Дмитрий Песков:— Я уже лет восемь ношу георгиевскую ленточку на сумке. Она объехала весь мир. Я ей горжусь.

Алексей Селиванов: Вернуть жителям Украины осознание принадлежности к великой русской цивилизации 22 марта 2017 19:06

Вниманию читателей ИА «Новороссия» вторая часть интервью с бывшим советником министра обороны Украины, атаманом Верного казачества, добровольцем Донбасса, сотрудником МВД ЛНР Алексеем Селивановым.

Первая часть интервью доступна по ссылке.

ИА «Новороссия»: В сложившейся на Украине ситуации многие обвиняют недостаточно твердую позицию Русской Православной Церкви в целом и Украинской Православной Церкви, как ее структурного  подразделения. С однойстороны – есть священники и архиереи, которые открыто выступают против карательной операции в Донбассе, обличают идеологию ненависти. С другой стороны – многие, наоборот, собирают помощь для «атошников», всячески помогают им, и считают, что здесь в Донбассе некие «силы зла», борьба с которыми чуть ли не «богоугодное дело». Насколько это утверждение соответствует действительности? Насколько наша церковь могла бы больше делать для прекращения подлой братоубийственной войны?

Алексей Селиванов: К сожалению, церковь за последнюю четверть века не вышла из советской схемы существования. В Советском Союзе законы запрещали религиозную пропаганду. Декларировалась свобода религии и атеистической пропаганды. Это означало, что священники могли служить внутри храма, совершать таинства и требы, но им было запрещено выходить из храма и проповедовать христианство обществу. Поэтому многие священники привыкли, что есть требы, вот покрестить, отпеть, какую-то денежку принесли, и им хорошо. Но если вспомнить особенно первые века, то христианство – это проповедь истины. Вот именно проповеди истины нам и не хватало в церкви. Ведь истина – это не только то, что Бог есть, что нужно почитать родителей, что нельзя воровать и убивать. Истина – это и правдивая история. Истина - это то, что всегда нужно поступать по совести, не только в Церкви, но и в обществе, и в политике.

ИА «Новороссия»: Но почему только единицы священников готовы реально свидетельствовать об истине в широком смысле слова, не закрываясь за дверями собственного храма?

А.С.:  Наша церковь, волей или неволей, осталась в гетто. Гетто для воцерковленных православных. Двери открылись, но мы за пределы церковного двора выходим редко. То есть несколько процентов общества с пониманием таинств и смысла церкви  ходят в храмы. Большая часть ходит в церковь по праздникам, условно говоря, «святить колбасу», а кто-то не ходит вообще.

Приходится признать, что церковь все эти годы как не возвышала своего голоса против идеологии украинского сепаратизма, так и не возвышает сейчас. У нас есть святые: Лаврентий Черниговский, священномученик Владимир Киевский…  Масса святых говорили о том, что мы – единая Русь. Фактически, идею единство русских земель России, Белоруссии и Украины можно считать консолидированной позицией святых. То есть, соборным мнением церкви. Да, наша церковь чтит их как святых, но вот тему единства русских земель, единства русского народа, большинство, кроме отдельных священников, активистов и, может быть, владык, старалось обойти, замолчать. К чему это молчание привело и приводит, мы сейчас прекрасно видим.

ИА «Новороссия»: В чем, по-вашему, причины такой ситуации?

А.С.: В церкви выросло поколение не только мирян, а и священников, для которых вопросы, выходящие за рамки богослужебного цикла, просто не существовали. И сложилась шизофреническая ситуацияприведу пример из моей практики.

Во время оранжевой революции 2004 года говорю своему единоверцу, прихожанину того же храма: «вот ты дурачок, ходишь весь в оранжевых лентах на Майдан. Ты посмотри команду Ющенко. Там люди, которые разбивали головы священникам, люди, которые храмы захватывали. Вот как ты можешь одновременно ходить и в храм, и к этим украинским нацистам?» Он говорит: «я вот отдельно, отдельно верующий и отдельно – гражданин». Ситуация шизофреническая. Совершенно два разных человека уживались в одном. Но потом, кстати, этот человек покаялся и сейчас стоит на нормальных православных общерусских позициях.

Масса людей находит возможность быть православными верующими и одновременно  некритично потреблять всю ту грязь, которую им вливает в голову украинская система образования и украинская пропаганда.

