Триллион для Донбасса — это вопрос политического будущего региона, считает Колташов

  • Триллион для Донбасса — это вопрос политического будущего региона, считает Колташов
    Фото: globallookpress.com/ALEXEY BYCHKOV

Почти триллион рублей Россия выделит на развитие ЛДНР. Такими сведениями располагает украинская разведка, передаёт «Радио Свобода» (СМИ, включённое в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента на территории России). Об этом якобы свидетельствует утверждённая правительством РФ программа ускоренного социально-экономического развития территорий на 2022−2024 годы.

Сообщается, что в соответствии с программой Кремль планирует через три года, в 2024-м, вывести уровень доходов в республиках Донбасса на показатели Ростовской области 2019 года. В Москве никакой реакции на эту информацию пока нет. Однако, если всё это является правдой, выходит, что ЛДНР в течение трёх лет получит от России около 12 млрд долларов, да ещё и в виде льготного финансирования.

Хотя эта информация и не носит официального характера, но, без сомнений, Москва работает над стратегическим развитием пророссийского Донбасса. Ввиду этого озвученная сумма примерно сопоставима с необходимыми вложениями для региона. Об этом в беседе с ИА «Новороссия» рассказал эксперт, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

«Заканчивается продолжительный и не очень приятный период, на протяжении которого было не совсем понятно, куда же Донбасс идёт: будет ли он возвращаться в состав Украины на основе каких-то соглашений, которые обеспечат перевод состояния гражданской войны в состояние политического соревнования, или он пойдёт в состав России. Было понятно, что независимый Донбасс противоречит своему собственному духу, поскольку он стремился изначально быть в составе России и обеспечить возвращение «домой», как это возвращение удалось гораздо легче совершить в Крыму.

Поскольку президент Украины Владимир Зеленский упустил последние возможности для того, чтобы что-то сделать в формате Минских соглашений и таким образом воспрепятствовать интеграции Донбасса в состав России, его постепенному вхождению, то это вхождение становится более интенсивным и приобретает необратимый характер. Это чрезвычайно важно, учитывая, что весь процесс до этого был чрезвычайно сложным, запутанным и отягощенным международным влиянием. Если бы, наверное, его не было, то всё произошло бы уже в 2014 году. Причём произошло бы для гораздо большей территории Донбасса. Теперь же мы видим, что процесс пошёл.

Есть план достаточно масштабных капиталовложений в инфраструктуру Донбасса, в его социальную систему, чтобы полноценно превратить его в российскую территорию. Я надеюсь, что это повлияет на повышение и качество работы административной системы в Донбассе. Хотя, к сожалению, эти затраты не могут убрать обстановку гражданской войны, но, с другой стороны, прожив столько лет в ожидании крайне важного для всякого русского человека возвращения Донбасса в состав России, мы понимаем, что это не на Украине гражданская война, а в России. Это рецидив Гражданской войны 1918–1922 годов, и, по сути, это её новая форма, потому что и тогда был важный фактор — националистические политические силы, особенно на Украине, где всё было чрезвычайно драматично в тот период», — выразил своё мнение Колташов.

Не менее важным в этом вопросе является то, что инвестиции должны будут подкрепляться эффективным менеджментом, считает эксперт. Начало этого процесса, по сути, и станет ответом на вопрос о политическом будущем Донбасса.

«Что касается средств, которые могут быть выделены, то всё будет зависеть от того, как эффективно они будут расходоваться. Никогда нельзя сказать по самим суммам об эффекте, который будет получен. Эффект будет зависеть от административного обеспечения, от его качества, от контроля, но я думаю, что у Москвы есть план превратить Донбасс в витрину российской действительности, российской экономической жизни, социальной политики, которая будет чрезвычайно привлекательна для остального населения Украины. Вопрос состоит не в том, чтобы относительно небольшие территории, которые смогли удержаться в обстановке 2014–2020 годов, вернулись в состав России. Нужно, чтобы вернулась в состав России Украина, а для этого необходимо выиграть очень важное и очень сложное моральное сражение, которое напрямую связано с улучшением условий жизни, условий труда в Донбассе и, конечно, связано с тем, чтобы в полном объёме шёл процесс возвращения Донбасса в состав российского государства.

Для украинского начальства это отсекает возможности вдруг осознать, что им, оказывается, были выгодны Минские соглашения, к которым было чрезвычайно болезненное отношение в российском обществе, в патриотических кругах, потому что кто-то видел в них предательство, кто-то видел ненужное и необоснованное отступление. Это создавало драматическое напряжение, что не получится ли так, что Донбасс вернётся в состав Украины, а не в состав России, и будет раздавлен. Опасения были выражены ещё и в форме того, что за этим может последовать бандеровский террор и что все причастные к борьбе за освобождение Донецкой и Луганской республик от власти необандеровского государства могут быть просто убиты. Это очень многих беспокоило, в том числе и иностранных комментаторов, иностранных друзей Донецкой и Луганской республик.

