Накануне Дня народного единства: "Гражданских убивать проще"

  • Накануне Дня народного единства: Гражданских убивать проще
    Фото: mil.gov.ua

Неделя накануне Дня народного единства в России в Донбассе началась с очередной провокации ВСУ — в понедельник утром украинские войска зашли по понтонному мосту через реку Кальмиус в село Старомарьевка, что на юге ДНР.

      Село находится в демилитаризованной зоне, которую ещё называют "серой", при этом и административно, и по факту населённый пункт относится к Тельмановскому району непризнанной республики. Из 180 проживающих в Старомарьевке людей 37 являются гражданами Российской Федерации. К утру вторника, 26 октября, появились сообщения, что украинцы закрепились в Старомарьевке, ходят по домам, трое жителей ими арестованы.

       В тот же день усилились обстрелы по всей линии боевого соприкосновения, от Бахмутской трассы и окрестностей Горловки на севере до того самого Тельмановского района. Райцентр Тельманово был обстрелян ВСУ впервые за несколько лет, также обстрелам подверглись окраины города Ясиноватая, посёлок Гольмовский под Горловкой, город Докучаевск.
       1-я Славянская бригада, осуществляющая защиту рубежей республики в Тельмановском районе, была поднята по тревоге. К вечеру 26 октября сообщалось о том, что в зоне её ответственности идут бои. В тот же день украинские ресурсы похвастались первым боевым применением БПЛА Bayraktar TB2 — по их сведениям, беспилотник осуществил пуск ракеты по гаубице Д-30 Народной милиции ДНР. Местные источники, имеющие дело с беспилотной авиацией, поначалу высказали осторожное сомнение в истинности заявлений украинской стороны. Впрочем, один из этих источников заметил, что нет смысла разводить "гадания на кофейной гуще". Важно то, что "Байрактары" у украинцев есть и применять они их будут "по большей части для наблюдения и корректировки огня обычных огневых средств (артиллерии)... разумеется, будут и пуски штатных управляемых боеприпасов с "Байрактаров", но не слишком массовые, потому что дорого".

       Неделя прошла в атмосфере нервозности — российские медиаресурсы патриотической направленности взывали "доколе?!", украинцы, по сообщениям из Донбасса, то выходили, то заходили в Старомарьевку, то ли уже укрепились в селе. Параллельно шла информация о переброске ВСУ боевой техники к южным рубежам ДНР и об оборудовании там госпиталей на случай приёма раненых. Эксперты рисовали карты возможного украинского наступления с выходом на рубеж села Раздольное и отсечением юга ДНР от столицы, города Донецка.
       К концу недели температура тревожных ожиданий несколько спала. Разговаривая с одним из товарищей в среде военных, я услышала осторожное: "Вроде бы затихает".
       На следующий же день, в субботу, стало известно об ударе украинского БПЛА по посёлку Гольмовский, в результате которого тяжёлые ранения получили трое мирных жителей. По словам местных, в небе над посёлком барражировали два беспилотника, один из которых и нанёс удар.
       Ситуация выглядела так, будто, не дождавшись нужной реакции на провокации с заходом в Старомарьевку, арестами мирных жителей, обстрелами и ударом "Байрактара", украинская сторона решила ситуацию усугубить. Чтобы проверить своё ощущение, я обратилась к донецкому коллеге военкору Георгию Медведеву, побывавшему в посёлке Гольмовский на месте сброса СВУ с беспилотника. Георгий ответил так: "Я уверен, что сброс боеприпаса в Гольме — это сознательная провокация со стороны Украины... потому что сразу на украинских площадках начали писать о том, что БПЛА отработал по артиллерийским орудиям ДНР, затем появились ещё и версии "постановочного обстрела". Это попытка Украины спровоцировать ДНР на ответные действия, а затем выставить их как агрессию и срыв мирных договорённостей с нашей стороны".
       Другой источник, хорошо знакомый с историей применения БПЛА в донбасском конфликте, внёс в версию о провокации некоторые коррективы. По его словам, практика "беспилотной" войны в Донбассе выглядела так:
"Ход первый: ВСУ начинают использовать БПЛА как "оружие перемирия". Бомбят позиции. Ответный ход: на позициях ЛДНР начинают рыть полноценные ходы сообщения и ростовые траншеи, перекрывать участки траншей, накрывать траншеи сверху сетями затенения. Строго запрещаются стояния на открытом месте группами и поодиночке, подход машин на позиции днём и так далее.