ИА «Новороссия»: Про образование и пропаганду – отдельный разговор…

А.С.: Некоторые не очень далекие люди из команды Януковича удивлялись – как это против них восстало все общество. Но все журналистское и экспертное сообществоУкраины на 90% формировалось в Институте журналистики, Киево-Могилянской академии, в других подобных структурах.  Там с ними плотно работали. Там просто нельзя было стать прорусским. Работали униаты, греко-католики, которые понимали к чему они идут, что есть общественно-политическое измерение жизни. И все журналисты, независимо от того, на котором канале они работали,хоть на самом государственном, подчинявшемся лично Януковичу, например, они все равно заряжены были на украинский национализм. Все! Кто-то называл себя либералом, кто-то нелибералом, но все были заряжены на украинский национализм. Для них украинские националисты – свои.

В то время, как наши люди, как миряне, так и священники, причем в России тоже, за редким исключением  как бы этого не видели и исповедовали вредную идею о том, что вот у нас в церкви есть церковь, а то все остальное – это политика. Политика влияет на церковь! Вчера мы защищали один храм в Киеве, который хотели сломать националисты, сегодня этот священник (настоятель упомянутого храма. – прим. ред.) благословляет этих самых националистов на «АТО». Вот кто врет? Мы свою позицию не меняли никогда, мы всегда поддерживали единство Руси и защиту Русской церкви.

Вот и получилась такая ситуация. Несмотря на то, что церковь  является ковчегом истины, часть рядовых священников и даже епископов имеют в голове вот этот вредный вирус украинского национализма, «украинства», всей этой скачущей русофобии. А ещё части – всё равно. Лишь бы деньги в храм несли.

ИА «Новороссия»: Получается, что часть священства принесла многие основополагающие истины в жертву сиюминутному  комфорту?

А.С.: Священники такие же граждане. Им в мозги закачивали ту же грязь, как и остальным. Вот взять, допустим, владыку Августина, начальника военного отдела (УПЦ. – прим.ред.). Он всегда окормлял ВСУ. До переворота в этом, в принципе, не было никакой русофобии. Общался с представителями Русской Православной Церкви. Известная его цитата на соборе РПЦ, что «мы – ваш засадный полк, который сидит на Украине, что мы ваши лояльные люди».

Сразу же после переворота он заявил, что будет благословлять военнослужащих защищать Украину. То есть, сейчас он и его военный отдел благословляет на братоубийственную войну, благословляет на неправедную войну, потому что ВСУ и другие вооруженные формирования, они борются не с вооруженными силами другого государства, они борются с собственными гражданами, с восставшими против государственного переворота людьми.

Фактически, сегодня УПЦ МП в лице главы военного отдела благословляет неправедную войну. Казалось бы, владыка Августин – монах. Происходит  какая-то такая ситуация. Крым – не Крым, пусть кто-то неправ. Случилось, что намечается братоубийственная война. Скажи – это трагедия, я монах, я это очень сильно переживаю, моя братия по обе стороны конфликта, я ухожу в келию молиться. Не поддерживай ты нацистов. Но нет, поддерживает же.

ИА «Новороссия»: До поры до времени?

А.С.: Конечно, потом, когда мы придем в Киев, они все выйдут, конечно же, с пальмовыми ветвями нам навстречу, скажут, что они всегда поддерживали Русский мир. Некоторые владыки сейчас говорят российским архиереям, мол, мы всегда были за Русский мир, но «понимаете, у нас такая ситуация».

ИА «Новороссия»: К сожалению, в среде УПЦ сформирована целая коалиция русофобских сил. 

А.С.: При покойном митрополите Владимире была выращена целая плеяда такой псевдоинтеллигенции. Вот буквально. Это не иносказательное выражение – «под крышей митрополита Владимира». Они все заседали в митрополии, прямо в том здании, где жил Блаженнейший. Это и владыка Александр Драбинко, это о. Георгий Коваленко, который был лишен поста спикера УПЦ, но, тем не менее, сейчас, будучи священником канонической православной церкви, он занимается дичайшей антицерковной деятельностью вместе с ненавистниками церкви. Вместе с раскольниками и униатами сидит в Софии Киевской под крылом власти и оттуда льет грязь на каноническую православную церковь, на русскую цивилизацию. Вот эти люди были вскормлены под крышей митрополита Владимира.И остается только удивляться, что при всем при этом церковь еще стоит.

