Фигура Владимира Ильича Ленина (Ульянова), 150-летие которого мы отмечаем сегодня, до сих пор вызывает жаркие споры в профессиональной исследовательской среде, да и в обществе в целом. Несомненно, это человек, не просто вошедший в историю, но и во многом изменивший ее. Однако с каким знаком оценивать эти перемены? Плюс, минус, что-то среднее смешанное, промежуточное? В день ленинского юбилея мы задали историкам, политологам, политическим и общественным деятелям три вопроса: 1) Как оценивать роль Ленина в русской мировой истории? 2) Насколько актуальны его личность и его наследие сегодня? 3) Что можно сказать о его позиции и практических решениях по украинскому вопросу с учетом последствий данных решений?

Мнения, как и ожидалось, получились довольно разными, порой радикальными по тону. Редакция напоминает, что каждое из них является лишь выражением личной позиции конкретного нашего собеседника.

 

Анатолий Вассерман, политический эксперт и аналитик

1) Мы не можем в полной мере оценить значение Владимира Ильича Ульянова ни сейчас, ни в советское время — но сделал очень многое. Спустя время, каждый раз проявляются новые стороны его личности и деятельности, а общая картина о нём складывается из наблюдений и исследований. Удивительно, каким образом ему и его партии удалось полностью соединить страну, разваленную государственным переворотом Февральской революции. Действия, ведущие к данному событию, начались в 8 марта 1917 года. Тогда действовал Юлианский календарь, по которому это было 23 февраля. Главное событие того периода – отречение императора Николая Александровича произошло, которое по старому стилю состоялось 2 марта, а по Григорианскому – 15 марта. Всё в этих событиях, начиная с датировки, перепутано.

Развал государства и страны начали тогдашние единоверцы нынешних российских «белоленточников». В сентябре 1917 года они провозгласили Россию республикой, совершенно не думая, что в её составе были части, связанные с ней только унией. Царство Польское и Великое Княжество Финляндское формально были отдельными государствами, объединёнными с Россией одним и тем же правителем. Как только провозгласили республику, автоматически исчезли юридические основания для единства вышеназванных стран.

У нас любят ругать Ульянова за то, что он дал независимость, но он лишь признал юридический факт, который свершился без его участия. Те же «либероидные» товарищи начали переговоры с самопровозглашённым киевским центральным советом – Радой. Тогда в стране появилось множество подобных формирований, но то, что было в Киеве – совершенно уникальное. Ни один из его членов никем не был выдвинут. Эти люди сами собрались и провозгласили себя выразителями интересов несуществующего украинского народа. С этими самозванцами временное правительство провело переговоры, признало представителями их народа.

2) С учётом нынешней обстановки в мире, представляется значимым опыт большевиков в воссоединении страны. Лет через десять самым актуальным станет то, что Ульянов теоретически обосновал и практически осуществил многоукладность экономики – сосуществование в рамках единого хозяйства нескольких экономических формаций. По моим расчётам, через несколько лет накопится мощность достаточная для управления всем мировым производством как единым целым. Процесс освоения необходимых методов управления будет долгим и сложным, тогда опыт многоукладного хозяйства окажется востребованным.

Не берусь гадать, что станет ещё актуальным из наследия Ленина через десяток лет. Мир меняется стремительно, востребованным каждый раз оказывается нечто новое. Я уверен, что к теоретическому и практическому опыту Владимира Ильича будем возвращаться регулярно. Он успел пожить при разнообразных обстоятельствах, причём в значительной степени сам их и создавал. Каждый раз по мере изменения нашей ситуации, будем перенимать что-то важное из его опыта.

3) Отдалённые последствия решения по присоединению Донбасса оказались не так благоприятны, как сиюминутные. Тогда не только включили дополнительную территорию в состав УССР, но и начали рекламировать ее жителей как народ, качественно отличающийся от русских. Это серьёзная ошибка. Хотя я понимаю её причины.

Наши западные противники пытались сделать вид, что концепция международной революции – дозревание большей части мира до качественных перемен — это лишь маскировка для русской имперской экспансии, в которой, впрочем, я не вижу ничего плохого. Многонациональная империя в культурном и экономическом смыслах полезнее мононационального королевства. В противовес этой пропаганде большевики сами агитировали: «Россия. Тюрьма. Морозы». По сравнению с другими империями, Россия была на редкость свободной и хорошо относилась к разнообразию народов. Тогда большевики не могли дать задний ход и предпочли обходной манёвр. Они заявили, что социализм, в отличие от капитализма – гарантированный расцвет национальности. Это было недалеко от истины.

Большевики ухватились за польскую фальшивку украинства и стали её раскручивать, наверное, чтобы показать этот самый расцвет нации. Лет через 15 оказалось, что чем активнее человек агитирует за украинство, тем хуже у него получается с полярной деятельностью. Партия в это уже вложила столько своего авторитета, что не могла остановиться, а лишь немного притормозила принудительную украинизацию. Административное присоединение Донбасса к Украине было серьёзной ошибкой не только Ульянова, но и для значительной части партии, которая продиктована тогдашними обстоятельствами. Тактически выигрышное решение оказалось стратегически проигрышным. И хотя с хозяйственной точки зрения объединить промышленный район с сельскохозяйственным уместно, идейное обоснование для этого решения – принципиально ошибочное.

 

Андрей Марчуков, историк, публицист

1) Как бы кто не относился к Ленину, его вкладу в историю нашей страны и в развитие мировой истории вообще, надо признать, что это был незаурядный и великий человек. Великий – без каких-либо оценочных категорий, просто по масштабам своей личности и влиянию на историю.

