Скоро на Украине состоятся торжества по случаю 30-летия создания Общества украинского языка имени Тараса Шевченко, под скромным названием «Просвита». Этой, казалось бы, вполне обычной и неприметной общественной организации культурно-образовательного направления поет дифирамбы сам председатель Верховной Рады Украины Парубий, поздравляя ее членов с юбилеем. «На протяжении всего своего существования Общество активно работает над утверждением основ украинской государственности — украинского языка и исторической памяти, осуществляя большую работу по патриотическому воспитанию молодежи, в том числе, являясь инициатором празднования на государственном уровне Дня Героев, почтения памяти проводников ОУН-УПА», – заявляет Парубий. И он знает, о чем говорит.

Именно Просвита, собранная в 1868 году из галицких интеллигентов, верных Австро-Венгерскому престолу на польско-австрийские деньги (сейм Галиции предоставлял «Просвите» регулярное и немалое денежное пособие), впервые заявила о новом этническом термине – «украинец». А дело в том, что, проживающие в Галиции и на Буковине свободолюбивые и гордые русины, потомки древнерусской народности, до сих пор ощущали себя русскими, и это сознание было подлинно массовым. «Просвита» должна была стать по задумке Австро-Венгерской власти неким противовесом для этого пусть небольшого, но сильного форпоста русскости на окраине славянского мира. Занимаясь идеологическим терроризмом и историческими манипуляциями, ее активисты в журналах, через широкую сеть читален, школы и даже через проповеди священников фактически поставили «дело» превращения русинов в украинцев на поток, всячески внедряя новый этнический термин.

Хорошо послужили этому делу ежегодные мартовские мероприятия в честь Шевченко. Именно в Галиции первоначально возник настоящий культ поэта, всегда считавшего себя малороссом, который потом распространился по всей Украине. Но это не был культ личности, галичане умудрились создать из имени и творчества малоросса Шевченко культ идеи украинства. Могущественные в Галиции униаты (греко-католики), во главе с русофобом Шептицким активно способствовали изменению этнонима – замене слов «русский» на слово «украинский. Причем, создателей культа в казалось бы, полностью христианской земле, не смущало даже то, что одна из ключевых фраз в творчестве Тараса Шевченко была кощунственна:

Я так, я так её люблю,
Украину, мой край убогий,
Что прокляну святого Бога,
И душу за нее сгублю!

Борьба, по словам самих просвитян с «москвобесием», опиравшаяся на поддержку правительства Австро-Венгрии, постепенно разрасталась. В конце 60 – начале 70 годов XIX века один из  активистов «Просвиты» Барвинский в своих учебниках для учительских семинарий и гимназий Галиции ввел название «украинско-руский». Такое изменение принесло очевидные неудобства, зато оно, по мысли просвитян, проводило четкую границу между двумя понятиями –  «Руси» и «России». Очевидно, что идея Барвинского была с восторгом встречена в Министерстве образования Австро-Венгрии, не исключено, что она была и подсказана там. Так благодаря «трудам» деятелей «Просвиты» более ста лет назад и появилась «Украина-Русь» или «Русь-Украина». Для учителей Галиции и Буковины был выпущен специальный номер педагогического журнала с толкованием необходимости изменения этнонима. Причем, все попытки противодействия активности просвитян на ниве создания украинства жестко пресекались властями.

Известный в Галиции поет и публицист, русин Франко критиковал «Просвиту» за социальный консерватизм и выпуск посредственной литературы, единственным достоинством которой был язык — украинский. За это галицкий «бомонд» подверг его бойкоту и даже добился в 1878 привлечения к суду за связи с польскими социалистами. К 1914 сеть Просвит в Галиции состояла из 77 отделений и 36000 членов. В Буковине действовала аналогичная организация «Руська бесида» -13000 членов.
Любопытно, что печатный орган «Просвиты» назывался «Правда», как чуть позже стал называться печатный орган других «друзей» русских – большевиков.