ИА «Новороссия»: В таких условиях не удивительно, что ополченцев открыто поддерживают не многие священники, не говоря уже об архиереях.

А.С.:Я думаю, что в том, что и церковь не поддерживает ополчение и в том, что мы пока еще не дошли до Киева, виноваты во многом мы сами. Когда спрашивают – почему не побеждает ополчение (оно пока и не проигрывает, слава Богу), то надо отметить, что мы недостаточно верны Богу, Его заповедям, чтобы Он даровал нам победу, недостаточно правильно поступаем, мы недостаточно праведны. Вот если бы в церковь ходили сотни, тысячи ополченцев, которые все бы понимали, «что ныне лежит на весах, и что совершается ныне», выражаясь словами Ахматовой (стихотворение А. Ахматовой «Мужество». – прим.ред.), то тогда не мог бы ввести их в заблуждение. И священники, которые поддерживают ополчение - они есть. И работа в этом направлении ведется. Но, к сожалению, чаще всего по инициативе «снизу».

ИА «Новороссия»: Вместе с тем надо признать, что людей воцерковленных у нас достаточно маленький процент. А ополчение – это тоже отражение общества. Многие во время войны нашли Бога как раз.

А.С.:  Безусловно. Отмечу, что, несмотря на духовное, на нравственное несовершенство ополченцев, восставших против киевской хунты людей, людей, которые борются за Русский Мир, сторонники «украинства» несравненно хуже. Они еще хуже в нравственном смысле, в общечеловеческом и даже военном.

ИА «Новороссия»: То есть наше дело правое?

А.С.: Наше дело правое не потому, что оно – наше, оно наше, потому что оно – правое. Мы сознательно его выбрали. Последние полтора века у нас была очень сложная история. Мы отмечаем череду скорбных дат – Февральская революция, Октябрьская революция. Это повод для того, чтобы переосмыслить, почему все так произошло.  Почему в 1917 году пала Империя, которая стояла на пороге победы, на пороге возвращения проливов – Босфора и Дарданелл, фактически она уже несколько веков была мировой державой. Вот коммунисты говорят, что Советский Союз стал мировой державой, а до этого ничего такого не было. Россия мало того, что по территории была больше, так она еще и по влиянию была больше. И в том числе, технологически. То есть это была страна, переживавшая бурный технологический рост. Не всегда успевали возможности производства за мыслью наших инженеров. Страна не «лаптей и сохи», а страна университетов, железных дорог, огромных аэропланов, подводных лодок и боевых кораблей, которые сражались даже в Великую Отечественную. После падения Империи погибло и было изгнано огромное количество людей, которые могли бы вложиться в развитие – то же самый Сикорский. Если бы он делал свои замечательные летательные аппараты у нас, а не в Америке, история развивалась тоже бы по-другому. И таких, как Сикорский, Зворыкин было множество.

ИА «Новороссия»: 100-летие падения Российской империи дает возможность взглянуть на те события на расстоянии, многое переосмыслить, правильно расставить акценты.

А.С.: Действительно, наша история сложная и она вызывает дискуссии. В последние десятилетия, в основном,  на щит поднимается только Великая Отечественная война. Была отодвинута в сторону Первая мировая, гражданская, потому что там были конфликты. Как пример мужества нам показывали только Великую Отечественную. Лично я не считаю, что подвиг сегодняшних наших однополчан  чем-то «ниже», чем ветеранов Великой Отечественной. Тем солдатам было в чем-то проще. Ты был гражданином государства, тебя призывали в армию, и хочешь, не хочешь – ты воюешь за правое дело. Сейчас же никто не призывал в ополчение. Ополченцы преодолели, не только страх смерти и инерцию, они фактически противопоставили себя государству. Да, в Киеве произошел госпереворот, власть незаконная. Но ее признали силовые структуры. Ее признала милиция, спецслужбы, армия.То есть, когда ты восстаешь против этой власти, то ты понимаешь, что в любой момент сюда приезжает спецподразделение. Как в Харькове винницкий «Ягуар», «повинтил» харьковских повстанцев. В любой момент может приехать сила, намного физически превышающая тебя, повинтить тебя и на 20 лет бросить в тюрьму. Вот мы перешагнули еще и этот барьер. Мы выбрали сторону свою сознательно. Нас не призывали, мы призвались сами. Мы выбрали  это дело именно потому, что оно правое.

