BREXIT: Шотландия в ожидании выхода

На фоне разворачивающихся драматических событий пандемии несколько в тени оказалась другая драма — европейская. Та, о которой ещё какую-то пару месяцев назад, нередко, говорили в первую очередь. Это Brexit. Который в конце января, как раз перед началом эскалации ситуации по коронавирусу в Европе, вышел на финишную прямую. Забывать об этом процессе не нужно, так как и после окончания пандемии он всё равно останется тем, что влияет на ситуацию на Европейском континенте ключевым образом. Тем более, что происходящее там в связи с эпидемией лишь укрепляет позиции Бориса Джонсона, решительно проводящего линию на выход. После того, как Италия оказалась, фактически, брошена наедине с захлестнувшим её моровым поветрием, британские евроскептики лишь удовлетворённо потирают руки и показывают на это пальцем населению Альбиона. Впрочем, в Британии до сих пор всё отнюдь не так однозначно. Особенно в тех её частях, для которых выход из ЕС является весьма сомнительным благом. И в первую очередь здесь речь идёт о Шотландии.

Как обстоят дела в стране виски и волынок после начала процесса выхода из объединённой Европы? Как будет развиваться ситуация в ней в дальнейшем?

Уже не в Европе

Шотландия уже несколько недель находится за пределами Европейского Союза и многим её жителям эта ситуация кажется нереальной. После почти пяти десятилетий в едином европейском сообществе эта страница была жёстко перевернута, что породило неопределённость.

Выход Великобритании из ЕС был в Шотландии встречен подавляющим большинством с отчётливым неодобрением. День начала Brexit был там отмечен бесчисленными проявлениями проевропейских настроений. Всенощные бдения и демонстрации проходили по всей провинции. «Шотландия любит Европу» — такая надпись была выложена на пляже Эдинбурга. Штаб-квартира шотландского правительства была окрашена цветами европейского флага.

После дебатов и в конечном итоге пленарного голосования Шотландский парламент решил продолжить демонстрацию европейского флага на флагштоке перед зданием. Флаг находится здесь с тех пор, как в 2004 году был построен и открыт парламент в эдинбургском районе Холируд. По иронии это решение было принято примерно в то же время, когда миссия Великобритании в Брюсселе этот флаг сняла.

Дебаты о независимости

Слов нет — подобные символические шаги не остановят Brexit. Но, всё же, они многое говорят о позиции Шотландии. Визуальный контраст в день начала Brexit между протестом шотландского правительства и празднованием британского правительства был поразительным. И он не был неожиданным.

Шотландия никогда и ни при каких обстоятельствах не одобряла Brexit. Её четкое решение остаться в ЕС было высказано на референдуме 2016 года. Она также отвергала Brexit на всех последующих выборах. Даже ни один опрос общественного мнения никогда не демонстрировал поддержку большинством Шотландии выхода из ЕС. Разговоры о глубоком разделении общества по вопросу о Европе не относятся к Шотландии — там общество едино. Тот факт, что Шотландия и Великобритания все равно вышли из ЕС, вызывает экзистенциальные опасения по поводу конституционной системы Великобритании и даже будущего самой Великобритании как единого государства. Независимость уже была центральным вопросом шотландской политики. И Brexit на глазах актуализирует эту тему снова. После многих лет нерешительности фактический выход Великобритании из ЕС теперь требует выбора в Шотландии между британским союзом и европейским союзом. И этот выбор должен быть чётким и однозначным.

Проевропейские юнионисты, многие из которых являются нынешними или бывшими сторонниками шотландской Лейбористской партии, хотели сохранить Шотландию в обоих союзах. Поскольку такой исход уже невозможен, окончательное решение таких избирателей может оказаться решающим в будущем новом референдуме о независимости.

В ожидании референдума

В настоящее время в Шотландии основное внимание уделяется тому, должен ли состояться такой референдум снова. Причём, это обсуждается даже отдельно от самого вопроса о поддержке независимости или оппозиции ей. Шотландская национальная партия (СНП) и шотландские зеленые — это партии, выступающие за независимость и за референдум. Шотландские консерваторы и шотландские либерал-демократы, несомненно, будут продолжать выступать против обоих.

Положение шотландских лейбористов наиболее неопределенно. В то время как она остается пробританской партией, некоторые из ее политиков призвали к новому референдуму либо прямо сейчас, либо к следующим шотландским выборам в мае 2021 года. Их аргументы коренятся в фундаментальных изменениях, вызванных Brexit, растущей общественной поддержке нового референдума и идентификации лейбористов как партии самоопределения.

Более широкие слои шотландского общества также, по-видимому, объединяются вокруг идеи референдума о независимости. Крупнейший профсоюз Шотландии («UNISON Scotland») недавно выпустил обращение, призывающее шотландский парламент заявить о своём праве принимать решение о сроках проведения референдумов без оглядки на Лондон. Парламент уже проголосовал за проведение одного из них в этом году. В отличие от Англии, где профсоюзы преимущественно ассоциируются только с Лейбористской партией, в Шотландии и правое СНП, и левые шотландские лейбористы имеют равное отношения с профсоюзами.

