Справка ИА «Новороссия»: Андрей Владиславович Марчуков (род. 1977 в Москве) — российский историк и публицист, кандидат исторических наук (2004). Родился в 1977 году в Москве. В 1999 году с отличием окончил Исторический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. В 2004 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Украинское национальное движение в УССР в 1920—1930-е годы». В настоящее время работает в Институте российской истории РАН. Область научных интересов — формирование наций и национальных идентичностей на восточнославянском (русском) этническом пространстве, идеология и практика украинского национализма, этническая история России, «Русский вопрос». Автор двух монографий и около 80 печатных работ в российских и зарубежных печатных и электронных изданиях. Выступает в качестве эксперта по историческим и общественно-политическим проблемам на телевидении и радио.

ИА «Новороссия»: Несколько дней назад вышла Ваша новая книга «Новороссия. Формирование национальных идентичностей (XVIIIXX вв.)». Какой основной посыл книги? Ведь тема Новороссии до событий 2014 года была старательно замалчиваемой.

Андрей Марчуков: Спасибо. Книга только начала поступать в продажу. О чём она, думаю, понятно из названия. Она о формировании национальной идентичности населения, проживавшего и проживающего на территории исторической Новороссии. О том, как шло его культурно-языковое и национальное развитие, каково было его самосознание. И как всё это отражалось на истории и судьбе самого этого региона.

Ну а каков основной посыл книги? Пожалуй, он таков: Новороссия – не чья-то выдумка, а историческая реальность.

Был в Российской империи такой регион. Он обладал историческим и культурным своеобразием, границами, именем. Это имя было хорошо известно современникам и отражено в названии ряда административных единиц. И когда сами эти единицы получали другие названия, регион всё равно сохранял своё культурно-национальное лицо. Даже в советское время, когда эти земли были насильно включены в состав новообразованной УССР, он всё равно проступал сквозь неё экономикой, культурой, языком, ментальностью. А если говорить о недавних временах, то и в электоральных предпочтениях.

Своим появлением Новороссия обязана России. Это часть её истории и культуры. И раз Новороссия была особым регионом, то есть все основания для изучения её истории. Причём не как истории «Причерноморья и Приазовья» или «Южной Украины», а именно как самостоятельного субъекта исторического процесса. Как Новороссии.

ИА «Новороссия»: А насколько важно и нужно изучать историю Новороссии?

А.М.: Конечно, нужно! Здесь есть и научный, и общественно-политический аспект. С научной, познавательной точки зрения это просто очень интересно. Это позволяет лучше узнать и постичь нашу историю, что важно уже само по себе. Есть и другая причина.

Когда-то, в конце XIX – начале XX века, украинофилы, «украинцы», решив создать Украину как национально-государственный организм, принялись конструировать её историю, «сшивая» не связанные или слабо связанные между собой и не проникнутые «украинской идеей» истории регионов и земель, которые они считали «Украиной». Этим они подводили базис под свои политические идеалы и сепаратистские претензии, «объясняли», что Юга России, Малороссии, Новороссии нет, а вместо них есть Украина.

И она возникла. Чем стала эта Украина, к какому закономерному итогу привёл изначально русофобский национал-сепаратистский украинский проект, сколько массовых братоубийственных кровопусканий (от геноцида в Галиции до расстрела Донбасса) устроили его сторонники, повторять не надо. Всё и так известно.

Давно назрела необходимость «рассшивания» этого образования, опровержения украинских исторических построений. Давно необходимо вернуться к историческим корням и восстановить подлинную историю тех земель, которые в ХХ веке составили Украину. В первую очередь это касается истории Новороссии.

И ещё. Давно назрела необходимость расстаться со смысловой и терминологической системой, созданной украинством. Надо пользоваться собственным понятийным аппаратом, надо восстанавливать и задавать свои смыслы, цели и ценности. То есть, закладывать базис под своё – наше – будущее. Не национал-сепаратистское, как у детища украинского проекта – Украины, а объединительное, основанные на идее общерусского единства. Восстанавливать фундамент, на котором стоят Русский Мир и Россия как его политическая форма. Частью которых и мыслило себя население Новороссии.

И если адепты украинства при создании своих исторических концепций и «розбудовы» Украины шли путём подлогов и фальсификаций, то нам следует просто держаться исторической правды и фактов.

ИА «Новороссия»: Украинские власти болезненно воспринимают всё, что связано с Новороссией и историей русских регионов страны. С чем это связано? Можно ли сказать, что подлинная история Новороссии разбивает уже довольно устоявшиеся мифы украинской историографии?

