Ноев ковчег в пучине донбасской войны

  • Ноев ковчег в пучине донбасской войны
    Фото Светланы Кисилёвой

Животные и война… В современном обществе принято считать человека центром мироздания, ставя его на ступень выше всего живого в этом мире, думать, что нет ничего более ценного, чем человеческая жизнь. И значит, в случае опасности, войн и катаклизмов спасать прежде всего следует себя, детей, близких. А как быть с теми, кого, перефразируя Антуана де Сент-Экзюпери, мы приручили и, следовательно, за кого в ответе? Вероятно, подразумевается, что в определённых обстоятельствах жизнями братьев наших меньших можно пожертвовать. Но так думают не все.

Справка: Тихий подвиг блокадного зоопарка

Во время блокады работники Ленинградского зоопарка укрывали от бомбёжек 160 своих питомцев, которых не смогли вывезти в эвакуацию, добывали для них еду, хотя сами обессилили от голода. Евдокия Дашина спасла даже бегемотиху Красавицу, которой ежедневно требовалось не только до 40 кг корма, но и вода для купания её девушка привозила в 40-вёдерной бочке на санях и обмывала свою подопечную, иначе бы её шкура потрескалась и стала сочиться кровью. Благодаря самоотверженности Евдокии Красавица выжила и умерла от старости через несколько лет после войны.

И в Донбассе есть люди, для которых жизнь животных, ставших полноправными членами их семьи, ничуть не менее ценна, чем человеческая. Светлана Симбирцева одна из них.

В самом начале войны в Донбассе Светлана с семьёй и питомцами переехала в Авдеевку, вскоре перешедшую под контроль Украины, и оставалась там до лета 2017 года. Украинские пропагандисты любят рассказывать, как счастливы жители этой части Донбасса тому, что Украина вернула их в своё лоно. Светлана и её близкие смогли в полной мере ощутить всю "любовь" Украины к своим гражданам.

Беседу мы начали с разговора о том, как получилось, что в семье Светланы живёт много разных животных, домашних и диких, в том числе четыре лошади, три из которых ахалтекинской породы. И ещё несколько собак разных размеров и пород — огромные, как японский акита-ину Тенши, и карликовые, бенгальские коты и коты-сфинксы, козы, мини-пиги, енот, сова Нафаня, золотой питон Айлун и игуана. Список далеко не полный: Светлана и сама с трудом может перечислить всех своих подопечных. Ведь то и дело появляется кто-то, кого срочно нужно спасать, как, например, ворона Моргана с простреленным крылом. И хотя сейчас семья сама едва сводит концы с концами, приют для нового питомца почти гарантированно находится.

"Животные имеют тенденцию накапливаться"

Светлана начала интересоваться животными лет с трёх, как только стала себя осознавать. Любовь к ним привил ей отец. Вместе они то и дело кого-то находили, выхаживали котят, птичек...

Однажды девочка привезла из пионерского лагеря запечатанную консервную банку с осами и радостно заявила: "Теперь у нас будет мёд". Мама энтузиазм дочери не разделила и велела банку немедленно вынести (к счастью, осы никого не искусали). В другой раз Светлана попыталась притащить в дом ужа, но снова вызвала категорический протест у мамы. Девочка с упоением читала книги о животных, а ещё очень любила фильмы про лошадей и примерно с 12 лет занималась в одном из донецких конноспортивных клубов.

Окончив школу, Светлана поступила в институт психологии, познакомилась с будущим мужем, вышла замуж. У них родилась дочь Полина. Вначале в семье появились собаки: бультерьер, ротвейлер. А когда молодая семья стала на ноги, муж решил на День святого Валентина подарить жене ахалтекинского жеребца. Взрослого. Но когда они приехали на конезавод, голубоглазый жеребёнок редкой изабелловой масти бросил маму и стал ходить за Светланой по пятам, как собачонка. И она уже не смогла без него уехать. Так у неё появился Кади (Кадалы) линии знаменитого Карлавача.

Потом на форуме любителей лошадей Светлана наткнулась на призыв спасти коня Гранда. Он ни в какую не хотел слушаться нагайки киевских казаков, и те решили сдать его на бойню. Никто не откликнулся, и, заняв денег, Светлана выкупила коня сама. Год у неё ушёл на то, чтобы вернуть ему доверие к людям. Теперь это, наверное, самый спокойный и дружелюбный в мире конь, который обожает детей и очень обижается, если на нём никто не катается.

Со временем стали появляться другие питомцы. Так, один человек попросил присмотреть за золотистым питоном на время отъезда и бросил его — Айлун навсегда поселился у Светланы. Очень много было спасённых птиц: сова, ястреб, сокол… Взрослых, выходив, выпускали на волю. Но не все на воле могут выжить.

