Путевые заметки: жители ДНР рассказали, как они ездят в Россию

Пункты пропуска — артерии, по которым течёт огромный людской и транспортный поток. Здесь своя, особенная жизнь. ДНР с Большой Россией соединяют три пропускных пункта: «Мариновка», «Успенка» и «Новоазовск». До донбасской войны они имели статус международных, но и теперь ежедневно через них проходят и проезжают в оба конца сотни жителей региона.

Как осуществляется этот переход, как работают пропускные пункты, а также каковы условия жизни в приграничье ДНР, выяснял корреспондент ИА «Новороссия».

Выбираем «Мариновку»

Пункт «Мариновка» считается наименее загруженным, он и до войны был не особо популярен, поэтому в Сети сложно найти изображения этого пункта пропуска.

Общественный транспорт из Донецка до Мариновки не ходит, в отличие от пункта пропуска «Успенка», куда можно доехать не только на автобусе, но и на дизеле из Ясиноватой. Зато через Мариновку проходят автобусы, следующие в Россию на Ростов, Москву, Майкоп и Ялту.

Билеты на эти маршруты продаются в кассах Южного автовокзала Донецка. С них мы и решили начать. К слову, в кассе автовокзала выяснилось неожиданное: билеты до Мариновки не продают.

«Берите билеты до Ростова, а встанете в Мариновке. Мы не продаём билеты на такое короткое расстояние», — тихим голосом пояснила кассир.

На что я возразила ей, указав, что точно такие же билеты до Мариновки мы уже брали в конце июля.

«Почему сейчас не продаёте? Правила поменялись?» — поинтересовалась я. Но девушка ничего толком не могла разъяснить: якобы указание поступило.

Что мне нравится в Донецке, так это разные «указания». Ещё бы: билет до Мариновки стоит около 300 рублей, а предложенный нам до Ростова — 750.

Но, вспомнив о том, что спорить с госслужащими в Донецке, тем более доказывать свои права, себе дороже, мы молча купили билеты до Ростова.

Позднее, когда мы уже сидели в автобусе, пассажирка из Енакиево рассказала, что брала билеты в расположенной рядом с Донецком Макеевке, после того как ей, как и нам, отказались продавать билет до Мариновки.

«И заплатила всего-то 330 рублей. А вы до Ростова купили», — засмеялась женщина, добавив, что надо знать местные порядки.

«Да у нас нет правил, живём по понятиям. Всегда тут так было», — добавила она.

Автобус был еле заполнен, но потом водитель набрал пассажиров по трассе. Поэтому к самой Мариновке через два с половиной часа мы подъезжали уже с заполненным салоном.

Первая остановка совсем недалеко от основного пункта пропуска, возле маленького, видавшего виды вагончика, где расположен пункт дорожной полиции. Там проверяют паспорта выезжающих из республики. Вагончик поражает своей обветшалостью. Невольно задаёшься вопросом: неужели за семь лет относительного затишья в ДНР не смогли придать вагончику полиции хоть сколько-нибудь приличный вид? Помниться, зимой этого года власти ДНР обещали модернизацию пунктов пропуска. Даже сулили оборудовать пункты специальными рентген-установками для ускорения процедур досмотра въезжающих и выезжающих.

Но установки дело дорогостоящее, а вот туалет, извините за подробность, привести в надлежащий вид на границе не мешало бы.

«Супер, до чего мне нравится тут отхожее место. Не знаю, наверное, такое было только в 1990-х. И двери даже нет… Неужели таможенникам самим не противно?» — вслух возмущалась одна из пассажирок.

Жизнь возле пропускного пункта

Некогда процветающее село Мариновка до сих пор наполовину разбито. Местные жители рассказали, что поначалу из села почти все выехали, но потом пришлось возвращаться в родные пенаты.

«Немного помог Красный Крест, обустроив некоторые совсем уж разбитые жилища. Мне вот достался оконный пакет. Вставил себе окно в угольный сарай. В нём пока живу, дом восстановлю, тогда и перееду», — невесело улыбается, рассказывая это, один из местных жителей.