А.М.: Не просто болезненно, а негативно-агрессивно. Я уже сказал, что правда на нашей стороне, а на стороне украинства – мифы и фальсификации. Государственной идеологией Украины является идеология украинского национализма, и чем дальше, тем всё более крайних её форм. Только с её помощью правящая «элита» этой страны может объяснить народу, зачем нужна самостийная Украина, и почему Россия – это плохо.

Посему весь период после 1991 года на Украине проходил под флагом строительства украинской нации и укрепления независимости – от России и собственных корней. Обоснование всему этому призвана была дать история. Всё, что не соответствует тезису о тысячелетней украинской державности и нации, замалчивается или искажается до неузнаваемости. Ведь это подрывает устои Украины.

«Национально-украинская» концепция истории — это система с продуманным подбором «фактов», «аргументов» и их интерпретацией, внешне даже убедительная. Правда, её адепты «почему-то» предпочитают убеждать при помощи силы, административных мер и запрета на любое инакомыслие. Для украинства правдивое освещение истории неприемлемо. Табуированы история создания и насаждения украинского литературного языка. Или тот факт, что до революции украинство было маргинальным общественным сегментом, мало чего бы добившимся без помощи заграницы, российских либералов и левых, а потом и большевиков с советским государством, как раз и создавших Украину и украинскую нацию. И что народ (малороссы и великороссы) видя известную разницу между собой (постепенно ослабевавшую) в массе понимали друг в друга как своих. Убийственна для украинства память о Донецко-Криворожской республике и Новороссии.

Новороссия – это вызов для Украины как государства, как нации, как идеи. Вызов её устройству и территориальной целостности. В этом слове ясно слышится «Россия». Новороссия означает, что наиболее развитая в экономическом и культурном отношении половина Украины «Украиной» раньше не являлась и не хотела ей стать. А идея Новороссии связана и с идеей Малороссии – пониманием того, что украинские земли это такая же историческая часть Русского Мира, как и Великороссия, Белоруссия, Новороссия. Потому память о Новороссии скрывали и в советские времена, и в постсоветские.

ИА «Новороссия»: Почему же так и не удалось это сделать?

А.М: Потому, что ничто в мире не проходит бесследно. Люди стали задумываться о том, кто они и каков исторический путь их родной земли. И Новороссия начала возвращаться из искусственно созданного небытия.

Этот процесс начался не в 2014 году. Неверно думать, будто Новороссию «придумал Путин». Возвращение Крыма в состав России заметно способствовало актуализации концепта Новороссии и его возвращению в общественный дискурс. Но всё началось гораздо раньше.

Основой для возрождения (реконструкции) идеи Новороссии послужило возрождение русского/общерусского сознания и национальной идентичности (и малорусской как их локального варианта), который стал набирать силу в России и на Украине на рубеже XX–XXI веков. Особенно этот процесс окреп после «Оранжевой революции» 2004 года. Начали издаваться труды дореволюционных авторов – противников украинского национализма/сепаратизма, мысливших в категориях общерусского единства. Стали появляться публицистические и научные статьи и книги, посвящённые истории Малороссии и Новороссии и дающие её «не-украинскую» трактовку.

Всё большее недоверие у читающих и думающих граждан Украины стала вызывать «национально-украинская концепция истории». Всё более многочисленными становились крестные ходы, устраиваемые канонической УПЦ Московского патриархата – а это одна из форм политической активности и выражения мировоззрения.

Всё это стало следствием разочарования многих людей в украинской государственности, недовольства снижением уровня жизни. Реакцией на нарастание в государстве нетерпимости, на погружение Украины в национализм и русофобию, на прозападный курс её «элиты». А следствием кризиса государственности стала эрозия насаждаемой украинской идентичности. И наоборот, проблемы в сфере национальной и мировоззренческой автоматически означали и политический кризис, ведь основой государственности сделали как раз украинскую идентичность.

Так что Русская Весна – народное движение, охватившее именно регионы исторической Новороссии, вызревала задолго до 2014 года и стала защитной реакцией на попрание собственного национально-культурного «я».  И есть основания полагать, что возрождение общерусской идентичности и обозначившийся рост популярности идеи Русского Мира и стал одной из причин того, что на Украине был организован новый Майдан.