Действительно, фигура Ленина по своим масштабам и по своему влиянию на ход человеческой истории в ХХ, да и в ХХI веке, огромна. Это был незаурядный человек, обладавший такими качествами, которые позволили ему сначала стать во главе оппозиционной партии (поначалу маргинальной), а затем добиться того, чтобы совершить революцию и стать уже во главе государства. Сам он считал и видел себя лидером международного масштаба, вождём мирового коммунистического движения. Он таковым и был, но стать во главе «Мировой республики советов» ему было не суждено.

Можно смело сказать, что без Ленина Октябрьская революция в России, с высокой долей вероятности, не состоялась бы. А если бы и состоялась, то приняла иной вид и наверняка приняла бы гораздо более мягкие формы, была бы менее кровавой, менее разрушительной для государственности России. Изменился бы социально-экономический строй, произошли бы изменения в социальной структуре общества, но такого варварского развала страны на суверенные национальные куски-государства, столь разрушительной социальной войны, по-видимому, бы не произошло. А РСДРП имела большие шансы стать социал-демократической партией европейского образца.
Личность Ленина в советское время превозносилась и чуть ли не обожествлялась, в перестроечное время стала очерняться, потом появились более взвешенные оценки его фигуры. Но черты его личности от этого не меняются. Это твердая, буквально железная воля. Огромная харизматичность, которая подчиняла себе окружающих. Колоссальная убежденность в своей правоте и, как следствие, нетерпимость к противоположным точкам зрения. А ещё такая черта, как непримиримость, подчас патологическая, к традиционным формам российской государственности и, во многом, к самому русскому народу.

Среди большевиков, даже в верхах партии, было много разных людей, которые, будучи сторонниками социалистической революции, даже социалистического глобализма, на Россию и русский народ смотрели по-разному. Были те, кто не был русофобом, и даже больше, считал революцию обновлением России, новой эрой для русского народа. Были те, кто к ним как таковым был равнодушен, будучи предан только революции, партии и коммунизму. А были люди, либо затаившие на Россию и русских свои национальные обиды и теперь мстившие за них, а также патологические русофобы. Вот Ленин, пожалуй, принадлежал к этому разряду русофобов.

2) Безусловно, революция 1917 года в России, а ее сейчас принято в исторической науке считать одним единым процессом, разделённым на ряд этапов, – это эпохальное событие, которое, пользуясь штампами, действительно потрясло и перевернуло мир. Мы сейчас не говорим, почему и зачем она случилась, что стало её причиной. Конечно, были причины внутренние, были и внешние, да все они наложились на Мировую войну. Во всяком случае, то, что случилось в России, кардинально повернуло ход развития мировой ис-тории и, прежде всего, истории Европы.

С одной стороны, буржуазные европейские круги (от правых либералов до социал-демократов) сделали надлежащие выводы, что нельзя доводить свои народы «до ручки», чтобы всё закончилось социальным взрывом. Что надо делиться экономическими благами и политическими правами, чтобы не произошло так, как в России. С другой стороны, возникла реакция на коммунистический глобализм, который распространялся под знамёнами Ленина и Троцкого. Она стала одной (но лишь одной) из причин массового возникновения в Европе тоталитарных режимов. Германский национал-социализм внешне себя позиционировал как противодействие коммунизму-большевизму (который они объявляли новой формой русской экспансии), как защиту от него. Разумеется, у германского нацизма имелись собственные идеологические и политические антигуманные корни, но и фактор коммунизма тоже оказал своё влияние. Вторая Мировая война явилась не только следствием противоречий, возникших в результате Первой Мировой войны, когда страны и их «элиты», что называется, «недовоевали», но и реакцией на социалистическую революцию в России.

После 1917 года в мире возникла новая политическая, экономическая, идеологическая конфигурация. И роль Ленина как вождя коммунистической революции колоссальная, вычеркнуть её из истории невозможно. Он оказал влияние на последующее мироустройство.

К сожалению, левая идея, социализм и опыт нашей страны, имеющие немало положительных моментов и общего с традиционной и древней идеей справедливости, оказались узурпированы левоэкстремистами и леворадикалами, представителями и идолами которых являлись не только Троцкий и Мао Цзедун, но и Ленин. Вот почему использование положительного опыта социалистического прошлого и идея социальной справедливости должны пройти через «деленинизацию».

3) Как я уже говорил, Ленин среди большевистской верхушки отличался наиболее последовательными агрессивными русофобскими чувствами. Именно он был инициатором создания республик по национальному признаку, именно он являлся сторонником их сохранения, хотя здесь ему приходилось бороться с соратниками по партии, прежде всего со Сталиным. Многие в большевистском руководстве считали, что республики – это временный тактический манёвр и что они не нужны. Во-первых, для революции и социализма национальные границы это анахронизм, а во-вторых, для их успешного развития не нужно делить Россию на куски, а надо сохранить её как мощную базу, опираясь на которую, распространять революцию вширь и вглубь.

Ленин же выступал за то, чтобы создавать национальные республики, он считал, что вот-вот произойдет революция в Венгрии, Германии и дальше на Западе, поэтому смысла сохранять Россию нет: скоро наступит новый мир – мир советских социалистических республик. Но идея мировой революции году к 1920-му лопнула, окончательно это стало очевидным в 1923 году, когда не удалась революция в Германии. Но Ленин до конца придерживался cвоей политической утопии. Результатом стало то, что новая форма государственности на просторах бывшей Российской Империи сложилась именно как объединение национальных республик, причем не автономий в составе Российской республики, а республик равных с РСФСР (и даже имеющих по сравнению с ней больше прав).

Если бы эти республики возникли как автономные в составе РСФСР, то такая форма государственного устройства в 1991 году позволило бы стране сохраниться. И не возникла бы самостийная Украина, даже если бы она и существовала. А существовала она благодаря Ленину. Если бы он не поддерживал разные национал-сепаратистские движения, в том числе украинское, все могло сложиться по-другому. В украинском сепаратистском движении он видел сначала союзника в борьбе с царской Россией, затем союзника в борьбе с Временным правительством, потом в борьбе с белыми. И с единой Россией как таковой – по частям над русским народом было проще установить свою власть и его коммунизировать. Если бы он не стал разделять созданные заграницей и местным, российским украинством мифы о том, что украинцы – это особая нация, угнетаемая великороссами, что малороссы – это не русские люди, то и никакой Украины не возникло бы. И всего того, что мы имеем сейчас, тоже.