Дом, в котором хватит места всем

Появилась мечта создать центр по спасению и реабилитации животных. Да и содержание лошадей на конюшне обходилось недёшево, к тому же выяснилось, что там нередки случаи плохого обращения с ними. Встал вопрос о собственном доме: квартира в Краматорске была продана, добавлены сбережения, и найден дом на очень красивом участке в Авдеевке. С 55 сотками земли, левадой, посреди грибных лесов, рядом с авдеевским карьером бирюзового цвета и источником Святого Николая с целебной водой.

Всё было идеально, кроме самого дома: он был маленький, без удобств. Два года ушло на то, чтобы построить конюшню, перестроить старый дом под гостевой, провести туда воду и канализацию и заложить фундамент будущего двухэтажного дома. К тому времени в семье появился второй ребёнок — Илья. Всё делали с любовью, рассчитывая жить там долго и счастливо. Но планы сломала грянувшая война.

"Подарки" ко дню рождения от Украины

"В мае 2014-го мы, наконец, переехали вместе со всей живностью, — вспоминает Светлана. — Уже был Славянск, но не верилось, что война дойдёт и до нас. Прожили счастливо два месяца… А 27 июля 2014 года, в день рождения мужа и сына, с украинской стороны к нам прилетели "подарки" в виде снарядов "Града". Я схватила своего двухлетнего сыночка, и мы с мужем и Полиной буквально поползли в подвал. Два снаряда приземлились на наш участок, но, слава Богу, ни лошади, ни мы в тот день не пострадали. Так началась для нас эта война".

Ночевала семья уже в подвале, а утром нашли в леваде разорвавшийся снаряд.

Украинские военные поставили РСЗО за левадой возле леса и стреляли по многоэтажкам Новой Авдеевки, где находится завод "Коксохим". А говорили, что стреляет ополчение, хотя все прекрасно видели, кто и откуда стреляет. Ополченцы ДНР из Авдеевки ушли, чтобы не подставлять под удар мирное население, никого из военных там не было.

Двухлетний Илюша, который к тому времени уже хорошо разговаривал, замкнулся и, когда начинался обстрел, говорил только тоненьким голоском, от которого у матери разрывалось сердце: "Дяди бум-бум ай-ай-ай". И первым бежал в подвал вперевалочку на нетвёрдых ещё ножках. Там Светлана брала его на руки, он мгновенно засыпал сном, больше похожим на обморок, и спал всё время, пока шёл обстрел.

Было принято решение вывозить детей: их отправили с бабушкой к родственникам в Славянск. ВСУ стреляли по гражданскому транспорту, идущему в Донецк, но на Украину можно было проехать. Светлана с мужем остались в Авдеевке. О том, чтобы бросить лошадей, речи быть не могло.

Жизнь с "освободителями"

Начались перебои с водой, с подачей электроэнергии. Электрики под обстрелами делали проводку, её тут же обрывали снаряды. По магазинам стреляли. Когда приезжали украинские журналисты, жители старались никуда не выходить, опасаясь показательной провокации с целью обвинить во всём ополчение ДНР. И однажды сработал наводчик — у магазина погибло много людей.

Появились мародёры. Как правило, это были хорошо экипированные бойцы добробатов и запрещённого в России "Правого сектора"* — солдаты ВСУ выглядели, как оборванцы. Выносили всё, даже из-под парализованной женщины выдернули простынь: "Ничого. Жинка постырае". Стали пропадать люди, одного из соседей нашли мёртвым с отрезанными руками.

Но в конце зимы были подписаны Минские соглашения, все поверили в долгосрочное перемирие, и Полина уговорила родителей взять её на каникулы — она очень соскучилась. Четыре дня всё было хорошо, режим прекращения огня соблюдался. А потом украинский танк выехал в четыре утра и начал стрелять по домам. "Мы не могли доползти до подвала, — рассказывает Светлана. — Видели в окно, как всё вокруг летело, сыпались стёкла… Наш попугай кончал жизнь самоубийством: складывал крылья и падал с жердочки — они так делают в случае опасности". "Но ему не хватило высоты", — подаёт ироничную реплику Полина.

Семья поселилась в подвале — обстрелы были страшные. Поставили буржуйку, выходили только в туалет. На улице можно было не только попасть под обстрел, но и нарваться на излюбленное развлечение украинских снайперов с мирными жителями — "расчёсывание", когда стреляли так, чтобы пуля прошла близко от головы, задев волосы. Проделывали это даже с детьми. В подвале Полина пристрастилась к книгам: их читали при помощи налобных фонариков. Только муж Светланы ездил за продуктами, за сеном для лошадей.