Однако, несмотря на все старания сознательных (свидомых) украинцев, термин «русский» имел хождение в Галиции, по крайней мере, до 1916 года, до времени наступления крайнего ожесточения в Первой мировой войне, в которой украинцы Галиции вместе с австрийцами и немцами воевали против русских (включая и малороссов из киевских, харьковских, волынских и других земель Малой Руси).
В самой же Российской Империи малороссы в начале XX века назывались «украинцами» лишь в устах маленькой кучки сознательных (свидомых) украинцев.

В том же 1914 году просвитяне, испытывающие ненависть ко всему русскому, активно участвовали и в создании украинских военных отрядов, так называемых «сичовых стрельцив», боевиков, известных своей жестокостью, воевавших на стороне австро-германцев против России. В связи с этим, стоит процитировать одно из воззваний этих украинских и австрийских «патриотов» Галиции тех времен: «И пока живет Галичина, пока в Галичине продолжается под опекой (честные украинские и австрийские патриоты одновременно) конституционной Австрии украинское народное движение, до того не задавит его Москаль и на Украине русской не сможет остановить его роста. Вот почему Москаль хочет получить Галицию в свои загребущие руки. Москва хочет подавить нашу народную жизнь в Галичине, чтобы от Галичины не занялась целая Украина. Москва хочет получить Галицию, чтобы ужать на века наш народ. Поэтому Россия и начала войну с Австрией».

Что и говорить, крыша у украинских и австрийских патриотов уехала далеко. В этом откровенно злобном заявлении совершенно не учитывается тот факт, что Россия выступила в защиту православной Сербии, и что украинцы из Галиции, воюя в австрийских войсках, стреляли в православных малороссов.

В 1918 года «Просвита» помогла сформировать Министерство образования ЗУНР. Когда так называемая захидноукраинская народная республика фактически осталась без территории, деятели из «Просвиты» стали на путь откровенного террора. Так называемая школьная акция 1933 года против польской школьной администрации, во время которой  были убиты школьные кураторы и директор Львовской украинской гимназии Бабий на совести галицийских просвитян.

Второе пришествие «Просвиты» на Украину связано с немецко-фашистской оккупацией. Известный факт: кроме печально знаменитых украинских батальонов СС «Роланд» и «Нахтигаль», двигавшихся вместе с вермахтом и вырезавших в городах Украины «жидов, ляхов и большевиков», на Украину двинулись и «походные группы ОУН». Именно они создавали в городах Центральной и Восточной Украины «Просвиты». Например, Киевская была создана «походной группой ОУН (мельниковской)» под руководством  Кандыбы, Харьковская — «походной группой ОУН (бандеровской)» под руководством Кравчука.

В каждой «Просвите» кроме школьной, церковной и других секций, обязательно была специальная секция антибольшевистской пропаганды. Согласно Уставу, в «Просвиты» принимали только украинцев не моложе 18 лет. «Украинизация» Украины сопровождалась преследованием русского языка. Например, в селе Павловка, Одесской области семиклассниц Машу Афанасьеву и Ульяну Заволокину публично выпороли за то, что в их сочинениях, написанных на румынском языке (Одесса была оккупирована Румынией) попадались русские буквы. Масштаб: за одну русскую букву — 3 розги.

Харьковскую «Просвиту» возглавлял украинский нацист Дубровский, незадолго до войны вернувшийся из ссылки «за контрреволюционную деятельность». О его связях с ОУН открыто говорилось в докладах местного отделения полиции и СД. Когда весной 1942 вермахт провел под Харьковом удачную операцию, окружив и уничтожив несколько советских дивизий, просвитяне поторопились верноподданически поздравить немецкие власти с победой. В декабре 1942 года Дубровский и другие были удостоены приглашения посетить Германию с официальным визитом.

Киевская «Просвита» также действовала легально, тесно сотрудничая с оккупационной пропагандисткой службой «пропаганд — штафель». Внедрённые в Днепропетровскую «Просвиту» агенты СД доносили, что в программной речи её главы основной целью провозглашалось «борьба против большевиков и поддержка немецкого вермахта», что, впрочем, не спасло её от закрытия в конце того же года.
Следует отметить, что «Просвиты» не были популярны в Малороссии. Сами немцы, разочаровавшись в «Просвитах», в 1943 начали их закрывать. А изгнание фашистских оккупантов привело к полному краху национал-коллаборационистов. «Просвиты» сохранились лишь в диаспоре, например, работала «Просвита» в Бразилии.