Поэтому национальная ленинская политика для России, для русского народа, для Русского Мира явилась политикой разрушительной. Эта политика оказалась разрушительной и для населения бывшего Юга России, а затем Украины, потому что, несмотря на то, что Украина вроде как получила независимость, всё равно хорошей жизни на этой территории не получилось. И дело не только в войне на Донбассе. Украина – это страна, которая отрекается от своих предков, от своих корней. А все, что отрекается от своих кор-ней, зыбко и рано или поздно начинает гнить и деградировать.

Почему Ленин присоединил Донбасс к УССР? В данном случае логика понятна. Раз Ленин выступил горячим сторонником создания украинской национальной республики, то в ход шли различные аргументы в пользу того, как эту республику укреплять. Главным для большевиков был классовый подход. А что такое Украина? Это крестьянство, а к крестьянству большевики относились крайне подозрительно, как к мелкобуржуазной среде хозяйчиков, вотчине эсеров. Тогда как опора большевиков – это рабочий класс, шахтеры. А он находился в Донбассе, Харькове, Криворожье. И было решено передать в состав Украинской ССР эти рабочие регионы с развитой промышленностью, которые должны были укрепить республику экономически, помочь работающим местным крестьянам коммунизироваться, идеологически на них повлиять. Это сделало бы республику мощной, процветающей, и все на Западе удивились бы и позавидовали тому, как хорошо живется при новом строе разным национальностям, ранее «угнетенным» в Российской Империи.

Был и такой момент, как расказачивание, и земли донского казачества были разделены между двумя республиками. А главное, украинство, левый спектр украинских националистов были союзниками большевиков в их общем деле – развале единого русского национального пространства. Для «украинцев» социализм и т.п. был средством для создания Украины и украинской нации, для большевиков, наоборот, создание Украины и украинцев было средством установления своей власти, идеологии и разгрома противников. Но Украина оказалась важна и для тех, и для других. И её создали, присоединив к ней Новороссию.

Если бы Донбасс просто передали Украине, это было бы полбеды: проводить насильственную украинизацию рабочих, шахтеров и даже крестьян Донбасса и Новороссии не было никакой необходимости. Одно из другого не следовало. Напротив, революция как форма социально-экономической и культурной модернизации могла (и должна была бы) стать мощным средством для распространения русского языка и идентичности, при-вести к укреплению единства страны. Именно так когда-то поступали кумиры большевиков – французские революционеры, но следовать их примеру в этом вопросе лидеры большевиков во главе с Лениным отказались категорически. Причиной тому – сильнейшее русофобское начало, имевшееся в коммунистической революции в России. Одним из столпов которого был Ленин.
Украинизация как раз и стала следствием ленинской национальной политики (точнее, правда, называть это дерусификацией), Причём именно его политики, его подходов. Надо вспомнить, что среди руководства партии, тем более среди местных коммунистов отношение к украинизации было неоднозначным. Далеко не все считали, что она нужна. Но Ленин считал, что это нужно, а поскольку он был непререкаемым авторитетом, его взгляды вынуждали даже тех, кто имел свою точку зрения, все равно подчиняться. И надо отметить, что не революция как таковая, не социализм, а именно её нигилистическо-русофобская составляющая, русофобия как идеология и умонастроение, стали главной причиной многих бед, случившихся с нашей страной и народом в ХХ веке и даже теперь. Давайте же не повторять прежних ошибок. Давайте беречь Россию и русский народ.

 

Андрей Пургин, общественный и политический деятель, основатель ДНР

1) Фигура Ленина для нашей и мировой истории очень крупная и неоднозначная. Я рискну вызвать недовольство и его почитателей, и противников. Можно сказать, что сегодняшняя Россия — Деникинская Россия. Об этом говорит и название провластной партии («Единая Россия»), и российский флаг и так далее. Это символизирует правопреемственность России нынешней с Россией царской, патриархальной, консервативной, православной и традиционной. К России, которая является наследницей так называемой «Киевской Руси», которая ведёт свою историю через 1000 лет, еще от Византии. Это также и подпорка консервативно-православному индустриальному укладу российского общества, в котором мы сейчас живём и начинаем плавно переходить к постиндустриальным отношениям.

Владимир Ильич — это родоначальник государства, и сегодняшнего в том числе. Это человек, который создал свое государство. Я напомню, что тогда рассыпались четыре империи, а Российская фактически осталась в тех же границах. С точки зрения сегодняшнего дня Ленин — это тот человек, который создал, по сути, сегодняшнее современное государство Россию (как правопреемницу Советского Союза). Мало того — его последователи отстояли это государство в Великой Отечественной войне и победили в ней! Поэтому, безусловно, не очень правильно выглядит драпировка Мавзолея, бесконечная борьба «идей» что с ним делать, а также продолжение гражданской войны на современных полях. По большому счету, на сегодняшний день «доставать берцовые кости» наших предков и пытаться лупить ими друг друга это очень контрпродуктивное занятие, которое, к большому сожалению, в Российской Федерации продолжается.

Ленин стоял у истоков гражданской войны, самого драматического и трагического события русского народа обозримого прошлого. И споры о нем, не закончатся в обозримом будущем, о нём будут говорить в Москве, Санкт-Петербурге и других российских городах наши дети и внуки. И через 100 лет участники конфликта будут задавать этот исторический вопрос — «Who is Vladimir Ilyich Lenin?».