Поскольку спор между шотландским правительством и правительством Великобритании относительно референдума продолжается, растущая поддержка со стороны гражданского общества Шотландии нового плебисцита укрепит позицию Эдинбурга в этом споре. Если данный вопрос не будет решен путём переговоров до выборов в шотландский парламент 2021 года, а выборы выявят наличие ещё более сепаратистски настроенного большинства, то референдум будет и вовсе предопределён.

Шотландия и ЕС

Теперь, когда Великобритания становится независимой страной, поддерживать европейские связи Шотландии будет непросто. Хотя партнерство между ЕС и Великобританией еще предстоит обсудить, все указывает на то, что выбор правительства Великобритании сделает его весьма отличным от членства в ЕС. Шотландский парламент вполне может пожелать сохранить согласованность с законами и политикой Евросоюза, но это может быть заблокировано в тех областях, где правительство Великобритании настаивает на унифицированном подходе для всего Соединённого королевства. В итоге шотландское правительство и другие шотландские политические и экономические субъекты должны будут упорно работать только для того, чтобы просто поддерживать свои нынешние отношения с Европой, не говоря уже о том, чтобы идти в ногу с развитием событий в ЕС.

Шотландия демонстрировала ярко выраженную проевропейскую позицию протяжении всего процесса Brexit. Её неизменная поддержка Европейского Союза с его основополагающими принципами, такими как свободное передвижение граждан и общие ценности союза, выделяют её среди остальной части Великобритании, даже на фоне Ирландии. Это обстоятельство, очевидно, было отмечено многими участниками ЕС, и отношение к присоединению независимой Шотландии к ЕС стало гораздо более позитивным по сравнению с предыдущим референдумом о независимости в 2014 году. Стойкий проевропейский настрой Шотландии обеспечивает единство с партнерами по ЕС, которое трудно поддается количественной оценке, но чрезвычайно ценно. Однако европейская политика и дипломатия по-прежнему основаны на интересах и силе. В нынешних обстоятельствах Шотландии будет трудно найти своё место в Евросоюзе и иметь влияние, сопоставимое с нынешним. Сейчас же, по сути, Шотландия и вовсе пребывает в подвешенном состоянии, как уже фактически не будучи в ЕС, так и не будучи независимым государством. Да и дебаты о независимости могут стать препятствием для построения политических отношений с целым рядом стран ЕС, имеющим проблемы с сепаратизмом на своей территории. В то время как государства-члены Евросоюза могут видеть преимущества в работе с Шотландией по конкретным вопросам, они в равной степени будут демонстрировать уважение государственной целостности Великобритании. Шотландия будет должна противостоять этим вызовам и творчески реагировать на них.

Чтобы сохранить хорошие связи с ЕС и его членами, Шотландия должна будет развивать свое практическое сотрудничество с европейскими партнерами в областях, представляющих взаимный интерес. Вот это куда более реально, по крайней мере сейчас. Тем более, будучи страной с населением 5,4 миллиона европейцев, Шотландия по факту будет участвовать во многих процессах, касающихся будущего Европы.

Европейская судьба Шотландии

Шотландское правительство опубликовало текст новой европейской стратегии Шотландии и Европейского Союза на 2020-2024 годы, причём сделало это в день начала Brexit. Данная стратегия устанавливает четыре общих направления, на которых необходимо сосредоточить внимание Шотландии в ЕС: «демократия и европейские ценности, проблемы климата, благосостояние граждан и умная экономика». Это было мощное заявление о намерениях и прочная основа для будущего сотрудничества и партнерства, независимо от позиции официального Лондона. В документе утверждается, что Шотландия будет рассматривать свои отношения с ЕС не только с точки зрения того, что она получает, но и с точки зрения того, что она вносит. По сути, это откровенное предложение, сделанное в адрес Евросоюза.

И оно не стоит на пустом месте. Шотландское правительство создало сеть собственных представительств в Европе, которые в основном являются инновационными и инвестиционными центрами. Они открылись центры в Берлине, Париже и Дублине. Также был расширен «Scotland House» в Брюсселе – в дополнение к открытию офиса в Лондоне. Эти структуры уже позволят Шотландии развивать свои двусторонние отношения с важными партнерами самостоятельно.

Нет сомнений в том, что в дальнейшем будут предприняты и дальнейшие шаги для укрепления европейских связей Шотландии. Проевропейские настроения будут очевидно воплощаться на практике. И каким бы ни было ее государственное будущее, но европейские перспективы Шотландии сохранятся и после Brexit. Но что ждёт государственное единство Великобритании — это по прежнему остаётся большим вопросом.

Павел Кухмиров


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!