ИА «Новороссия»: Мы видим, что создание украинцев-янычар зашло уже довольно далеко. После 1991 года выросло уже целое поколение сознательных «украинцев», ненавидящих Россию. Это поколение потеряно, или всё ещё есть шансы противопоставить украинской пропаганде историческую правду? Почему мы проигрываем в информационной войне?

А.М.: Да, выросло поколение, для которого Россия – враг или что-то отстранённое, а русскость – нечто презираемое. Таких людей оказалось немало и в областях Новороссии. При этом они говорят, ненавидят и презирают на… русском. С одной стороны, это лучшее доказательство культурно-языкового выбора граждан Украины, для которых украинский язык так и не стал родным. Он лишь «обязательный» или маркер «украинскости». А с другой это говорит о том, что русофобия – это продукт русской жизни. Самоненависть, которая в российских условиях приобретает форму национального нигилизма (либерального, левацкого), а в украинских – национализма. Но, по сути, украинский национализм лишь прикрывает своё русофобское нутро этнокультурной украинской спецификой.

Но Русская Весна стала, поистине, чудом. Народная реакция на Майдан оказалась неожиданной, если учесть, что любая память об общерусском единстве десятилетиями выкорчёвывалось, если принимать в расчёт то, что Украина была отдельным государством и что в активную жизнь вступило поколение, которое лишь немного успело пожить при Советском Союзе, а то и не застало его вовсе.

Кто бы мог подумать, что над Донбассом, Харьковом, Одессой, Крымом (который шёл по тому же пути, что и вся Украина, только медленнее) взовьются российские флаги? Что слетит украинизационный налёт и люди себя вновь ощутят русскими? Но это случилось, хотя никто этому целенаправленно не помогал. Это был народный глубинный порыв, ответ национального «я» на издевательства, хамство, национальное угнетение со стороны украинских националистов и государства.

И хотя молодых людей, выросших при новых реалиях и воспринявших украинскую пропаганду, немало, много оказалось и тех, кто смог в ней усомниться и отказаться от неё. Прежде всего, в регионах Новороссии. Такая реакция стала хоть и неожиданной, но исторически обоснованной.

Так что ничего не решено окончательно. Русская и украинская идентичности – это сообщающиеся сосуды. Если укрепляется одно, ослабевает другое. И эти процессы обратимы. Нужно только приложить силы.

ИА «Новороссия»: Насколько такие усилия прилагались?

А.М.: Украинская политическая «элита», националисты, их внешние спонсоры и кукловоды прилагали и прилагают большие усилия к тому, чтобы укрепить украинскую идентичность. Сделать её удобным и дешёвым орудием против русскости, России и любых попыток не только национально-культурного и политического воссоединения Русского Мира, но даже малейших шагов в сторону экономической интеграции Украины и России.

Почему мы проигрываем? Да нет, не мы. Мы – сторонники общерусского единства в России, Новороссии, Украине, Белоруссии делаем всё от нас зависящее. Но мне это напоминает борьбу партизанского отряда. Он, конечно, может многое. Но сможет ли он самостоятельно победить, если ему не будут помогать? Если партизаны не будут знать, что там, за «линией фронта», сражается армия и вся страна живёт единым порывом? Что её руководители имеют с народом одну и ту же цель? Что они не бросят временно оккупированные территории, а считают их своими и делают всё, чтобы их освободить?

В России у украинства и Украины издавна есть союзники: во второй половине XIX – начале ХХ века это были либералы и левые – вплоть до большевиков. В настоящее время – те же либералы и откровенные национал-нигилисты-леваки. Общая платформа, делающая их союзниками украинства, – русофобия, прикрытая теми или иными «социальными» одеяниями. Не свободно от неё и государство.

Идейная основа постсоветской Российской Федерации оказалась либерально-западнической. Этой «неформальной» идеологией была пронизана государственность и общественно-политическая сфера. В том числе этнополитика, где нашли продолжение многие принципы политики советской. Прежде всего те, которыми определялось место русского народа в государственности и политической системе. А тем самым, и отношение к «украинскому вопросу».

Политика Российской Федерации строилась на признании незыблемости распада СССР и появления Украины как независимого государства, на признании её границ. Украине оказывалась широкая экономическая и политическая поддержка. А проживающее на Украине русское и русскокультурное население не стало объектом сколько-нибудь серьёзного внимания. В них предпочитали и, к сожалению, предпочитают, видеть «украинцев», граждан другого государства.