Гражданский конфликт — это рана, которая не заживает и тема, которая всегда вызывает споры. Всегда будут существовать вопросы, что было бы, если бы Деникин победил, как существовала бы республика и т.д. Они будут задавать вопросы о личности человека, который стоял у истоков и принимал решения, влияние которых ощущается до сих пор. Мы сейчас спорим о решениях Ленина столетней давности. Это и есть ответ на вопрос о том, насколько крупной в историческом смысле фигурой является Ленин. Неоднозначность в его решениях вызывают споры до сегодняшнего дня, и я думаю, что эти споры не утихнут никогда. Столь недолгое нахождения вождя у власти позволяет его критикам и обожателям какие-то вещи приписывать или умалчивать. События 1917 года для России настолько огромны, что эти споры не утихнут никогда. Но в любом случае и имперский, и красный проект, за которые погибали наши предки — это наша общая родина, которую населял один и тот же русский народ.

2) Фигура и опыт Ленина безусловно важны для современного Мира. Мира индивидуалистического, мира потребления и мира финансового капитализма. Карл Маркс, наверное, не мог и представить, что может существовать капитализм без товара, который предназначен не для людей, а для финансов (буквально — для записей на серверах). Естественно, при крахе сегодняшней модели, при переходе с индустриального в постиндустриальное общество современная потребительская система, которая навязана Западом всему Миру — даёт трещину. Именно поэтому все обращают взгляд в прошлое, хотят подсмотреть готовое решение и попытаться построить общество на основе аналогов в истории, где были заявлены принципы культивирования абсолютной справедливости. Когда власть и народ находились ближе друг к другу, когда эксплуатация человека человеком находилась на самом нижнем уровне. И, естественно, все эти примеры они частично находят в опыте Советского Союза и обращаются к его родоначальнику — Владимиру Ильичу Ленину. Поэтому мы и говорим об актуальности его фигуры в годы современных стремительных перемен.

С другой стороны, мы попадаем в ловушку: Карл Маркс не описывал ситуацию финансового капитализма, при котором мы живём сейчас. И много рассуждений и трудов уже устарело окончательно, если рассматривать сегодняшние вызовы. Мы переходим из индустриального общества в постиндустриальное, из материализма в бесконечную эволюцию. Обращаясь к первоисточникам марксизма, как к непреложной истине, невозможно не стать догматом. Но нам то, не нужно догматизировать современные социально-общественные отношения и пытаться использовать Владимира Ильича в качестве каргокульта: всем выдать комсомольские билеты, на школьников повязать галстуки и устраивать демонстрации на 1 мая в расчете, что это приведёт к требуемому результату. Имитация прошлого вызывает регресс общественных отношений. В прошлом мы можем подсмотреть какие-то вещи, но предыдущее поколение делало свои ошибки, получая свой опыт. Мы будем делать свои ошибки, и получать свой опыт.

Перекос сегодняшней российской власти в сторону православно-консервативного индустриализма тоже является регрессом. Но скорее не к красному проекту, а к царской России. Мы должны жить ради будущего и представлять картины будущего, а не только гордиться великим прошлым. Но это не означает, что прошлым вообще нельзя гордиться, а еще хуже — проклинать его, как это часто делают отдельные политики. Любое прошлое России — Великое, и оно содержит подвиги и чаяния миллионов людей. На сегодняшний день весь Мир, обращает взоры на Россию и получает когнитивный диссонанс: с одной стороны это клад памяти советских общественно-политических отношений, который на сегодняшний день востребован (в виду разочарования в потребительской модели, навязанной англо-саксонским миром), но, с другой стороны, в России власть придерживается больше православно-консервативного дискурса. И такое размытие вызывает еще большие споры. От России Мир хочет увидеть какие-то готовые рецепты, которые смогут изменить индивидуалистическую потребительскую модель финансового капитализма, который привёл мир к краю пропасти. Но пока эти рецепты не видны. Есть остаточный запах от СССР, которым и владеет России сегодняшняя.

3) Я считаю, что Ленин был человеком, который отказался от любых правил — он их отменил. Отчасти именно поэтому он добился успехов, поскольку тот кровавый гражданский конфликт, который развернулся на территории России — это была цена отсутствия таковых правил. Владимир Ильич был Великим политическим технологом. Он был политтехнологом большой силы духа, который разворачивал партию и движение по мере политической надобности понятной только ему. Ленин — человек, который нарушал многократно своё слово, если считал это необходимым. Он принимал временные решения, которые потом становились постоянными. Одна из причин краха Советского Союза это временная отмена в 1921 году фракционности. Артём (соратник Ленина Федор Сергеев — прим. ред.), который является сейчас очень важной фигурой для Донбасса, тоже пострадал от этого, поскольку и сам являлся представителем так называемого «профсоюзного крыла».

Мы можем вспомнить, как поступили с махновцами после освобождения Крыма, как поступили с башкирскими националистами. Получилось, что позиция Ленина была равноудалённой от всех. Он не принял позицию Артёма и огромного количества большевиков, которые настаивали на том, что новое государство должно строиться в отказе от национальных признаков, а основываться на принципах экономического региона. Наверняка некоторые помнят о существовании Закавказской Республики, которая включала в себя и Азербайджан, и Грузию, и Армению одновременно. Сейчас это сложно себе представить, но такие времена были и эта республика существовала.

Донецко-Криворожская Республика — это уникальный пример, потому что в её формацию наряду с исторически русскими Донецком и Харьковом входили также Полтава и Сумы. Маневрирование Ленина и заигрывание с украинскими националистами, а также националистами в принципе — это отложенное решение. Владимир Ильич заложил огромное количество отложенных решений, которые потом взорвались через много лет. Призыв принять деление государства по экономическому принципу, который предлагал Артём и те люди, которые его поддерживали (а их было очень много), не был поддержан Лениным. На сегодняшний день, начиная от Владимира Путина и далее — Ленину и предъявляют такую претензию двойных стандартов.