ЛДНР имеет хороший промышленный потенциал, но обстановка, в которой он сохранялся, является чрезвычайно плохой, то есть крайне непросто в разделённом войной Донбассе вести экономическую деятельность. В этом смысле этот потенциал будет сложно реализовать, потому что он лежит очень близко к линии фронта, которая временно находится в состоянии замороженности, но в любой момент приказы из Киева могут нанести огромный ущерб любым проектам. Вы будете строить новые мосты, магистрали, склады, цеховые корпуса, а они попадут под обстрел, прилетят украинские беспилотники и разрушат их. То есть эта ситуация не фантастическая, к сожалению, потому что в Киеве тоже понимают, что потенциал Донбасса может быть реализован довольно активно, если Россия начнёт более интенсивно вкладывать средства, но точно так же они понимают страшную угрозу, исходящую от реализации этого потенциала.

В этом случае Донбасс предстанет чрезвычайно привлекательной областью, и граждане Украины будут сравнивать, они скажут: «Там живут люди нормально, хорошо, а мы живём ужасно, и впереди только новые ухудшения. Там есть развитие, там есть рабочие места, там при всех сложностях получается очень много, а у нас не получается ничего. У нас внешний западный контроль и разграбление страны». Эта ситуация диктует крайне агрессивное отношение киевского начальства ко всей инвестиционной кампании развития Донбасса, которая является постепенным, но довольно интенсивным возвращением Донбасса в состав России. То есть этот процесс приобретает необратимый характер, и это означает, что в перспективе это сдетонирует в новый военно-политический кризис в теле оставшегося украинского государства, что может его разорвать. Но для Донбасса сейчас актуально обеспечение качественного администрирования этих вложений. Если объективно исчезнет граница России и Донбасса, хотя бы в торговом смысле, то пойдёт более активный товарообмен. Хотя и так граждане ЛДНР активно работают в России, и наличие формальной границы не является помехой, все спокойно ездят туда-обратно. Уже есть многое, не хватает только более интенсивного развития регионов. По сути, новых регионов России», — отметил собеседник агентства.

Насколько бы громко ни звучали названные суммы, для реального восстановления региона необходимо намного больше. Но это тот процесс, который нужно начинать и постепенно приводить регион в порядок, считает спикер.

«Деньги эти скорее нужно рассматривать как первую программу, не нужно рассматривать их как сумму, которая обеспечит закрытие сразу всех направлений. Этого не произойдёт, этих денег недостаточно для такого, но предостаточно для того, чтобы развернуть первоначальную работу. Я думаю, что Донбасс ожидает переброска десанта российских чиновников. И вот эта интеграция приобретёт характер административного слияния, потому что управленческие структуры формировались как внешне обособленные и в Донецкой, и в Луганской народных республиках. Но эта обособленность будет преодолеваться в процессе реализации крупных программ, которые должны будут создать в первую очередь качественную систему поликлиник, улучшение ситуации с учебными заведениями, улучшение коммуникационной системы.

То есть привнесение средств для активизации таких процессов, которые помогут улучшить экономическую и социальную среду, поднять доходы, заработную плату, потому что поднятие заработка начинается с повышения заработной платы в бюджетной сфере, и это тоже та сфера, которая будет задействована. Я не вижу здесь безболезненного процесса, потому что, зная, как это шло в Крыму, и понимая, что там возникали трудности с коррупцией и её ликвидацией, я думаю, что такого рода проблемы будут и в Донбассе. Но интеграция силовых структур, скорее всего, тоже будет происходить, и она должна будет обеспечить уменьшение коррупционных протечек. Думаю, что чиновники, которых направят работать, будут иметь надлежащего качества подготовку, опыт, что они смогут реализовать задачи по качественному вложению средств, которые выделяет Москва.

Формальные отношения у России и Донбасса будут как с независимыми республиками, то есть внутренне это должно будет стать частью России, это должно быть очевидно всем, что это часть России, это должно будет стать на низовом уровне, на уровне повседневной жизни, повседневных ощущений, налоговых практик, во всех крупицах экономической и социальной жизни. То есть это будет Россия. Я думаю, что Донбасс получит больше, чем многие отечественные регионы, проблемы которых ещё предстоит решать российскому руководству, но формально Донбасс будет независимым. И эта формальность через какое-то время должна будет стать рудиментарной, то есть стать чем-то, что в какой-то момент должно отпасть, и никто ничего не заметит.

Вот как это может произойти, и в этом смысле всё должно получиться и с государственными капиталовложениями выйти удачно. Я вижу здесь и трудности, которые касаются частного капиталовложения, потому что обстановка гражданской войны, социального и военно-политического напряжения, связанного с линией фронта, которая замерла, но не умерла, будет оставаться препятствием для частных вложений. Хотя вполне возможно, что те субъекты, которые есть, будут приведены в лучшее состояние, будут сливаться с российскими компаниями, что будет выстраиваться новая управленческая архитектура. Это будет обозначать капиталовложения. Хотя, как мы понимаем, для того, чтобы эти капиталовложения были обоснованными и уверенными, здесь должен быть меньшим фактор агрессивной непредсказуемости киевских правителей», — резюмировал Василий Колташов.

Подготовил Иван Солдатов

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
«Глумятся над стариками»: ударив Корейбу, Монтян жёстко прошлась и по российскому ТВ

Киев готовится захватить рынок водорода Германии

Мэр Львова обвинил российские спецслужбы в росте цен на газ

Новости партнеров