Дмитрий Песков о признании ДНР и ЛНР:— Эти республики так и называются, поэтому их название было указано и указано до сих пор на сайте Кремля именно так.

Украинско-советский писатель о Донбассе 17 февраля 2017 14:00

Олесь Гончар, украинский писатель, сделавший огромную карьеру в УССР, в своем дневнике в июне 1993 года сделал запись:

«Донбасс - это раковая опухоль, так отрежьте его, бросьте в глотку империи, пусть подавится! Ибо метастазы задушат всю Украину! Что дает Донбасс нашей духовности, нашей культуре? Колбасный регион и колбасная психология! Единственную украинскую школу - и ту затравили...
Нет, пусть нас будет меньше на несколько миллионов, но это будет нация. Мы способны будем возродиться, войти в европейскую цивилизованную семью... А так никогда порядка не будет. Будет разбой и вечный шантаж»

Конечно, сразу покажется, что этот человек готов "переобуваться на ходу": только распался кормивший и прославлявший его коммунистический режим, как он начал делать такие прозападные и людоедские, по сути, заявления, унижая население целого большого региона.

Но вопрос - то глубже. Дело в том, что О. Гончар был искренним человеком. Он не то, чтобы "переобулся", нет, это он до конца проявился. Ведь и в СССР он был человеком с националистическим уклоном, хотя в личном плане был человеком неплохим. Как и большинство писателей Украины, он был национал-коммунистом: сторонником отдельной украинско-советской нации, сторонником активной украинизации. При распаде СССР он радикализировался и активизировал свои усилия в этом направлении, вот и все.
В конце пути он стал разжигателем украинского сепаратизма, в этом безобразии, конечно, есть и его вина.

Однако О. Гончар был все же не только виновником, но и жертвой. Советская система методически насаждала идеи национал-коммунизма в республиках, и все местные Союзы Писателей стали зародышами "национальных фронтов", источников сепаратизма. На Украине на основе Союза писателей был сформирован Рух, в Литве - Саюдис. Да что говорить, если даже в самой России писатели массово поддержали "декларацию о суверенитете России", сыгравшей немалую роль в распаде СССР. Множество писателей РСФСР всей душой поддержали и либеральные реформы Ельцина. Конечно, не все писатели были таковы, было в их среде немало и глубоко порядочных патриотов. Но в целом сама советская система ковала и продвигала наверх сепаратистов-разрушителей.

Из Москвы в УССР приезжали "щирые укры", которые ковали нац. политику. В 1925 году Каганович стал главой местной компартии, именовался "вождём украинского народа" и обладал огромными полномочиями для решения поставленных перед ним задач. Задачи, между тем, были непростые.
Южная (малорусская) ветвь русского народа, теперь официально называемая украинцами, украинизироваться не желала. Нового языка население не понимало, не принимало и не хотело принимать. "Нам необходимо приблизить украинский язык к пониманию широких масс украинского народа", - торжественно объявил Председатель Совета Народних Комиссаров УССР Влас Чубар.

Иными словами, не язык стали приближать к народу, а народ – к языку. Достигнуть этой цели без принуждения оказалось невозможным. Тут-то и пригодились "способности" вождя украинцев Кагановича. Лазарь Моисеевич взялся за дело со свойственной ему решительностью. Всем служащим предприятий и учреждений, вплоть до уборщиц и дворников, было предписано перейти на украинский язык.
Всякий несогласный с национальной политикой вождя украинского народа Кагановича подвергался травле. Особенно же доставалось литераторам. На них лежала обязанность развивать самостоятельную литературу на украинском языке, но они, как и большинство украинцев, нового языка не знали и накликали на себя обвинения в "неуцтві", "рабской зависимости" от "русской языковой, буржуазной по сути своей, традиции"
В числе прочих критике за употребление "русизмов" подвергались Павло Тычина, Владимир Сосюра, Максим Рыльский, Юрий Яновский, Петро Панч, Иван Ле, Андрей Головко, Валерьян Пидмогильный, Семён Скляренко, Иван Микитенко, Мыкола Хвылёвой, Юрий Смолич, Юрий Шовкопляс и другие. "Современный писатель украинский, за небольшим исключением, украинского языка не знает.
Ему нужно взять в руки "Изюмова" (имелся в виду "Словник", составленный известным украинизатором, мовознавцем Изюмовым), "даже выдающиеся поэты и писатели-стилисты нарушают правильность, и чистоту и портят эффекты художественного достижения ненужными ошибками и абсолютно противными духу украинского языка русизмами"1 - били тревогу подручные Лазаря Моисеевича и категорически требовали: "Писатели должны выучить язык".