Исход

Лишь спустя полтора месяца Полину удалось переправить к бабушке, вернувшейся к тому времени с Ильёй в Донецк, в довольно безопасный Калининский район. Родителям пришлось остаться в Авдеевке до лета 2017 года: уехать без лошадей было для Светланы равносильно предательству. Муж Светланы отнёсся к этому с пониманием.

Пришлось нанимать проводника и вывозить их тайными тропами: на украинских блокпостах запросили 5 тысяч долларов за лошадь. Говорили: "Вы мясо сепарам везёте!" Это про чистокровных ахалтекинцев. У Светланы таких денег не было: доблестные "освободители" их ещё и ограбили, они чудом остались живы. На оплату проводника, услуги которого стоили не столь астрономическую сумму, деньги выслала киевская подруга.

В Донецк выехали 9 июля. С тех пор Светлана считает эту дату своим вторым днём рождения. По дороге нужно было перейти железный мостик с бортиками шириной сантиметров 50 на высоте 4 метров над узенькой речкой. Кади перевели, а Гранд упёрся. Светлана села на него верхом, на своё счастье не поставив ноги в стремена. На середине моста проводник неожиданно обернулся и что-то сказал, Гранд испугался, попятился и свалился через бортик вместе с всадницей. Пока они летели вниз, Светлана вспомнила роман Дика Френсиса "Фаворит", в котором лошадь убила жокея, упав на него. За те несколько секунд перед ней пронеслась вся её жизнь — знакомство с мужем, рождение дочери… Она видела летящий на неё круп коня и отчётливо различала на нём следы нагайки. На земле, превозмогая боль, она откатилась, тут же рядом упала туша коня, подняв пыль, — его спасло то, что он упал на седло, сломав его. Мгновенно сообразив, что второй раз им переход не повторить, она вскочила на коня, пока Гранд ещё только начал привставать, дала ему пятками под бока, и они перелетели речку. Глубокая она была или нет, она не знает.

И снова жизнь с нуля

В Донецке они остались совсем без денег. Какое-то время муж был без работы, потом устроился в лесничество на скромную, как у многих в Донецке, зарплату. Друзья предлагали им уехать в Одессу, но обстрелы, гибель друзей простить украинцам они не могли. За счёт накоплений из пенсии отец Светланы помог им купить дом без удобств рядом с лесопосадкой и достаточно большим участком. Семья вернулась к истокам. Сделать ремонт и построить конюшню, как в Авдеевке, они не могут — все средства уходят на корма животным.

Светлана с Грандом стала проводить фотосессии, выезжать катать детей, пытаясь заработать на сено. Однажды на Набережной к ней подошла интеллигентная пара и сказала: "У нас есть внук с ДЦП, нельзя ли ему кататься? " Светлана решила попробовать заниматься иппотерапией с особенными детьми. Потом встретили Диану, тоже с тяжёлой формой ДЦП, и ещё мальчика с аутизмом из многодетной семьи. Во всех этих случаях денег за занятия она не берёт.

О том, что адаптивная верховая езда помогает в лечении неврологических заболеваний, Светлана впервые узнала от подруги врача-реабилитолога, сейчас живущей в Испании. С ней она консультируется по этой теме, сама штудирует Интернет в поисках соответствующей информации, подбирает комплексы упражнений в зависимости от предписаний врача.

Несмотря на то, что лечебная верховая езда пока не получила официального признания в России и многих других странах, хотя о ней впервые упоминается в трудах Гиппократа, при вдумчивом подходе иппотерапия даёт реальные результаты. После занятий с Грандом Диана впервые смогла самостоятельно пройти пару метров, они благотворно влияют на речь и на общее эмоциональное состояние девушки.

У Светланы по-прежнему есть мечта создать полноценный центр для занятий иппотерапией и для животных, которые уже не могут жить в дикой природе. Для животных с травмами, птенцов-слётков, которых люди подобрали и выкормили и которых выпускать нельзя уже ни в коем случае. Построить хорошие вольеры, чтобы люди могли приходить вместе с детьми. Первый глава ДНР Александр Захарченко, с которым она познакомилась в пикник-парке "Роща", где тот часто любил бывать, хотел ей в этом помочь. Не успел…

Светлана и её подопечные очень ждут, что власти республики, несмотря на войну, найдут возможность оказать ей поддержку и содействие в таком важном и нужном деле и эта мечта, наконец, осуществится.

Автор: Светлана Кисилёва

* запрещённая в РФ экстремистская организация

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
В Одессе сгорело одно из зданий местного зоопарка

Работник харьковского зоопарка пострадал при нападении обезьян

Новости партнеров