Примерно такой же «обстрелянный» вид имеет и расположенная рядом Степановка. В селе трудно найти целые дома. Недалеко от самого пункта пропуска валяется ржавый остов танка.

Наконец, водитель приносит паспорта, и мы заходим в автобус. Через несколько минут основной пункт пропуска, где расположена республиканская таможня. К слову, пересечь его непросто, если ехать на частной машине. К прибытию нашего автобуса мы насчитали около 40 частных машин, образовавших длинную очередь.

Особенности перехода границы

Пропускают медленно. Автобусы, конечно, пользуются определёнными привилегиями, и на наш переезд уходит примерно 45 минут.

Легче всего перейти границу пешим ходом. Правда, для этого надо быть достаточно мобильным человеком, поскольку от республиканского пункта пропуска до российской таможни надо покрыть расстояние примерно в полтора километра.

Перед российским ПП опять небольшая задержка, поскольку живая очередь рассасывается медленно, людей пропускают по мере её сокращения.

Наконец, наши паспорта у российских таможенников. Досматривают быстро, без лишних слов. Сейчас пересечь пункт пропуска можно по паспорту ДНР, российскому паспорту и украинскому. Но в правилах, висевших напротив окошечка таможенной службы, до сих пор указаны только два паспорта, необходимые при пересечении границы: российский и украинский.

Стоящий перед нами мужчина рассказал о своих мытарствах в прошлый раз, когда он предъявил таможеннику паспорт ДНР.

«Два часа мурыжили. Даже сказали, что надоели вы со своими бумажными ДНР-паспортами. Ну и что, всё равно мы дома», — сказал мужчина.

Проходим, предъявляя только паспорта. Некоторые, те, кто едет за Ростов и дальше, в глубь России, берут миграционные карты. Но до Ростова они не нужны.

Куйбышево, почти родное

Наконец, российский пункт пропуска позади, и мы, бодрым шагом огибая его, направляемся в село, ставшее первой отправной точкой на пути из Донецка в Ростов. Это населённый пункт Куйбышево.

Для многих жителей ДНР это село стало почти родным. Здесь действует «Почта России» и Сбербанк.

Ехавшая с нами из Енакиево пассажирка направлялась именно на почту за посылкой. По её словам, в посылке была важная деталь для слухового аппарата, но, поскольку напутали с доставкой, посылка пришла в Куйбышево, хотя посылки из России через этот населённый пункт вполне благополучно через месяц-полтора доходят до разных городов ДНР.

Пара, сидевшая с нами в автобусе, добиралась до Сбербанка. Им надо было открыть счёт для перечисления денег. К слову, счета для жителей республик без проблем открывают в российском Сбербанке по паспортам Украины и ДНР с пропиской. По российским паспортам, если нет соответствующей прописки, открыть счёт нельзя.

От таможни до самого села Куйбышево надо преодолеть расстояние в 9 километров. Но здесь на помощь приходят местные таксисты, и берут они недорого — 200 рублей за одну ходку. В зависимости от того, сколько людей сядет в машину, данная сумма делится на всех поровну.

Вот и мы наконец-то садимся в машину, и ветер уже врывается в открытое окно, наполняя салон свежестью. За окном мелькают поля, где уже началась уборка подсолнечника, сверкает голубая лента речки Миус.

Само село имеет в прошлом славную историю. Первоначально то самое Дикое Поле, о котором любили рассказывать советские историки, было заселено русскими людьми в 1705 году.

И называлось тогда поселение Леонтьевы Буераки — по имени его основателя, сосланного сюда за какую-то провинность стряпчего. Село разрослось, но потом его почти полностью сожгли турки. И только в 1772 году по велению императрицы Екатерины П, которая щедро раздавала эти земли за военную службу, оно досталось полковнику Дмитрию Мартынову, наказному атаману Войска Донского.

В 1820 году именно здесь произошло крупнейшее народное восстание.