Как это выглядело с точки зрения Владимира Ильича: существовала Донецко-Криворожская Республика (напомню, с Полтавой и Сумами в составе) со столицей в Харькове. Он фактически присоединяет Киев, Жмеринку и Винницу и называет это Украиной, не меняя столицу, оставив ее в Харькове. Таким образом, не Донбасс присоединили к Украине, а к Донкривбассу присоединили вышеуказанные Киевскую и еще несколько областей. Напомню, Западная Украина на тот момент пребывала под другим управлением. С точки Зрения Владимира Ильича это возможно выглядело как борьба с остаточным украинским национализмом и наследием Грушевского. Можно предполагать, что это задумывалось как временная мера: к индустриальному Донкривбассу присоединяются Киев и Винница. Владимир Ильич в страшном сне не мог себе представить, что пролетарские Донецк и Харьков со временем в идеологическом плане проиграют хуторянским националистическим Виннице, Житомиру и т. д. Игра с националистами и попытка показать всему миру, как в СССР не ущемляются права нацменьшинств привели к тому, что эта бомба рванула в 1991 году.

Если мы будем говорить, что Советский Союз не строил сам Украину, а эта гидра сама там спала и потом проснулась — эта абсолютная неправда. Все знают об украинизации, которая началась с 1921 года, насильственное насаждение украинского языка. Донбасс окончательно затрамбовали туда к 1928 году, где присутствовала формулировка об «увеличении количества пролетариата в братской республике». «Герои» УНР, с которыми сражался Советский Союз, позже были приняты во власть. В 1955 году Хрущев фактически полностью реабилитировал бандеровское движение, чем сделал огромный подарок Западной Украине. Тем самым Советский Союз дал начало строительства украинской государственности. Ленину и в страшном сне такого не могло привидеться, но он не мог не понимать постоянность своих временных решений. Его такие временные решения стали абсолютом.

Таким образом, его изначальная задумка нивелировать индустриальными центрами украинское хуторянство привела к сегодняшней трагедии. Если бы возобладала позиция Артёма и товарищей, и Советский Союз сформировался как экономический регион, а не как союз национальных государства, то не было бы трагедии 1991 года. Можно говорить, что пришедшее после него руководство не поняло изначального замысла, но нужно помнить, что фракционность отменил тоже Ленин в 1921 году после Кронштадтского мятежа, когда оказалось, что оппонировать или что-то предлагать как альтернативу, стало некому. Это можно вменить Владимиру Ильичу как слабость. Его позиция не была принципиально жесткой, что было прямым отходом от принципов марксизма. Ленин напрямую отошел от него и построил государство на принципе союза национальных государств. Если бы возобладал принцип строительства по принципу экономических регионов, то была бы совсем другая ситуация. И я еще раз напомню, в рассуждениях Владимира Ильича не Донбасс к Украине присоединялся, а наоборот — оставшаяся часть украинской территории к Донецко-Криворожской Республике со столицей в Харькове.

 

Юлий Федоровский, историк (Луганск)

1) Тот факт, что даже сегодня, спустя почти век после смерти, личность и идеи Ленина остаются в центре внимания и жестоких дискуссий в обществе – самое простое и наглядное доказательство того, что роль Ленина в мировой истории – выдающаяся и ключевая. Ленин превратил сухую марксистскую теорию в самое практичное оружие в борьбе за освобождение рабочего класса и всех трудящихся. Под его руководством было создано первое в мире социалистическое государство, объединившее в одну семью множество народов различных национальностей — СССР, просуществовавшее более семидесяти лет и осуществившее небывалый взлет в научном, техническом и экономическом развитии, во многом обойдя нынешнюю первую державу мира США.
Он оставил человечеству бесценный опыт возможности создания справедливого общества на Земле. И многие процессы современной постсоветской РФ наглядно подтверждают классические определения ленинского марксизма. Например, усиленно насаждаемый клерикализм. Власти буржуазной России и других стран СНГовии до того желают увидеть всю страну воцерковленной, что внедрили Пасху и другие христианские праздники в официальный госкалендарь, поправ принцип об отделении церкви от государства. Выглядит эта дремучая поповщина в ХХI веке довольно нелепо, но надо же буржуазии чем-то заслонить Ленина и Октябрь, а ничего другого, кроме означенного, не найти.

Отсюда и этот духовный эклектизм, попытка заменить День Октябрьской революции «Днем РНЕ» (русского национального единства) или как он там этот праздник официально называется? И нелепые драпировки на Мавзолее, и боевая техника на парадах Победы в Великой Отечественной… с власовской тряпкой вместо красного флага. И памятники Победе… с царским орлом (сам видел такой во Коврове). И все прелести дикого капитализма «лихих девяностых» и сегодняшние большие и малые кризисы тоже подтверждают необходимость отказа от капиталистической ориентации и возвращение к социалистической форме хозяйствования. Которая на примере Китайской Народной Республики доказала свои преимущества да хотя бы на примере коронавирусной пандемии. Рядовая сезонная ОРВИ, которой дали красивое название и сопроводили шумихой в СМИ, превратилась прямо таки в планетарное бедствие, от которого вся мировая экономика впала в кризис, уже догнавший своими масштабами «черную пятницу» 1929 г.

Что же это за система такая – капитализм – если от таких случайных встрясок весь мир впадает в ступор? В этом, кстати, и состоит актуальность фигуры Ленина сегодня.

2) Личности такого масштаба, как Ленин, к сожалению, рождаются раз в тысячелетие. И его великий замысел построения рая на земле, где будет счастье для всех и никто не уйдет обиженный, не смогла осуществиться благодаря гораздо менее даровитым преемникам. Великий Революционный взлет начала ХХ века, увы, утонул в пережитках отсталой крестьянской России, где малограмотные массы по старой привычке избрали себе нового идола – «красного царя», сделавшего ставку на грубое насилие и уничтожение оппонентов, вместо коллегиального руководства. Напомню, что при Ленине никому и в голову не приходило, несмотря на жесткие дискуссии, заключать своих оппонентов в тюрьму и расстреливать. Тот же Троцкий после Брестской дискуссии был всего лишь перемещен на другую не менее важную должность. Того же Сталина после его Царицынской склоки не законопатили в Сибирь, а просто перевели на другой участок работы.