Первый итог: оператору становится очень трудно найти на передовой цель, которую способен поразить боеприпас, поднимаемый БПЛА.

Ход второй: ВСУ переориентируют БПЛА на поражение объектов в ближнем тылу, артиллерии, миномётов и бронетехники, начинается ночной сброс с октокоптеров оперённых гранат РКГ-3 для уничтожения бронетехники в капонирах. Бомбят брошенные частные дома и другие здания, в которых поблизости от передовой находятся пункты временной дислокации подразделений Народной милиции, и где, как правило, паркуются машины личного состава.

Ответный ход: бронетехника выводится с капониров, маскируется, над капонирами натягивается сетка-рабица, здания-ПВД в ближнем тылу маскируются, укрепляются, автомашины рассредотачиваются, укрываются, маскируются. Позиции артиллерии и миномётчиков маскируются, строго запрещается "мельтешение без дела на открытом месте".

Второй итог: конструкторы (украинских. — Прим. авт.) самодельных БПЛА оказываются перед проблемой малой мощности сбрасываемых осколочных и кумулятивных боеприпасов — удобных целей для них нет ни на фронте, ни в ближнем тылу, а операторы, летающие с теми бомбами, что есть, вынуждены искать какие-то второстепенные цели для своих атак: поджигать поля, поджигать стройматериалы и предметы снабжения, расположенные в пунктах выгрузки за позициями.

Третий ход: конструкторы украинских БПЛА сделали на 3D-принтере обтекатель и оперение для кумулятивного заряда КЗ-6, которым можно "сложить" блиндаж, и работают над ударным взрывателем. Вместо четырёх РКГ-3 октокоптер будет брать один большой КЗ-6 и бросать его на блиндаж ночью. Параллельно с этим с лёгкими осколочными боеприпасами прежнего образца на борту используются вместо коптеров самолёты, в том числе самолёты-камикадзе. При большей дальности самолёты имеют меньшую точность сброса, так что атакуют или застройку, или какие-то крупные объекты. Например, самолёт-камикадзе атакует точечную цель типа топливохранилища, как уже дважды было в Донецке. Ну а обычные операторы небольших квадриков, которым не нашлось военных целей на фронте и в ближнем тылу, бросают (взрывное устройство. — Прим. авт.) на любое движение. Были попытки бомбить построения на плацах воинских частей в тылу. Идеальная цель: толпа военных вне укрытий стоит в точно известное время. Построения перенесли в здания.

Это обычный европейский военный подход. Когда немцы (в ходе Второй мировой войны. — Прим. авт.) поняли, что бомбить Англию днём очень дорого, они стали бомбить по ночам города. Точно попасть куда-то, по военным или промышленным объектам, было невозможно, поэтому бомбили по площадям, застройку. Аналогичным образом потом повели себя англичане, когда начали массово бомбить Германию. Тысяча бомбардировщиков поднимается в воздух разом, и за одну-две ночи налётов они сжигают какой-то город. Днём смогли летать только американцы, у которых "бомберы" были лучше защищены.

В нашем случае у врага просто нет удобных военных целей для большинства имеющихся "бомберов". Военные приняли все возможные меры пассивной безопасности, поэтому получается убивать только гражданских".