Россия фактически «ушла» из Украины, не пытаясь вести там свою политику и даже не определив, в чём же заключаются российские интересы. Всё, что интересовало Москву (за исключением отдельных политиков), это вопрос о транспортировке через территорию Украины энергоносителей. За украинской «элитой» признали право на «её» население и «её» республику. И надеялись договориться, следуя политике всевозможных уступок и «компромиссов». При этом встречных шагов не было и в помине.

Работа велась с украинской «элитой» (априори антироссийской), а не с народом, политиков и журналистов не выращивали, а предпочитали иметь дело с имеющимися. Идея общерусскости – единственно возможная идеология интеграционного движения, способная побороть украинскую, не использовалась и вытеснялась из смыслового и политического поля. А выделяемые средства шли не на те цели, которые бы принесли наибольшую отдачу.

И потому итог закономерен: две антироссийские «революции» и превращение Украины в агрессивно-националистическое русофобское государство, многих её граждан – в ненавистников России. И крайне невыгодный её «раздел», где Крым достался России, часть Донбасса оказалась под её же опекой, но в подвешенном положении, а вся остальная Украина задёшево досталась американцам и их европейским союзникам-саттелитам. Так что за проигрыш ответственны не «мы», а другие. Но падают его последствия, к сожалению, на всех нас, на весь народ.

Новороссия подрывает идеологический, геополитический, межэлитный «постсоветский консенсус». «Грозит» пересмотром итогов 1991 года, ставит под сомнение принципы устройства постсоветских государственностей. Вот почему пробиваться наружу концепту Новороссии – составной части идеи Русского Мира, неимоверно сложно. Но вода камень точит.

ИА «Новороссия»: Были ли условия для воссоздания Новороссии в 2014 году, после госпереворота на Украине? Видите ли Вы потенциал для возрождения идеи большой Новороссии?

А.М.: Есть такое понятие – «окно возможностей». Это временной промежуток, в который благодаря стечению многих факторов и вершится история. Эти «окна» периодически открываются – важно не упустить момент. Зимой – весной (даже летом) 2014 года такое «окно» для России открылось. «Окно», дававшее возможность вернуть многое из утраченного в 1991 году. Восстановить влияние в соседних странах, вернуть разбазаренные земли, население которых считало Россию своей. Сделать шаг к возвращению статуса действительно великой и самостоятельной страны, с интересами которой считаются. Причём сделать это бескровно.

Полной информации о международной и внутриполитической ситуации мы, конечно, не имеем, но представляется, что для конструирования Новороссии были благоприятные условия. Никакого «украинского сопротивления» ему бы не последовало, как не было его в Крыму. Международные последствия оказались бы теми же: санкции, антироссийские кампании и т.д. А вот многих проблем удалось бы избежать. Например, растущего напряжения в бассейне Азовского и Чёрного морей (которых киевская клика лишилась бы, отделённая от них народными республиками). Не было бы проблем при транспортном сообщении с Крымом и его с водоснабжением. Проще стала бы ситуация вокруг Приднестровья, усилилось влияние России в Молдове. Не случился бы новый церковный раскол. А влияние США на Украину, потерявшую свою лучшую половину, было бы не таким глубоким, если бы вообще возникло.

И, конечно, не началась бы война. На Донбассе, в Одессе не погибли бы люди, на Украине не возникли бы милитаристские и реваншистские настроения, не поднял бы голову украинский национализм/неонацизм, а украинская мифология не получила бы «аргументы» в свою пользу и не подпиталась бы свежей кровью.

Появление ДНР и ЛНР само по себе стало большим политическим прорывом, но проект «Новороссия», имевший хорошие возможности для реализации, не был воплощён в полном объёме. Одна из главных причин тому кроется в нежелании пересматривать тот самый «консенсус» между российской, украинской и западной «элитами».

Но эти же трагические события послужили толчком для русского национального возрождения на Украине и в России, получившего название Русской Весны. Характерно, что это возрождение приняло идейные и территориальные формы «Новороссии».

Возродившись и поселившись в умах и сердцах миллионов людей в России, Новороссии и Украине (то есть, в коллективном сознании), Новороссия уже не исчезнет. Тем более, что за неё оказалась пролита кровь её сторонников: и воинов, и безоружных мирных людей, убитых и замученных за свои убеждения или «просто» павших от рук украинского государства и украинских националистов.

Пусть и не целиком, но Новороссия вернулась в общественное сознание и в область массовых идентичностей, как бы это кому-то не нравилось. При этом цель – создание Большой Новороссии – с повестки дня не снимается. А что будет, Бог даст.

