Мы чужды ментальности украинства: переселенцы Донбасса рассказали о своих проблемах

  • Мы чужды ментальности украинства: переселенцы Донбасса рассказали о своих проблемах
    Фото: Pravda Komsomolskaya/Russian Look/globallookpress.com

Донбасская война, безжалостно растоптав судьбы нескольких миллионов человек, выявила новую прослойку общества — так называемых вынужденных переселенцев. После подписания указа бывшего президента Украины Петра Порошенко этих людей стали называть "внутренне перемещёнными лицами" (ВПЛ).

Большая часть из них никогда не думала покидать Донбасс, но была вынуждена это сделать, спасаясь от обстрелов ВСУ и поверив лживым посулам украинской пропаганды, давно поделившей Донбасс на наших и чужих.

Преподаватель центральной донецкой школы Светлана Ю. рассказала, что вынуждена была спасаться от обстрелов 2014 года в благодатном Крыму, но в сентябре приехала в Донецк, чтобы возобновить занятия в школе.

"Мы ничего тогда толком не понимали, война обрушилась как снег на голову. Лето я просидела с дочерью в Крыму, а потом позвонил директор и сказал, что все преподаватели, которые не выйдут в сентябре на занятия, будут уволены. Я вернулась, а дочь поехала в Винницу, потому что туда переехал Донецкий университет — у неё там было место преподавателя", — рассказывает женщина.

Донбасская война обрекла на жизнь переселенцев не только людей. Появились "вузы-переселенцы", "учреждения-переселенцы".

Виктор К., преподаватель Донецкого политеха, вспоминая о событиях 2014 года, рассказал, как работала украинская пропаганда в то время среди преподавателей и студентов.

"Людям обещали, что это ненадолго, что в случае невыезда из Донецка их уволят с работы, а студенты будут отчислены. Многие боялись потерять любимую работу, — поясняет он. — Но я не поехал, что-то с самого начала насторожило. Не знаю толком что, но я сказался больным и не поехал. Потом, где-то через год, многие преподаватели нашей кафедры вернулись. Их брали назад, но как-то не очень охотно: места-то были уже заняты. Помню, встретил на улице свою коллегу по работе, которая теперь живёт в Киеве, и спросил её, как ей живётся при бандеровцах. Она рассказала, что действительно сначала вызывало отвращение, когда сотни молодых людей с флагами с изображением свастики славят Бандеру, Шухевича и пр. Но потом она уговорила себя, что это что-то вроде дурно пахнущих бомжей, на которых не стоит обращать внимания".

Сейчас, по официальным данным, статус внутренне перемещённых лиц на Украине получили более 1 млн 150 тысяч человек, благодаря чему страна вошла в десятку стран с наибольшим количеством внутренних переселенцев и продолжает держать первенство в Европе по этому критерию до сих пор.

Однако точных цифр относительно донбасских переселенцев никто на Украине не скажет, поскольку, по словам министра по "временно оккупированным территориям", такой статистики в стране нет: до сих пор, дескать, считают.

"Мы хотим переехать поближе к Донбассу"

По данным Института социальных исследований Украины, ВПЛ в настоящее время сконцентрировались в основном в ближайших к зоне конфликта областях, а также в столичном регионе.

Инна, дочь преподавателя Светланы, работающая в Виннице, планирует переехать в другой город, поближе к Донбассу. Она полагает, что не потеряет в деньгах, поскольку место преподавателя сейчас даёт ей около 8 тысяч гривен, но за квартиру приходится отдавать около 5 тысяч гривен. По телефону девушка рассказала, что хочет переехать в Донбасский регион, поскольку в Виннице другая культура и дончанам там непросто.

"Когда часть преподавателей нашего вуза (ДонНУ) переехала, большинство не подозревало, что нас ждёт. Это был как какой-то порыв, руководство запугивало преподавателей, склоняя к переезду. Но сейчас всё немного устаканилось, и многие мои коллеги уже переехали из Винницы кто куда. Часть поближе к Донбассу, некоторые устроились в Краматорске и Славянске. Я тоже хочу последовать их примеру, поскольку Винница город хороший, но здесь ощущаешь себя за границей. Всё не так, как у нас", — рассказала Инна.