       "Получается убивать только гражданских" не означает того, что военнослужащие непризнанных республик перестали гибнуть в этой войне. По неофициальным каналам прошла информация, что на этой неделе было трое убитых бойцов, и это только по ДНР. Но поскольку о потерях военных по каким-то причинам в республиках предпочитают сообщать только в крайних случаях, а также потому, что гражданских убивать проще и эти случаи имеют больший резонанс, именно ранения и смерти мирного населения Донбасса обеспечивают террористическому, так получается, государству Украина нужный результат, а именно возмущение неравнодушной части российского общества и подталкивание РФ к открытому вмешательству в конфликт. Получается, цель украинских так называемых элит на сегодняшний день состоит в подталкивании своего народа к полномасштабной войне с братским народом, к тому же имеющим гораздо более сильное и боеспособное государство. Самоубийственная, по сути, цель.
       При всей националистической риторике, обслуживающей украинское государство, надо понимать, что истинно национальная элита подобную цель перед собою поставить не может. Следовательно, нынешняя украинская элита — это элита-паразит, которая чует под собой последние конвульсии народа-хозяина; своего рода Чужой.
       Разобравшись с целеполаганием противника, необходимо понять, каким образом Россия может, не поддаваясь на провокации и не обеспечивая Чужого новой пищей, защитить жителей Донбасса, которые поверили в нашу страну, доверились ей. В конце концов, уже сейчас в непризнанных республиках проживает более полумиллиона граждан РФ.
       Осознавая, что не нахожусь в том статусе, чтобы давать советы руководству страны, изложу предположение волонтёра КПЦ "Война и мир" Андрея Седлова, побывавшего вместе с товарищами в непосредственной близости от спорного села для оказания помощи мирному населению. Андрей на мой вопрос, под чьим контролем находится Старомарьевка, ответил: "Похоже, она стала реальной серой зоной, вход свободен для обеих сторон конфликта. Ни одна из сторон не готова её занять. Скорее всего, и с одной, и с другой стороны заходят ДРГ. Открытых боёв за этот населённый пункт не проводится, да и не будет, скорее всего. Для обеих сторон такие бои по факту политическое поражение".
       Вероятно, сейчас главной тактической целью России в Донбассе следует признать пресечение дальнейшей метаморфозы ЛДНР в серую зону, причём не только в военном, но и в гражданском ключе. Не секрет, что за годы "ни войны, ни мира" в элиты республик интегрировались, за кажущимся неимением лучших, не просто украинские, но украинствующие кадры, готовые в один момент поменять республиканские значки на жовто-блакитные. На фоне тягот "экономики военного времени" это вызывает у народа республик очень серьёзные вопросы не только к местному руководству, но и к Москве. Вопросы также вызывает запрет на ответный огонь республиканским военным, вплоть до опечатывания ящиков с БК.
       ...Впервые приехав в Донбасс четыре... нет, уже без малого пять лет назад, я была поражена искренней приязнью местных, которая доставалась мне просто по факту прибытия в Донецк из Санкт-Петербурга. "Вы же землячка Владимира Владимировича, нашего президента? Да, мы считаем, что он и наш президент! "
       За годы, прошедшие с тех пор, люди Донбасса подугасли. Научились сначала прятать лица из опасения за родственников на подконтрольной Киеву территории, затем стали прятать их из опасения перед кем-то из местных властей, а теперь вот, как пишут коллеги, в райцентре Тельманово жители боятся говорить с российскими журналистами, потому что завтра и сюда может зайти часть ВСУ, и никто их с дэнээровскими и даже российскими паспортами не защитит.
       И это дончане, стальной народ, выстоявший горячие бои 2014–2015 годов, совершивший коллективный гражданский подвиг любви и верности России.
       У нас тут приближается День народного единства. Хотелось бы, конечно, чтобы хотя бы клочок этого единства достался тем, кому он действительно нужен, тем, кто действительно этого достоин.


Собкор "Ридуса" в Донбассе Наталия Курчатова специально для ИА "Новороссия"

Новости партнеров