В этом и состоит великая гениальность Ленина, умевшего использовать в общих целях даже людей, имеющих частные несогласия. Сегодня мы, к сожалению, наблюдаем практически то же самое, что и в начале сталинской эпохи, только цвет поменялся. Опять постепенное закручивание гаек, загон общества в жесткие рамки диктатуры и страсть к бессрочному правлению одного авторитарного лидера, под которое можно и Конституцию переписать.

3) Коммунисты при Ленине всегда исходили из концепции жестокой борьбы с буржуазными националистами при всяческой поддержке самоопределения трудящихся масс, составляющих большинство любой тогдашней национальности на любой территории бывшей Российской Империи. Но при этом, в русле прогрессивистских тенденций начала ХХ века они, как и многие другие политические силы недооценивали национальный момент. Я и сейчас считаю, что национализм в любой форме – это, грубо говоря, атавизм. Сведение всего к биологии, к «чистоте крови» — это подход дикарей каменного века, когда племя из-за речки – заведомо чужие и враги. Поэтому в условиях Великой Революции и зародились новые принципы, по которым, например, пытались организовать Донецко-Криворожскую Республику. Напомню, тогда, в феврале 1918 декларировался приоритет принципа экономической целесообразности и целостного промышленного комплекса, а не принцип «национального самоопределения», каковой застолбила за собой буржуазная «украйинська народня республика». В многонациональной стране такой принцип выглядел гораздо более плодотворным, чем дробление на десятки национальных республичек.

Но, увы, Революция разбудила гидру национализма, что добавило еще одну струю крови в противостоянии Гражданской войны. И последующее включение Донбасса в состав УССР, как писал еще В.Корнилов, обуславливалось всяческими заверениям республиканских руководителей о «не-национальном характере» Украинской Республики, а также соображениями экономического характера. Примерно по таким же соображениям тогда же в 1921 года Кавбюро ЦК с участием Сталина передало Нагорный Карабах Азербайджану из соображений «экономической связи верхнего и нижнего Карабаха с Азербайджаном, предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в гор. Шуше, входящей в состав автономной области».

Вообще, при советской национальной модели никакого по-настоящему серьезного национализма не было. Национально-буржуазные элиты были уничтожены, культурные запросы всех этносов более-менее выполнялись, националистические настроения преследуются, а перенос разных территорий в какое угодно административное подчинение ничего особенного не значило – в рамках единого СССР. И пока не началась перестройка с ее декоммунизацией и заменившим коммунистическое воззрение национализмом с раздуванием ненависти и антагонизма, эта система вполне работала. А иноязычные, в основном русскоязычные регионы в союзных республиках вполне выполняли роль сдерживающих факторов для продвижения националистической идеологии.

Именно отказ от коммунистического интернационализма и привел к всплеску диких националистических проявлений, которые мы все помним. Сумгаит, Ош, потом Чечня. Ну и Прибалтика с Галичиной, конечно. Винить за это Ленина – все равно что уподобляться одному персонажу Бальзака, который проклинал ту, которая породила того, который посадил тот дуб, из которого сколотили то кресло, на котором данный персонаж получил некое неприятное известие. В современных условиях глобализации национальный вопрос тем более должен отходить на задний план. Но это, увы, касается высокоразвитых индустриальных стран. А т.н. «украина» с ее нынешними послемайданными правительствами успешно идет в обратную сторону – деиндустриализации, развала и упадка промышленного сектора и прочими явлениями деградации. Отсюда и поддерживаемые киевским режимом вспышки национализма, приобретающие дикие формы «расчеловечивания» жителей Донбасса, которое до сих пор продолжается в украинских СМИ. Надеюсь, что эта новомодная петлюровщина и закончится так же. Полным крахом киевских националистических режимов в любой форме.

 

Сергей Черняховский, доктор политических наук, политолог, публицист

1) Роль Ленина в полном объеме и в полном масштабе до конца не осознана, хотя сто лет прошло со времен его деятельности. Может быть, это недостаточно. Несмотря на то, что сначала его фигура была освящена, сакрализована, потом была проклинаема, сегодня интерес к ней нарождается вновь. Осознание масштаба его личности осуществляется в самых разных направлениях. Ну, например, существует точка зрения, которую высказывал несколько лет назад Иммануил Валлерстайн, что к середине XXI века Ленин станет основной культовой фигурой русского национализма. Что он, по большому счету, является преемником Витте, Столыпина в череде преобразователей России, ему удалось сделать то, что не удалось сделать им. И такой русский национализм станет в России доминирующим идеологическим вектором. Валлерстайн это определенным образом обосновывает.

Колоссальность и многогранность фигуры Ленина позволяет ее рассматривать с разных точек зрения. Его фигура возвышается даже на фоне самых крупных деятелей отечественной истории – от Владимира Крестителя до Петра Первого, Екатерины. Сопоставима с Лениным может быть только фигура Петра. И, кстати, Ленин в ряде речей, работ не отрицал преемственность с политикой Петра. Это достаточно очевидно.