ИА «Новороссия»: Вы приезжали в Донбасс уже после событий 2014 года. Как Вы оцениваете ситуацию в республиках и как видите дальнейшие перспективы ЛНР и ДНР?

А.М.: На Донбасс я впервые попал в апреле 2015 года. Война уже немного отступила, хотя ещё живо чувствовалась. Меня поразил пустой, почти вымерший город. Город, в котором несмотря ни на что, жили люди. И эти люди произвели на меня сильнейшее впечатление. Война – это страшно. Но говорят, война очищает. Здесь я увидел других людей – таких, которых в спокойной, мирной жизни не увидишь, настоящих, что ли.

Теперь ситуация, конечно, лучше, идёт строительство государственности республик. Но положение дел ещё далеко от того, каким оно должно быть. И я не только о том, что люди живут в прифронтовых, а то и фронтовых условиях.

На Донбасс должен прийти мир. А он возможен только путём победы – окончательно, бесповоротной. Разгрома или вывода украинской группировки из Донбасса. Освобождения тех территорий ДНР и ЛНР (в границах на май 2014 года), которые заняты Украиной. Обретения республиками независимости. И их воссоединения с Россией по примеру Крыма. Донбасс это право выстрадал.

Путь уступок и переговоров – это путь в никуда. Дипломатические услилия должны закреплять уже достигнутое, а не пытаться его выпросить или выторговывать. «Минский процесс» уже тогда не отвечал моменту и подлинным интересам Донбасса и самой России. К тому же, его стороны-участники изначально понимали эти соглашения противоположным образом. А потому этот путь был и остаётся тупиковым.

Уступки и затягивание времени шли только на руку Украине и киевской клике, которые чувствуют свою безнаказанность. Отказ от поддержки Русской Весны, отказ от реализации концепта Новороссии, признание Порошенко президентом, втягивание в «нормандский формат» было ошибкой.

Договориться же о чём-то с Западом (а Украина просто его марионетка) можно только в одном случае – с позиции силы и несокрушимой уверенности в правоте сделанного. Крым присоединён – и вопрос о нём снят. По крайней мере, на время (Запад никогда не смирится с присоединением полуострова к России). Так и с Донбассом и Новороссией. Создали – защитили – отстояли. А «партнёры» проглотили.

И, конечно, необходимо восстановление экономики и социальной сферы республик. Заводы и шахты должны работать. Люди должны получать достойную зарплату и пенсию и т.п. Восстанавливать Донбасс надлежит не просто для поддержания там жизни, а исходя из простой, но ключевой мысли: Донбасс – это не Украина. Это наша земля, и живёт там наш народ.

А для этого надо в корне пересмотреть целеполагание российской государственности. Главным должна быть не торговля за те или иные условия вхождения российской «элиты» в «элиту» мировую и встраивание страны в мировую экономическую систему. Целью должно стать самостояние России, её всестороннее развитие, превращение страны в социально- и национально-справедливое государство. Частью этого является защита русского и русскокультурного населения на постсоветском пространстве – вплоть до воссоединения тех земель, население которых этого желает и чувствует себя русским.

ИА «Новороссия»: Некоторые политики надеются, что после президентских выборов 2019 года ситуация на Украине изменится, и «незалежная» вновь может стать если не пророссийской, то нейтрально и дружественной. Насколько подобные ожидания оправданы?

А.М.: В лучшем случае это наивные ожидания, в худшем – несусветная глупость. Нынешние поступки того же Порошенко лишь отчасти объясняются предвыборными обстоятельствами. Всё проще и хуже: то, что делает киевское руководство и, шире, политический класс Украины – это реализация тех задач, ради которых затевался украинский проект и создавалась Украина. Порошенко, Тимошенко, деятели «Оппозиционного(?!) блока» одного поля ягоды.

Выборы 2019 года ничего не изменят. Выбора-то нет: несогласные либо вынуждены молчать, либо репрессированы, либо выдавлены за пределы Украины. «Борьба» идёт между людьми одних и тех же взглядов, имеющих одни и те же цели и предлагающих гражданам Украины почти одно и то же будущее. И борются они за голоса одной и той же группы избирателей, которая выберет того, кто выкажет бöльшую ненависть к России. Я уже не говоря о реальной вероятности фальсификаций. Для России Тимошенко ничуть не лучше, чем Порошенко. А может, и хуже, ибо с Петром Алексеевичем всё давно ясно, а на Юлию Владимировну некоторые по недопониманию смотрят как на «договороспособную» и готовы ради этой «договороспособности» Украине на уступки.