Статистика единой информационной базы по внутренне перемещённым лицам сообщает, что доля женщин среди ВПЛ составляет около 62%. Но не факт, что эти данные отражают реальную картину, поскольку мужчины часто не регистрируются по новому месту жительства, опасаясь призыва в украинскую армию.

Переселенец Георгий К., студент из Макеевки, проживающий ныне в Польше, рассказал, что в 2015 году один из преподавателей Макеевского гуманитарного института, где учился парень, посоветовал ему подать документы в сумской вуз, который также готовил юристов.

"Говорил, что я якобы не смогу здесь, в Макеевке, трудоустроиться. Но Сумы, если честно, меня поразили. Макеевка наша небольшой город, но Сумы, хоть и областной центр, показались мне настоящей дремучей деревней. Там всё другое. Когда объявили призыв, вначале я как-то отмазался, а потом понял, что надо уезжать. У нас постоянно набирали студентов на работы в Польше, и я тоже решил попробовать. Пока не думаю возвращаться, на Украине идёт война, и что дальше будет, неизвестно", — рассказал он.

На Украине больше всего безработных среди переселенцев

Внутренне перемещённые лица в трудоспособном возрасте имеют также высокий квалификационный уровень, поскольку большинство из них с высшим образованием. Согласно данным Государственной службы занятости Украины, безработные ВПЛ с высшим образованием составляют более 75%, с профессионально-техническим — 23%, а с начальным и средним — 16%.

Если сравнивать данные цифры с образовательным уровнем общего количества всех безработных Украины, видно существенное отличие. Поскольку в стране количество безработных с высшим образованием составляет менее 45%, с профессионально-техническим — 35%, со средним — 20%. В настоящее время значительная доля переселенцев с высшим образованием преобладает во всех регионах, кроме Житомирской и Тернопольской областей.

По словам донецкого социолога Марины К., на Украину в основном переехали те, кто имеет высокий образовательный и квалификационный уровень, и если бы руководство страны позаботилось об этих людях, это могло бы способствовать будущему развитию высокотехнологических сфер промышленности и услуг.

"Любая нормальная страна заинтересована в таких переселенцах-специалистах, но только не Украина… Вся проблема в том, что страна скроена, как лоскутное одеяло, до войны на Украине рядом проживали совершенно разные ментальные сообщества. Поэтому, когда война разрушила невидимые границы региона, переселенцы из Донбасса оказались в совершенно чуждой им ментальной среде. К тому же официальная власть, несмотря на благие заверения, на всех уровнях всегда будет видеть в них то пособников, то заложников, то террористов", — поясняет социолог.

Она рассказала, что Киев до сих пор ничего не делает для стабилизации жизни переселенцев. Пресловутый статус переселенца, как известно, даёт полгода бесплатного проживания, месяц бесплатного питания, а также помощь при лечении, учёбе, трудоустройстве на работу. Но все эти блага, предусмотренные украинской властью, остаются практически на бумаге. И проблемы большинства внутренних переселенцев на Украине не только не решаются с течением времени, но и усугубляются. Нет работы (или только низкооплачиваемая), нет жилья и социальной защиты — многим переехавшим из Донбасса зачастую приходится буквально выживать на новом месте. Беспристрастная статистика свидетельствует о том, что 40% переехавших вынуждены экономить даже на еде, ещё 40% средств хватает только на еду.

Александр К., ранее проживавший в качестве переселенца в Красноармейске, рассказал, что "трудоустроиться сложно", поскольку у многих даже не было полного набора документов.

"Мы ведь бросали дома и уезжали под обстрелами. На Украине на хорошую вакансию большой конкурс, нужны связи, а когда узнают, что переселенец, то многие руководители сразу отказывают в месте, ссылаясь на какие-то нарушения инструкции", — рассказал дончанин.