В мировой истории это фигура, на мой взгляд, не менее значимая, чем Будда, Христос и Магомед. Только если, например, Христос призывал к смирению, то Ленин призывал к борьбе и переустройству мира. Он задал редкое мироощущение, главное в котором – это отказ от признания мира неизменным, создание мечты о том, что каждый человек может быть свободен, может полностью реализовать свои творческие способности и в то, что каждый человек может быть счастлив. В конечном счете, главная мечта Ленина – это мечта о счастье, свободе, соединстве людей, братстве личностей. Не унифицированной коллективной такой общине, а вот действительно братской коммуне личностей, где все едины и каждый в то же время свободен, обладает полной творческой индивидуальностью.
При этом Ленин обладал огромным чувством эмпатии, он очень четко чувствовал, что хотят и на что надеются люди, что в интересах основной массы народа и всегда очень грамотно сопоставлял это с теоретическими постулатами, теоретическими целями, которые безусловно для него основывались на идеях марксизма при творческом применении, но без какой-то ревизии.

Существует точка зрения борьбы с коммунизмом и социализмом, когда Ленина отрывают от Сталина, Маркса от Ленина, раннего Ленина от позднего Ленина и т.д. У нас 30 лет назад был такой стиль. С чего начиналась перестройка – Ленин хороший, Сталин плохой, надо весь социализм переделать по ленинскому образцу, в итоге все разрушили. Сейчас распространенная в элите точка зрения – Ленин плохой, а Сталин хороший, надо сделать все по-сталински, а обо всем ленинском забыть. С одной стороны, это понятно, потому что Сталин для них символ твердой власти, великой страны и государственных успехов, а Ленин – это разрушение, это право народа свергать недееспособную власть или эксплуататоров.

Но, на самом деле, если бы Сталин не продолжил реализовывать проект Ленина, сложно сказать, как бы развернулись события, хотя в череде тех, кого можно было назвать ближайшими соратниками Ленина, по талантам, значимости все были более-менее равнозначны. Но и сам Сталин без всего того, что создал Ленин – без идеологии, без единства масс, без установки на преобразование митра, без коммунистической партии, не смог бы реализовать все то, что он задумал. Мы можем видеть сейчас, как в России без идеологии, без партии и без единства масс сложно реализовывать те установки прорывные, которые предлагает президент Путин.

Ленин изменил и Россию, и весь остальной мир. Потому что западный мир вынужден был в этих условиях выбирать – либо там будут события, которые были в России, и власть капитала будет свергнута, либо этот капитал должен идти на уступки и гуманизироваться.
Ленин положил конец существованию одного мира и положил начало созданию другого мира. Я думаю, что мечта, которую он нес и его соратники, обязательно вернется, потому что это естественная мечта человека. Мечта человека к творчеству, созиданию, самоутверждению в мире совместно с другими людьми.

2) Ленин актуален со многих точек зрения. Многим и, в частности, представителями нынешней политической власти обидно, что им не
удается добиться тех же результатов по интенсивности действия, которых добился Ленин и они ищут как их повторить, но только без активизации деятельности трудящихся слоев общества. С этой точки зрения Россия преодолевает катастрофу 1990-х годов очень медленно. Ведь можно сопоставить катастрофы 1990-х годов и разрушения периода Гражданской войны. У нас с этого времени прошло почти 30
лет. А за 20 лет от 1920-го года до 1940-го какой путь преодолел Советский Союз? Ему удалось все восстановить и создать новое. Сегодняшней России удалось создать тоже немало, но значительно меньше, чем советской России.

Ленин всегда держал в сознании два пространства: пространство теоритических научно обоснованных целей и пространство настроений, желаний и интересов общества. И он никогда не противопоставлял одно другому и умел движение к стратегически и исторически обусловленным целям осуществлять через привлечение интересов широких масс. Ну как это было с его полемикой с партийной программой социал-демократической партии, которая не предполагала раздачи земли крестьянам, потому что это предполагало развитие капиталистических отношений. А Ленин говорил о том, что необходимо отдать землю крестьянам, потому что это их вековая мечта, и хоть это и будет шаг вперед к капитализму, но это будет шаг вперед. А когда крестьяне поймут, что это чревато последствиями капиталистического кризисного развития, тогда можно будет говорить о социалистических формах хозяйствования на земле. То есть он все время учитывал и цель развития общества и то, на что готовы в данный момент массы. И поэтому это оказывается значимым просто для любого политического искусства.

В плане стремления к сугубо научным целям знаменита его фраза о том, что коммунистом может стать только человек, обогативший себя богатством знаний, накопленных человечеством. Всегда лгут, что он говорил «У нас кухарки будут управлять государством». Он говорил, что «мы и кухарок научим управлять государством, но для этого они должны учиться». То есть эта его идея овладения знаниями предыдущего человечества. Как ни парадоксально, Ленин оказывается и революционером-преобразователем мира, и консерватором. Потому что он говорит о том, что мы создаем новый мир, но сохраняем богатство и ценности старого, не стремясь его разрушить до основания.

Поэтому учение Ленина актуально буквально всюду, и интерес к нему существует, просто есть несколько пластов ленинского учения — кому-то более интересны его гуманистическо-философские аспекты, а кому-то непосредственно сиюминутные методы политической борьбы.

3) Вы знаете, Хрущев, как известно, отдал Крым. Представьте себе, что генеральным секретарем ЦК КПСС в 1991 году был бы Хрущев, и состоялась бы Беловежская встреча. Как вы думаете, какие были бы последствия? Никакого бы распада Союза не было. Ровно также, если бы, условно говоря, первым лицом в России в 2014 году был бы Хрущев, он просто всмятку раскатал бы майдан и передавил бы всех националистов. Человек он был экспансивный, поэтому скорее сбросил бы атомную бомбу на Киев, чем позволил бы бандеровцам взять там власть. Почему я об этом говорю? Любую ситуацию, любое решение надо рассматривать комплексно и в перспективе.

Вот смотрите, много говорят о присоединении Донбасса к УССР. Что тут нужно иметь ввиду? Первое. Ленин неоднократно писал, что при прочих равных он всегда за более крупное государство. В частности, потому что в более крупном государстве пролетариату удобнее, эффективнее и легче координировать действия по защите своих интересов и свержению буржуазии. Второе. Ленин подчеркивал, что выбирая между федерацией и унитарным государством, он за унитарное государство по тем же самым причинам. При этом он говорил, что мы должны учитывать право народов на самоопределение, потому что просто его запрещать бессмысленно, так как борьба будет только продолжаться и наполняться этим национальным содержанием.