Писатели, безусловно, старались. Они "исправляли ошибки", благодарили за "критику", брали на себя повышенные обязательства. Кто искренне, кто вынужденно "бойцы литературного фронта" стремились избавиться от "тяжкого наследия" русской культуры, скорее выучить новый для себя украинский язык. Но выучить его было непросто.
Из неё старательно вычищались слова русского происхождения, которые заменялись словами польскими, немецкими, выдуманными, какими угодно, лишь бы сильнее отделиться от великороссов. Группа академиков ревизовала словари, снова и снова реформировалась грамматика.

Бумерангом "щироукраинская" политика Кагановича ударила и по его подручным. Беспрестанная борьба с русским языком, постоянное "очищение" от русизмов стали навязчивой идеей в "национально-сознательной" среде, сказывались на психике любителей "рідной мови". Многие из них заболели "мовной сверхболячкой". Обнаружив "неблагонадёжное" слово («русизм"), устранив его, заменив другими, мовознавцы вскоре начинали сомневаться – достаточно ли новое слово отделяется от русского языка, свободно ли оно от "русификаторских" влияний?
Под подозрение попадали даже слова, совершенно непохожие на русские, так как они могли быть созданы с учетом принятых в русском языке правил словообразования. Следовала новая замена, а за ней - новые сомнения и так до бесконечности.

Большевики рассматривали украинство как важный способ борьбы с дореволюционным русским прошлым. Конечно, потом темпы взращивания политического и «новоязычного украинства" были снижены, слишком активных национал-большевиков даже репрессировали. Но все равно, это заигрывание с укро-национализмом продолжалось до конца существования СССР.

Потому смешны торжествующие вопли бандерлогов о том, что они "ушли от советского прошлого". Нет, они - прямое и логическое продолжение советского прошлого. Драма идет в границах УССР, которые начертали Ленин и Сталин. Новые вожди украинского народа - Вальцман и Гройсман только радикализировали политическое "украинство", а в плане языковой украинизации они далеко уступают ранним большевикам. В их время чиновников даже сажали в тюрьму за нежелание говорить по - украински, а теперь тот же Аваков демонстративно не говорит, и ничего. Он ненавидит Россию и геноцидит сторонников Русского мира. Это теперь главное, его прощают и включают в число великих укров.

Небольшой комментарий:
Хорошо помню советскую школу в УССР (учился в ней в 1973-82 годах). Особенно эти уроки по украинской литературе, обязательные практически для всех и которых было очень много. Вот где закладывался настоящий фундамент ненависти к нынешней России.

Годами нам рассказывали на примере произведений украинских писателей и поэтов, как гнобил Русский царизм несчастную Украину (название Малороссия практически было уже тогда под негласным запретом)  крепостным правом, запрещал издавать литературу на языке украинского народа. Тараса Шевченко сослал проклятый царизм в Казахстан, ну и так далее и тому подобное.
Впрочем Тарас Шевчеко это была отдельная история страданий. Нам его представляли как мученика, борца за правду и пострадавшего за любовь к Украине. Наверное поэтому он значительную часть своей жизни провел в столице, предаваясь развлечениям и пьянству, да и умер тут в Петербурге, на Васильевском острове, а не в нищете в украинской глубинке где-нибудь.
Помню эти злобные картинки в УССРовских учебниках с изображением государственного герба Российской империи - "тюрьмы народов", как говорили нам. Видимо уже тогда, нам простым киевским детям закладывалась в подсознание ненависть к исторической символике России, которая вновь их обрела после 1991 года. Чему тогда удивляться, что значительная масса населения бывшей УССР, после смены общественного строя и развала единой страны в 1991 году, вдруг сразу же стало негативно воспринимать новую Россию, несмотря на то, что уж в 90-е то годы, Борис Николаевич носился с Украиной как с любимой невестой, давая все за бесплатно и списывая все долги.
Активно также на этих уроках прививалась нелюбовь и неприятие и к Российским императорам. Особенно доставалось Николаю I и Александру III.
Помню как нам в школе, на украинской литературе много раз про этих "царей - кровопийцев", с особым придыханием училка рассказывала. Наверняка она потом в будущем с энтузиазмом поддержала отделение от России в 91 году и все последующие события в Киеве, если дожила конечно.
Ну Николай это понятно, при нем как раз "пригнобленный" Шевченко жил. А вот обливание помоями царя Александра III было необходимо потому, что именно он казнил брата Ленина за подготовку заговора. Это наверное в школах всего СССР, а не только на Украине проходили.
Касаемо императора Николая I.
То, что именно этот император начал по сути Киев превращать в крупный центр юго-запада России, об этом нигде и никогда никем не упоминалось. Всеми считалось, что Киеву 1500 лет и что он являлся очень крупным городом очень долго в истории.
Олесь Бузина впервые от этом написал развернуто. За эти рассказы его и убили.

Источник: flackelf.livejourna 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделиться    



В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции, не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!

фотогалереи