По данным Международной организации по миграции, только 59% переселенцев смогли устроиться на работу по специальности. Находят работу в основном в торговле и сфере обслуживания (19% и 29% соответственно). Многие переквалифицировались в строителей: почти 7% переселенцев пошли работать на стройку.

"Нас просто выкинули из старой жизни!" — сказала одна переселенка, прибывшая в бывший Красноармейск из Донецка. По её словам, некоторые не могли найти жильё, цена аренды которого здесь с начала войны резко подскочила — с 1,5 тысячи гривен до 4-4,5 тысячи гривен в месяц. Часть переселенцев, не найдя работу на территории, оккупированной Украиной, начинала переезжать с места на место — люди то возвращались в Донецк, то с усилением активности боевых действий снова выезжали.

Согласно материалам, опубликованным Управлением ООН по координации гуманитарных вопросов, отмечается ухудшение отношения граждан Украины к ВПЛ. Им неохотно сдают жильё, потому что они могут в любой момент отказаться от аренды и уехать домой, к "террористам" в ЛДНР. Их неохотно берут на работу по той же причине.

Частично проблемы переселенцев помогали решать в центрах юрпомощи. "Когда люди ехали массово, то сотрудники юридических центров помогали найти жильё, можно было получить консультацию адвоката или психолога. Теперь центры перемещаются на периферию, работают вполсилы. Переселенцу попросту некуда обратиться, если его права нарушили", — рассказывает сотрудница одного из таких "островков" помощи переселенцам в Краматорске.

Жилья нет от слова совсем…

 Основной проблемой переселенцев является жилищная, поскольку правительство до сего дня не делает ничего, чтобы обеспечить ВПЛ обещанным жильём. По данным экспертов ГО "Донецкий пресс-клуб", первоначально, в 2014 году, переселенцам из Донбасса было необходимо более 145 тысяч квартир! На сегодняшний день из-за продолжающихся военных действий данная цифра выросла в несколько раз, и жилищный вопрос "является наиважнейшим".

По информации Минсоцполитики Украины, на обустройство переселенцев якобы выделено более 2 млрд гривен, также на проекты восстановления и модернизации транспортной, коммунальной и энергетической инфраструктуры Донбасса и восстановления жилья для переселенцев Украина получила 500 млн евро от Евросоюза, $104 млн выделено Японией, США и структурами ООН для помощи населению, пострадавшему от конфликта. Ещё $158 млн пожертвовали неведомые зарубежные доноры, однако до сих пор острейшая жилищная проблема ВПЛ далека до разрешения. Иногда, по сообщениям украинских СМИ, выделенные на нужды ВПЛ деньги "таинственным образом исчезают", не дойдя до адресатов. Так, одно время в украинских СМИ бодро сообщали о проекте строительства посёлка из 252 домов для ВПЛ в Днепропетровской и Харьковской областях. Прошло несколько лет, а посёлок до сих пор существует только в виде компьютерных картинок.

Эксперт и консультант комитета Верховной рады Украины по вопросам социальной политики и пенсионного обеспечения Елена Маленкова отметила: "Чтобы успешно решать жилищные вопросы, необходимо, прежде всего, распределить переселенцев по категориям: социально незащищённые семьи (инвалиды, пенсионеры, малообеспеченные семьи) не могут заработать на свое жильё, но и бесконечно жить в санаториях, общежитиях, как временные переселенцы, не могут. И потому необходимо немедленно принимать решение об их дальнейшей судьбе. А для работающих государство должно создавать кредитные программы, привлекать зарубежных инвесторов под свои гарантии".

Пока же переселенцы не имеют возможности получать кредиты, не могут отстоять своё право на земельный участок для строительства дома.

По словам представителями общественной организации "Институт правовой политики и социальной защиты", украинские власти нарушили семь основных прав граждан Донбасса: право на жизнь, на свободу перемещения и т. п.