Поэтому сначала ставился вопрос о том, что предоставляется автономия всем национальным республикам, без отрицания права на выход. Потом, в ходе Гражданской войны по факту образовалась несколько государственных образований, соединенных политическими и военными союзами. Именно в этих условиях было расхождение точек зрения между Лениным и Сталиным. Сталин предлагал оставить старый подход – всех включить как автономии в состав РСФСР. Ленин говорил, что это было бы правильным, если бы они еще не вышли из состава России. А в условиях, когда они вышли, возвращать их назад было бы ударом по национальному самосознанию. Известны конфликты, которые были в национальных республиках даже в среде коммунистических партий по этому поводу. Поэтому Ленин предлагал выбрать эту форму союза, но при условии, что в республиках у власти будет пролетариат, коммунистическая партия, будут единая внешняя политика и единые вооруженные силы. А дальше шла следующая логика: в условиях, когда пролетариат во власти во всех республиках, попытка отделения той или иной республики от кого может исходить? Только от националистических, то есть буржуазных кругов. А в этом случае попытка отделения какой-то республики, попытка оторвать ее от этого равноправного союза, это будет уже не борьба за национальную свободу, а попытка буржуазной контрреволюции, на которую понятно, как ответит коммунистическая партия, поддерживающая ее пролетариат, Красная армия и, соответственно, вся государственная структура.

Если бы все эти движения за так называемое национальное самоопределение конца 1980-х рассматривались как буржуазные контрреволюции, и оставались бы в силе ленинские подходы, то никакого распада страны не произошло бы. То есть, с этой точки зрения, никаких бандеровских восстаний на Украине или движения лесных братьев в Прибалтике возникнуть просто не могло, а если бы они возникли, то сразу были бы пресечены.

Объединение УНР, Донецко-Криворожской и Одесской республик весной 1918 года было обусловлено тремя условиями. Первое – всюду провозглашалась советская власть. Второе, что все они признают свое вхождение в состав Российской Федерации и третье, что целью их объединения является движение к социализму и борьба с националистами и западной оккупацией. А потом была немецкая оккупация, освобождение и восстановление УССР. В конечном счете общими усилиями были разбиты петлюровцы, которые тоже там претендовали на власть, разбиты поляки и было решено закрепить этот союз как реально сложившийся. Получается, изначально УССР была образована именно в единстве объединения трех республик – Украинской народной советской со столицей в Харькове, Донецко-Криворожской и Одесской, то есть Новороссийской. Потому что Донбасс это не Новороссия на самом деле. Это область Войска Донского, Новороссия – это другие территории.

При этом надо учитывать, что когда Ленин говорил о праве наций на самоопределение, он говорил о том, что зоны этого самоопределения должны определяться по территории распределения языка. То есть отсоединяться может только та территория, которая говорит на некоем отдельном языке. И когда Ленин осуществлял объединение Донбасса, Новороссии и самой Украины, он исходил из того, что на этих землях существует один язык – русский. То, что сейчас выдается за украинский язык, никто тогда не воспринималось как собственный язык. Это я вам как этнический украинец говорю. Это были все диалекты русского языка.

Вот если бы эта ленинская линия была бы продолжена, если бы национальная политика реализовывалась с той точки зрения, что 80% населения Украины, включая западенщину, говорит на русском языке, то надо было бы рассматривать политические последствия.

Если же говорить, например, про украинизацию…Давайте так, украинизация началась, когда Ленин уже умер, она шла в середине 1920-х годов. Ленин никогда таких идей не высказывал. В целом, проводилась политика сохранения национальных культур, национальных языков, поэтому те национальные языки или диалекты, которые были в деревне и на западе Украины, их пытались удержать… Как говорится, заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет. У нас многое делалось на энтузиазме, это была сила нашей истории, но в то же время часто этот энтузиазм переходил через край. Да и политика украинизации уже в 30-х годах была скорректирована.

А то, что делается сейчас националистическим руководством Украины, — это реальный апартеид. Это то, примерно, что делало правительство бурского меньшинства в ЮАР. Это уже другой вопрос как к этом у относиться. В этом плане надо понимать, что Украина является зоной русского языка. Другое дело, что сейчас после всего, что произошло, я лично мало верю в возможность воссоединения Донбасса и Украины. Политические варианты возможны, но для этого нужна денацификация Украины, декриминализация Украины, демократизация Украины и деолигархизация Украины. То есть, если на Украине будет установлен политический режим, во главе которого будут стоять те же силы, которые стоят в Донбассе.

Я также не согласен с теми, кто говорит, что Украина должна быть присоединена к России. Украина исторически может и должна быть отдельным государством, как и Белоруссия. То есть идеалом было бы единое союзное государство по типу Советского Союза. В нынешних условиях – это вхождение в единое союзное государство России, Белоруссии и Украины. А попытка объявить Украины территорией России только вызовет дополнительный протест.

К каждой отдельной ситуации надо подходить по-разному. В 2014-м России нужно было действовать, исходя из модели 15 сентября 1939 года. То есть четко признать, что украинское государство прекратило свое существование, и Россия берет ответственность за защиту украинского народа от внешней агрессии. И идти не только в Крым, а как минимум до Днепра. Если бы Россия была бы советской во главе с настоящей коммунистической партией (не Зюганова или Симоненко), то, конечно, было бы сделано так. Но в нашей ситуации было сделано так, как было сделано. Еще раз повторюсь, если бы ленинский план национального строительства на Украине был бы реализован и последовательно выполнялся, не было бы ни отделения Украины от России, ни захвата власти бандеровцами, ни нынешнего фашистского карательного режима, ни войны в Донбассе.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!