Третье пришествие «Просвит» на Украину связано с так называемой перестройкой. В феврале 1989 возникло «Товарыство Украинской Мовы» имени Шевченко, возглавленное националистом Павлычко. Очень скоро ТУМ вышло за рамки национально-культурных проблем, фактически превратившись в националистическую партию, оппозиционную советскому строю. В октябре 1991, когда ТУМ переименовалось во Всеукраинское общество «Просвита» им. Шевченко и председателем стал Мовчан, «Просвиты» предприняли поход на восток – в донецкий край,  создавая плацдармы для более радикальных групп, т. е. националистических партий.

В Донецкой области, например, существовали две параллельные «Просвиты». Одну возглавлял ректор университета Шевченко, другую Олийнык, по совместительству глава местного Конгресса Украинских Националистов. А что такое КУН — откровенно писалось в её предвыборной листовке 1994 года: «Мы, КУН, — прямые наследники ОУН, которую в народе называют бандеровцами». Обе Просвиты активно сотрудничали с Рухом, украинским «козацтвом» и насчитывали около 6000 человек. Такие передовые агитационно-пропагандистские «отряды», которые прививали ненависть к России, русским и всему русскому,  были открыты в каждом городском или областном центре Украины. Но, оказывается, они есть и в России.

Это странно, но по законодательству Российской Федерации деятельность «Просвиты» не запрещена. К слову, до недавнего времени это украинское националистическое ядро существовало и в городе русской славы, Севастополе без всяких проблем до громкого скандала, связанного с распространением членами этой «Просвиты» запрещенной националистической печатной продукции из Канады, Франции, США и Украины. Представьте себе, например, офис Российского военно-исторического общества где-нибудь на Крещатике или Рыночной площади Львова? Сколько часов потребуется, чтобы в окно полетели гранаты?

Теперь на Украине ярая русофобская рамка «Просвиты» соблюдается строго: именно она выступала за переименование советских улиц («не ходим жить на улицах палачей нашего народа!»), через суды противодействовала «процессам русификации», вела и ведёт активную идеологическую и пропагандистскую работу. Но главная заслуга «Просвиты» для киевского режима, которая оценивается в виде ежегодно финансируемой отдельной строкой госбюджета Украины – борьба с русским языком, ставшим в силу различных причин естественным средством общения для большинства граждан Украины,  вытеснение его любыми, в том числе и силовыми методами.

Просвитяне печатно и на форумах, в гостях у школьников, студентов, даже в домах престарелых и инвалидов, говорят о тлетворном влиянии языка чужого государства (России) на украинское общество, сравнивая его с наркоманией, проституцией (!!!) и другими язвами цивилизации. Не верите? Вот, цитата: «считать разговоры и печатные издания на негосударственном языке деянием, которое своими негативными последствиями представляет не меньшую угрозу национальной безопасности Украины, чем пропаганда насилия, проституции, а также разные формы антиукраинской пропаганды»; «за московской фальшивкой об общем славянском корне просматривается человеконенавистническая идеология «старшего брата», который за почти 350-летнюю историю проявил себя как агрессор и разрушитель».

Один из современных деятелей «Просвиты» Косив опубликовал в свое время ряд статей, где ставит перед гражданами Украины вопрос ребром: или словари (в его интерпретации – это отказ от предпочитаемого большинством русского языка), или автоматы Калашникова – ни больше, ни меньше, середины нет. Идея проста – русские на Украине должны забыть о России, забыть родной язык, тогда им, может быть, простят, что они некогда принадлежали к столь варварскому этносу. И вот какая вырисовывается особенность: обвиняют не человека, а язык, русский язык. Вот в чём проблема! Ведь родной нам речью озвучена вся великая общерусская культура, с которой никакая «окремая» на «окремой мове» конкурировать не может. Это понимают национал-шовинисты всех стран. Поэтому и приёмы вытеснения русской культуры у них одинаковы.

Наталья Залевская специально для ИА «Новороссия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!