Причин для того, чтобы Украина вдруг стала нейтральной и тем более пророссийской, нет. Этому противоречат олигархические основы её экономики, политической системы, идеология. Этого недопустят её туземные хозяева и заграничные кураторы. Важно уяснить: само там ничего не поменяется. Чтобы это произошло надо прилагать усилия.

И ещё. С играми в восстановление «дружественной» и «братской» (но независимой) Украины пора покончить. Как и с утверждением, что население России и Украины – это два разных народа. Эта идеология нанесла России вред не меньший, чем некоторые иностранные вторжения. В существующих границах, как целостность (пусть даже пресловуто-федеративная), с этим правящим классом и с положенной в основу государственности украинской идентичностью любая Украина будет идти по заданному украинской идеей сценарию – быть русофобствующей не-Россией и анти-Россией.

ИА «Новороссия»: Как Вы видите дальнейшее развитие ситуации на Украине. Возможно ли переформатирование украинского общества и излечение русофобии «мягкой силой» или хирургическое вмешательство уже неизбежно?

А.М.: «Мягкая сила» – очень мощная сила, опыт США это показывает. Ей надо учиться, ею надо овладевать. Но в условиях российской политики такого понятия как «мягкая сила», к сожалению, не сущетвует. Она принимает форму бессилия, бездеятельности, а то и поддержки недругов – тех же украинствующих. Причина – отсутствие  понимания

важности борьбы за Украину и желания это делать. А также продиктованное русофобскими установками нежелание использовать общерусскую идею и вообще вспоминать о русских как субъекте внутренней и внешней политики.

А какой другой идеей привлечь людей в противостоянии русофобскому украинству? Пророссийские симпатии и силы (а потенциально таких людей сотни тысяч и даже миллионы) станут политическим фактором лишь тогда, когда люди будут твёрдо знать, что они нужны России. Что Россия (то есть, её руководство) считает их своими. Что оно будет бороться за их интересы, за их национальное и культурное «я». Не оставит их в трудную минуту один на один с украинским государством и националистами ради межэлитных раскладов и «выгодных» сделок.

А ещё больше они проявятся тогда, когда все увидят, что быть с Россией экономически выгодно, что там проводится социально-экономическая политика не за счёт граждан, а в их интересах. А для этого, снова-таки, необходимо менять целеполагание и политику, восстанавливать и развивать свою страну.

Что же касается Украины, то остаётся лишь один путь. Нужно иметь ясную стратегию и понимание того, что надлежит делать в отношении Украины. Иметь единый центр, руководящий выработкой и осуществлением этой политики. Нужна смена политического режима в Киеве, разгром или разложение его вооружённых сил, создание независимых республик Новороссии и вхождение их в состав России. А потом оздоровление должно коснуться и Украины. При непременном условии: денацификации и запрете украинских националистических и неонацистских организаций, воздаянии их участникам и прочим русофобствующим элементам, и деукраинизации. Народная поддержка этому будет, если будут встречные шаги со стороны России.

ИА «Новороссия»: Насколько вообще важны для России южно-русские земли? Стоит ли бороться за Украину или в современных условиях это нецелесообразно?

А.М.: Ответ однозначен: безусловно, важны. Здесь истоки нашей общей государственности, веры, народности, истории. Здесь живёт наш народ – часть русской национальной общности. Национальное разделение на русских и украинцев проходит не по принципу этнического происхождения и даже не по гражданству. А по сознательному выбору: принимает человек общерусскую идею или нет, сознаёт свою землю частью Русского Мира или отрицает это, верует во Христа или в украинскую нацию. На Украине сейчас фронт борьбы с силами зла – внутренними и внешними.

Украина – это антигосударство. Оно построено на отрицании своей русскости и враждебном отношении к России. Оно враждебно и к собственным гражданам, причём даже в экономической сфере. Украина – это «чёрная дыра» на границах России, поглощающая всё, что оказывается в ней и возле неё. Поэтому отгородиться от борьбы за Новороссию, Украину и их народ, сказать, что это – «внутреннее дело Украины», не получится. Это вызов всем нам. Если угодно, борьба за самосохранение. Вот это и есть цель России. Цель настоящая, истинная, народная.

И возрождение (конструирование) Новороссии – важный шаг на этогм пути. А всестороннее изучение истории, в частности, истории Новороссии, служит тому огромным подспорьем. Уже не говоря о сугубо научной и познавательной стороне вопроса. И если моя книга о Новороссии окажется полезна людям, я буду только рад.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!