«Это было второе по численности восстание крестьян после знаменитого Пугачёвского бунта, — рассказал местный краевед. — Около 30 тысяч восставших, 4 тысячи крестьян после восстания были арестованы. И произошло это здесь, в центре Куйбышево находился штаб восставших».

А современное название село получило уже в советское время, в 1937 году — ради увековечения памяти ещё живого в то время «освободителя Голодаевки от деникинцев» Н. В. Куйбышева (который доводился младшим братом скончавшемуся в том же месяце советскому деятелю В. В. Куйбышеву).

«Несмотря на то, что Куйбышев-младший тремя годами позже был расстрелян за «участие в военно-фашистском заговоре и шпионаж в пользу немецкой, польской, японской и литовской разведок», название села сохранилось. Вероятно, из-за путаницы между двумя братьями», — добавил краевед.

Вот такая непростая история населённого пункта, которых, наверное, тысячи по Большой России.

В селе живут гостеприимные люди, которые, кстати, по жёсткому говору отличаются от жителей российской глубинки.

«Да, это понятно. Акцент другой. Это потому, что наши предки были малороссиянами и черкесами», — отметил местный знаток краеведения Николай.

По сути, один народ, только граница разделяет донбассовцев и куйбышевцев, и то теперь уже условная.

Кстати, в селе продаётся немало домов разной степени сохранности, некоторые можно приобрести просто ради российской прописки. Стоят относительно недорого: от 300 тысяч рублей.

 

Марш-бросок в обратный путь

Закончившие свои дела жители ДНР возвращаются обратно тем же путём. Сначала марш-бросок через российский ПП, затем пешим ходом либо на машине до пункта «Мариновка». После чего располагаемся на остановке и ждём попутного транспорта.

Уехать из Мариновки — это ещё одна проблема, поскольку общественный транспорт отсюда не ходит. Автобусы из России не берут пассажиров, можно попытаться напроситься на снежнянский автобус, который идёт вечером, но до Донецка, куда нам было нужно, из Снежного после 18 часов автобусы уже не ходят.

Местные, промышляющие в разрушенной Мариновке извозом, предлагают свои услуги. Устоявшаяся цена за такую поездку — от 800 рублей до трассы, идущей из Тореза. На развилке, возле кафе под названием «Велес», можно остановить маршрутку и доехать до Шахтёрска, Макеевки и Донецка. Стоимость проезда в конечный пункт, Донецк, около 100 рублей.

Мы воспользовались именно таким видом транспорта. По пути местный водитель сокрушённо перечислял ущерб, нанесённый армией самопровозглашённой Украины людям, проживающим в приграничных сёлах. По его словам, некогда богатые сёла, в которые за продуктами ездило местное население того же Куйбышево, теперь пришли в совершенный упадок.

«Теперь мы ездим к ним. Даже, не поверите, за растительным маслом. Оно на российской стороне намного дешевле. Хотя не пойму, у нас такие же поля, но всё запущено», — рассказал водитель.

«Ради нескольких бутылок масла переходите границу?» — спрашиваем мы.

«В Куйбышево бутылка стоит на 75 рублей дешевле. А это немало по нынешним экономным временам. Раньше на шахте работали, нормально получали. А сейчас всё разрушено, даже в самом Снежном один завод только и работает. Люди выезжают. Хорошо, что близко Россия. Ездим туда на заработки», — сказал водитель.

Вместо эпилога

Но всё равно, несмотря на проблемы военного бытия, местные жители прифронтовых сёл ДНР, расположенных возле границы с Россией, живут с надеждой на лучшее. Огонёк этой надежды теплится и укрепляется установлением относительного затишья.

К тому же большинство жителей ДНР стали обладателями российских паспортов, которые они с гордостью показывают пограничникам. Опять же возрастает грузопоток из России и обратно в республику. Мы насчитали порядка 30 нагруженных продуктами фур, которые ожидали отправления на российском ПП в ДНР. Будем надеяться, что нормальная жизнь вернётся и в разрушенные войной пограничные сёла.

Автор: Наталья Залевская

Новости партнеров