На Украину за пенсией через Россию

Не менее остро стоит вопрос о выплате Киевом большинству жителей Донбасса пенсий и социальных пособий. В комплексе мер по выполнению Минских соглашений есть пункт о возобновлении пенсионных и социальных выплат на территории Донбасса, однако пока нет никаких подвижек в решении этого вопроса в кабинетах власти в Киеве. Вопросы социальных выплат на Украине неоднократно поднимались представителями международных организаций, но это тоже не повлияло на политику Киева.

Пенсионерка Антонина К. рассказала, что уже давно не получает пенсию, поскольку срок действия её пенсионной карточки закончился, а выехать на Украину для перерегистрации нет возможности. Пункты пропуска с Украиной закрыты, и надо ехать только через Россию.

"Для того чтобы совершить такой вояж, надо не менее 15 тысяч рублей. И потом уже многим в нашем возрасте несильно показаны такие длительные переезды почти через четыре границы и обратно. Это же надо границу ДНР пересечь, потом российскую, потом ещё раз российскую и затем украинскую. И у меня нет загранпаспорта, поэтому с Украины меня обратно не выпустят", — рассказала пенсионерка.

В Донецке появились фирмы, которые пытаются оказывать услуги тем, кто выезжает на Украину за пенсией. Но, по словам одного из руководителей такой фирмы, выезд на Украину и возвращение обратно в ДНР возможно только при наличии у человека заграничного паспорта, который выдаётся на Украине.

"Мы везём человека на Украину через Россию, — рассказала юрист этой фирмы, — но человек должен иметь загранпаспорт, чтобы обратно выехать с Украины. Для тех, кто хочет его приобрести, наша фирма также организует туры на ту сторону. Но в этом случае человек должен иметь возможность проживания на Украине около 10 дней, пока идёт процесс оформления загранпаспорта".

По её словам, этой услугой пользуется ограниченное количество лиц, поскольку цена достаточно высока и не все располагают возможностью находиться на Украине более 10 дней.

Большинство ВПЛ не смогли или не захотели продать своё жильё в ДНР. Его пытаются оплачивать через знакомых, чтобы не скапливались долги. По словам некоторых переселенцев, они боятся, что лишатся своего жилья в ДНР.

Любовь В. раз в год старается приехать из Красноармейска в Донецк и проверить свою трёхкомнатную квартиру. Пока хозяйка отсутствует, за квартиру платит знакомая, которой перечисляются деньги на оплату.

"Конечно, боюсь, что могут лишить квартиры, здесь принимаются какие-то законы, о которых мы же там, на той Украине, не знаем… Поэтому приходится приезжать, и сколько это продлится ещё, не знаю. Теперь приезжать приходится через Россию. Но что делать? Такие условия... Продавать жильё не собираюсь, поскольку теперь в Донецке низкие цены на жильё, я ничего не выиграю от такой продажи", — рассказывает она.

До войны стоимость трёхкомнатной квартиры в центре Донецка доходила до 180–200 тысяч долларов, теперь она снизилась до 30–35 тысяч. Часть переселенцев, имеющих жильё в ДНР, пытаются сдавать свои квартиры, но спрос чрезвычайно низок. У людей из прифронтовых районов ДНР, которые лишись своего жилья из-за обстрелов, нет денег для того, чтобы снимать его в Донецке. Поэтому многие из них продолжают ютиться в подвалах или плохо обустроенных для нормальной жизни общежитиях.

По словам переселенки Виктории К., которая также периодически приезжает в Донецк, Украина оказалась не готова к такому наплыву переселенцев.

"Нет никакой государственной программы, а только одни декларации. Я убедилась, что нас используют и манипулируют нами, когда политикам надо что-то решить. Но от этого людям не становится легче. Мы никто на Украине, просто какая-то функция, даже не граждане. Потому что мы чужды ментальности украинства… Украина нас подсознательно боится, загоняя в нищету и бесправие", — считает переселенка.

Автор: Наталья Залевская

Новости партнеров