ИА «Новороссия»: Алексей, много говорят о мотивах ополченцев, о идеологическом противостоянии в этом конфликте. Вот в чем, на ваш взгляд, эта самая идеологическая подоплека войны в Донбассе. Что заставило украинских солдат, в подавляющем большинстве русских по происхождению, выполнять преступные приказы хунты и убивать здесь своих братьев?

Это война за идентичность. Мы понимаем ценность Русской цивилизации.  Вот скачущие на Майдане придурки и их интеллектуально обслуживающие негодяи, начиная от журналистов и заканчивая профессорами украинских вузов, они пытаются строить какую-то украинскую идентичность, пытаются вписать хуторское понимание в общемировой контекст, а оно не вписывается. Не бывает истории отдельного хутора. Те же самые их европейские «белые» люди, которым они поклоняются, постоянно им указывают  - ваше место там, возле выхода, на коврике у дороги. Но если почитать современную западную геополитическую и философскую мысль, западных авторов, то они же пишут, что есть географически обоснованные вещи, есть цивилизационный подход, что есть различные цивилизации. Вот как высоко не скачи, а выше головы не прыгнешь. Никогда не впишутся украинцы  в англосаксонскую цивилизацию, не впишутся в китайскую цивилизацию. Они есть часть восточно-славянской православной цивилизации, русской цивилизации, как ни крути. И они могут расшибить себе голову в борьбе с этой цивилизацией, со стенкой, то, что они сейчас успешно и делают. Как писал их идол Шевченко: «розрэготався, розигнався и об дуб головою». Вот это то, чем занимаются сейчас украинцы. Они борются с собственной русскостью. Они дают на русском языке команды в армии, на русском языке разговаривают, гибнут люди из русских регионов с русскими фамилиями. То есть они разгоняются, и «хряп» в стену головой, чтобы  доказать самому себе, что ты не представитель Русского мира. Представитель Русского мира, хоть ты тресни!

Сколько не меняй надписи в турникетах метро на украинский язык, все равно ты будешь русским человеком и тот факт, как они борются с Россией, подтверждает, что они – русские люди. Не может нерусский человек бороться с русским в себе, как это сейчас делают украинцы. Собственно в этом и состоит трагедия современной Украины. Убивая русского в себе, надо убить себя об стену. Они сейчас этим и занимаются.

Сейчас интересно читать на Faceboоk своих бывших знакомых, которые майданулись. К ним сейчас приходит понимание того, что власть у них – уроды. Но у них шоры на глазах, они пока не могут выйти за свой кругозор, за рамки. Это как ты смотришь в замочную скважину и видишь  - стоит стул. Но ты не видишь, что вокруг огромная библиотека и думаешь, что вся жизнь вокруг этого стула строится. А если открыть эти двери и зайти в комнату, то ты увидишь не только стул, а увидишь огромную библиотеку с трудами людей, которые создавали всю человеческую цивилизацию.

ИА «Новороссия»: И вот что с такими «полупрозревшими» дальше делать?

А.С.: Вот наша задача не только и не столько победить военным путем. Наша задача – вернуть жителям Украины, вернуть нашим соотечественникам осознание того, что они – часть великой мировой русской цивилизации. Что их горизонт – это не поломойка и проститутка в Италии, их горизонт – не сантехник в Польше, их горизонт – это цивилизация мирового уровня, русская цивилизация.  Что их наследие – это не зона хождения гривны, не зона, контролируемая Парубием, Аваковым и Турчиновым, уродами и педерастами, а что их наследие – это шестая часть суши и большая часть мировых запасов пресной воды, мировая наука и культура, и кровное и духовное братство русских людей – от Карпат до Тихого океана.

Продолжение следует.

Беседовал Тихон Гончаров.


Обращаем ваше внимание на то, что организации ИГИЛ, ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Меджлис крымскотатарского народа, Тризуб им. Степана Бандеры, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Поделиться    



В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции, не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!
P.S. Поделиться своими соображениями на иные темы, обсудить тенденции и последствия мировой политики вы сможете на форуме, который откроется в ближайшие дни.

фотогалереи