Жизнь под обстрелом. Репортаж из приграничных сёл Донбасса

  • Жизнь под обстрелом. Репортаж из приграничных сёл Донбасса
    Фото: Светлана Кисилева

Сейчас на Донбассе опять неспокойно. Украина, верная своей излюбленной тактике – «если не съем, то хоть надкушу», – предприняла ряд беспрецедентных провокаций.

Так 13 октября украинская ДРГ похитила представителя ЛНР в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня Андрея Косяка в районе КПВВ «Первомайск — Золотое», 18 октября двенадцатью попаданиями мин калибра 120 мм был наполовину разрушен Донецкий механический завод, значительные повреждения получили дома в частном секторе по соседству, 26 октября серьезное обострение началось в Тельмановском районе ДНР.

Какова конечная цель такой эскалации, мы пока можем только гадать. То ли это пересмотр Минских соглашений, которые Киев не желает, да и не может выполнить, ведь это поставит под угрозу само существование Украины как государства, то ли в преддверии зимы очень нужен российский газ по льготной цене… Эксперты сходятся лишь в одном: на полномасштабное наступление украинские власти вряд ли решатся. А вот захватить кусок «серой» зоны, вывесить желто-голубой  флаг и затем строчить победные реляции – в этом ВФУ с легкостью даст фору любой армии мира.

В каждой войне, как известно, в первую очередь страдает мирное население. Те, кто вопреки всему остаются жить на линии разграничения, потому что не хотят оставлять родной кров или потому что идти им попросту некуда, рассчитывать могут лишь на помощь волонтеров. Утром в четверг 28 октября, волонтеры КПЦ  «Война и мир», прихватив меня и еще двух коллег-журналистов, выехали на юг Донецкой Народной Республики. В планах у нас доставить лекарства первой необходимости в село Коминтерново на линии разграничения и разведать обстановку в зоне текущего обострения.

Поначалу пейзаж, мелькающий за окном нашего автомобиля, выглядит вполне мирным: полевые работы по посеву озимых культур – как раз в полном разгаре. Но это впечатление – иллюзорно, так как по мере нашего продвижения все дальше на юг, взгляд то и дело выхватывает вдоль дороги возводимые укрепления второй линии обороны. А как только мы сворачиваем с новоазовской трассы на дорогу, ведущую в Коминтерново, иллюзия мира окончательно тает, уступая место суровой реальности войны: таблички «осторожно мины», стволы сожженных деревьев и остовы сгоревших украинских танков периода горячей фазы конфликта 2014 г.



 
Уже на самом въезде в Коминтерново, дорогу преграждают противотанковые ежи и ограждения с колючей проволокой. В селе, расположенном в буферной демилитаризованной зоне в каких-нибудь 30 км от подконтрольного Украине Мариуполя и находящемся под постоянным огнем ВФУ на протяжении всех семи с половиной лет конфликта, до войны проживало около 2 тысяч человек. Сейчас их осталось всего 70 – старики и люди средних лет. Детей, к счастью, всех вывезли. Молодежь в поисках лучшей жизни разъехалась тоже. 


 
В селе нет ни одного целого дома, нет даже аптеки, но есть церковь и единственный магазин со скудным ассортиментом. Магазин неоднократно обстреливался, горел, поэтому окон в нем больше нет – их попросту заложили кирпичом, чтобы не вставлять без конца новые окна. Пробить кирпич тоже можно, но сделать это сложнее, что дает некую гарантию безопасности. У магазина новая яркая вывеска и свежевыкрашенная металлическая дверь. За ней мы укрывались от обстрела в один из прошлых приездов в село. Тогда с нами был фотограф из Франции и один из местных жителей – армянин по происхождению – поразил нас своей культурой, поговорив с нами о  выдающихся французах армянского происхождения: Шарле Азнавуре и соратнике Наполеона маршале Мюрате, у которого, говорят, были армянские корни.
 
На центральной площади села, где когда-то был поселковый совет и дом культуры – их здания теперь, должно быть, так же разбиты обстрелами, как дом Павлова в Сталинграде – нас поджидает Любовь, местный социальный работник. Для живущих здесь стариков она осталась единственным подспорьем в домашних делах и единственной опорой. Волонтеры передают Любови привезенные лекарства: корвалол, валидол, простейшие антибиотики, обезболивающие и витамины, и мы вместе с ней отправляемся раздавать их местным жителям. Когда мы решаем пройти пешком между двумя соседними домами, нам сразу рекомендуют передвигаться вдоль забора, так как центральная часть улицы находится в прямой видимости украинских наводчиков и может легко простреливаться. Дым от сжигаемой здесь же на костре осенней листвы тут же вызывает у военкоров ассоциацию с дымовой завесой и не раздражает, а напротив действует успокаивающе.
 
Мы просим двух женщин рассказать нам об обстановке в селе, и слышим в ответ, что последнее время обстрелы очень усилились:
«Бьют тяжелым орудием, скорее всего 120м, а местами и 150м. Хаты дрожат, как при землетрясении. Двери, к счастью, поставили, а окон давно нет – разбиты». 

Нам советуют не задерживаться, но с пустыми руками отпускать категорически не хотят и выносят пакет груш и яблок из приусадебного сада: «Не стесняйтесь, это – не покупное».

Мы оставляем Коминтерново, чтобы засветло заехать в Тельманово, где накануне были сильные обстрелы, и рядом с которым украинские боевики заняли село Старомарьевка, расположенное  в «серой» зоне. В райцентре паники нет, но в Старомарьевку не проехать – на шоссе стоит пост полиции: по непроверенной информации, ВФУ оставили населенный пункт, но вскоре зашли снова, и ехать дальше опасно.  Мы сворачиваем в небольшое соседнее село Новую Марьевку, где всю ночь шел сильный обстрел. Волонтеры хотят узнать, какая помощь требуется местным жителям. 

Как и в Коминтерново, здесь практически нет целых домов. Нам сообщают, что пострадали три семьи, в одну из них мы и направляемся. Ориентир – красные ворота. Перед воротами на дороге – воронка от разрыва снаряда, предположительно 80 мм.
 
К нам выходит хозяйка Екатерина Чечур – маленькая интеллигентная женщина в очках. Она проводит нас во двор своего дома, где было еще два прилета, которыми выбиты окна, посечены стены и повреждены хозпостройки. Формально – жертв нет, но мужа Екатерины Васильевны увезли в тельмановскую больницу с сердечным приступом, у пса по кличке Тобик ранено ухо, перебиты лапа и хвост, а нам даже нечем обработать его раны – весь перевязочный материал, который привезли волонтеры в этот раз, мы раздали в Коминтерново. Мы составляем список необходимых лекарств и пообещав навестить женщину в ближайшее время, возвращаемся в Донецк, оставив ее под охраной верного Тобика.


 

 

Автор: Светлана Кисилева

Новости партнеров