Павел Кухмиров: Коронавирусный кризис для беженцев

Разразившийся глобальный кризис, помимо иных последствий, привёл ещё и к тому, что многие процессы, протекавшие до начала пандемии в большой политике, резко изменили качество. К примеру, нечто, использовавшееся ранее, как рычаг мощного геополитического давления (а то и геополитического шантажа), внезапно стало бесполезным. Оно просто утратило работоспособность, как транспорт, оставшийся без горючего. И здесь, увы, не обошлось без побочных эффектов. Самым ярким примером здесь является тема беженцев с Ближнего Востока. До прихода коронавируса Турция использовала эти колоссальные человеческие массы в качестве аргумента для давления на Европу, грозя заполонить ими старый континент. Но границы закрылись. Через них уже никого не пускают. И теперь все эти беженцы оказались просто никому не нужны. По сути они стали заложниками, которые больше никому не нужны. Что происходит сейчас со всеми этими людскими массами, собранными Эрдоганом на границах Евросоюза и оказавшимися лишними?

Холод и слезоточивый газ

С начала марта ситуация на турецко-греческой границе перестала быть популярной темой в средствах массовой информации Европы. Из-за эпидемии вряд ли кого-то сейчас интересует положение беженцев. Вирус словно запечатал и окончательно перечеркнул их судьбу. Сделав нежелательным и преследуемым сегментом населения, у которого в Турции нет прав, которому не рады, но которое просто некуда девать.

В последние дни и недели на западе Турции были арестованы и помещены в фильтрационные лагеря тысячи людей. После того, как обещание президента Эрдогана об «открытых границах» в Европу, заявленное им за четыре недели до эпидемиологического взрыва, подтолкнуло десятки тысяч человек явиться к рубежам ЕС, турецкие полицейские и солдаты теперь загоняют их за колючую проволоку.

Для многих из них всё началось очень обнадеживающе. Они были уверены, что на этот раз перейдут границу и присоединятся к тем, кто попал в ЕС таким же образом во время кризиса беженцев 2015 года. Но их путешествие провалилось из-за борьбы с пандемией. Несомненно, это было использовано европейскими странами для того, чтобы уничтожить такой инструмент турецкого шантажа, как беженцы. На данный момент им это вполне удалось.

И десятки тысяч беженцев оказались на турецких заправках, набережных и на автовокзалах. Турки просто не были готовы к тому, что они останутся в их стране. И, разумеется, не создали никакой инфраструктуры для долговременного размещения беженцев. Собственная внешняя политика сыграла с ними очень злую шутку. Только у закрытого погранперехода Пазаркуле возле приграничного городка Гюмрюк в провинции Эдирне заблокированными оказалось 15 000 человек. Всё, что они получили от турецкого правительства — это рулоны пластиковой плёнки и картонные коробки. И сотни импровизированных «стоянок» подобного рода раскинулись по полям возле пограничных турецких поселений. Многие из тех, кто находится там, больны. Но не от коронавируса. Главными причинами их болезней являются холод и слезоточивый газ.

Многим из тех, кто оказался в этих картонно-пластиковых гетто просто некуда возвращаться. Кто-то был участником протурецких и проамериканских отрядов в Сирии, и теперь дома его ничего хорошего не ждёт. Кто-то бежал из Ирана после очередной попытки устроить там прозападные беспорядки. Кто-то из Афганистана. Многие из них продали всё свое имущество, чтобы добраться до Европы, поверив турецким и американским обещаниям. И все они теперь просто не знают, куда им возвращаться.

Судьба ненужных людей

Насколько вероятным было исполнение их мечты с самого начала — теперь уже трудно сказать. Всё же, многие европейские страны сделали выводы из произошедшего пять лет назад. Но с приходом пандемии обнулились вообще любые вероятности: в начале марта страны ЕС просто начали закрывать свои границы. В последующие недели правительства по всей Европе пересматривают свои программы приема беженцев. Организация ООН по делам беженцев также вносит коррективы в свои проекты переселения и эвакуации для лиц, ищущих убежища. И если ситуация на греко-турецкой границе в начале марта во многих СМИ ещё являлась актуальной темой, то вскоре она исчезает из заголовков, а следом исчезают из повестки и политические дебаты вокруг возможного приема искателей убежища из третьих стран. Их судьба теперь уже официально никого не интересует.

А на самой греко-турецкой границе в той мере, в какой Европа сосредотачивается на борьбе с пандемией и отбрасывает все прочие побочные темы, так же происходят значительные перемены. Беженцы были встречены репрессиями турецких властей. Если в первые дни они всё ещё могли свободно передвигаться и снабжать себя самым необходимым из близлежащих деревень, то очень скоро такой возможности их лишили. Новый лагерь у Пазаркуле сразу же начал напоминать военный лагерь для интернированных. За оперативно воздвигнутыми высокими заборами его патрулируют солдаты с автоматами. Полицейские сканируют отпечатки пальцев каждого, кто входит или покидает лагерь.

Разумеется, мотивируется это сдерживанием эпидемии. Но на деле здоровьем тех, кто находится за забором, никто не интересовался. Условия пребывания там здоровью крайне не способствуют: беженцы сообщают, что им не позволяют брать с собой в лагерь спальные мешки и палатки. Представители всё ещё работающих гуманитарных организаций, как и журналисты, на территорию лагеря не допускаются. По сути, в этом лагере и в других ему подобных лагерях, куда беженцев сгоняют, целенаправленно создаются невыносимые условия. Задача очевидна — вынудить беженцев убраться из Турции туда, откуда они пришли. Европа их не пускает, а на берегах Босфора они никому не нужны. В последнее время обитатели лагерей сообщают, что там постепенно начали сворачивать даже раздачу еды.

Без места в мире

Не смотря на это десятки беженцев каждый день пытаются перебраться в Грецию нелегально. И сталкиваются с тем, что на той стороне у них, по сути, нет никаких прав. Как жалуются некоторые из них, греческие солдаты их избивают, грабят, а потом просто выпихивают обратно на турецкую сторону. Где их, в свою очередь, хватают и отправляют в фильтационные лагеря. Те из беженцев, что не приблизились к границе и остались в глубине страны, пока попадания в эти лагеря избегают. Но с каждым днём их и там всё чаще хватают и интернируют.

Тысячи этих беженцев каждую неделю доставляются в лагеря автобусами. Эта система развернулась очень быстро — за один лишь март. Официально — для защиты от коронавируса. Неофициально — для неявной, но крайне жестокой депортации в неизвестность. Тем не менее, многих от попадания в лагерь спасает то, что даже там мест для всех не хватает. Слишком большое количество мигрантов впустили в страну перед карантином, рассчитывая, что надолго они в Турции не задержатся. Сотни их теперь доставляются не в переполненные лагеря, а в еще более переполненные гимнастические залы и депортационные тюрьмы. А иных просто произвольно высаживаются на автовокзале в Стамбуле и предоставляют самим себе.

Впрочем, многие из них всё равно хотят в Европу и говорят, что попытают счастье после эпидемии. Вот только мир после неё будет уже совсем другим. И не факт, что в нём останется для них место в принципе.

Павел Кухмиров


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!