были ли эти выборы справедливыми или нет, это проблема народа Белоруссии. Мы должны исходить из интересов России, а не исходя из того правильно у них проводили выборы или нет.

У нас должна быть абсолютно прагматичная позиция в стиле «наш» Лукашенко или не «наш». Лукашенко не «наш» — это точно. Но он и не тот, в поддержке которого можно упрекнуть с Запада.

Есть такие понятия — легальности и легитимности, это разные вещи. Легальность — это соответствие закону, а легитимность – поддержка населения. Лукашенко теряет эту легитимность, поэтому, конечно же, он должен быть сменен – но не сейчас, и не такими инструментами. Потому что следующей, на кого будут эти инструменты направлены, станет, несомненно, Россия.

Наблюдая за тем, что происходит в Минске и за тем, как жестко ведет себя ОМОН, надо вспомнить что это то, в отсутствии чего мы упрекали в свое время Януковича. ОМОН — это тот же «Беркут», и когда мы говорили, что Януковичу нужно вести себя жестче, мы теперь наблюдаем более жесткое поведение. Поэтому, нам нужно просто сохранять свою собственную позицию, и от нее отталкиваться. Что касается упреков в том, что мирное население подавляется белорусскими силовиками, это вся та же песня о том, что «они же дети», а там действительно страдают случайные, невиновные люди. Но те, кто провоцирует эти беспорядки желают, чтобы пострадали невиновные и был повышен градус конфликта.

Возвращаясь к тому, каким образом нужно решать проблемы с Белоруссией – повторюсь, пока Россия не начнет формировать свои национальные интересы и реализовывать их системно, вместо того, чтобы выбирать тех, кто ей «нравится» или нет, все кто «нравится» потом обязательно станут врагами. Даже если сейчас привести вместо Лукашенко того, кто будет на коленях целовать фотографию Путина, пройдет какое-то время, как это было в ситуации с президентом Молдовы Ворониным, и человек будет публично рассказывать, как он Путина (и Россию) ненавидит. Поэтому, выход из ситуации может осуществиться только системным методом.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!