Сергей Лавров:— При всём признании реальности нахождения американской коалиции в Сирии, она все-таки там незваный гость.

«Сепаратистский марш» 13 сентября 2017 03:00

В преддверии намеченного на 1 октября референдума о независимости Каталонии противостояние Барселоны и Мадрида достигло апогея. Правительство Испании намерено воспрепятствовать референдуму как юридическими, так и силовыми методами, том числе привлечь организаторов к уголовной ответственности. С точки зрения Мадрида референдум противозаконен и нарушает конституцию, а также подрывает территориальное единство страны. В свою очередь, председатель каталонского правительства (Женералитата) Карлес Пуджмонт заявил, что голосование пройдет в любом случае, будут напечатаны бюллетени, назначена избирательная комиссия и приглашены международные наблюдатели. Это не первая попытка такого рода. В 2014 году предыдущий глава Женералитата Артур Мас провел референдум о независимости, но Верховный суд Испании признал результаты незаконными и уже в этом году лишил Маса права заниматься политической деятельностью на два года и наложил штраф в 36,5 тысяч евро.

Независимо от того, удастся ли на этот раз провести референдум, и каковы будут его результаты, очевидно одно: Каталония взяла курс на провозглашение независимости, и этот процесс необратим. В исторически короткие сроки независимость Каталонии может быть объявлена. Это будет иметь далеко идущие последствия как для Европы, так и для всего мира. Десятки регионов потенциально готовы объявить независимость, и пример Каталонии даст им сильнейший стимул для отделения.

Независимость Каталонии будет означать фактический развал испанского государства, которое лишится своего важнейшего региона. Не излишне будет напомнить, что Испания как государство появилась в конце 15 века в результате династического брака Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского. Хотя Кастилия в этом альянсе всегда доминировала, и кастильский язык был признан государственным, Каталония (Арагон) считалась равноправным партнером, пока в 1714 году не была захвачена франко-испанскими войсками Бурбонов, которые отменили каталонские вольности и каталанский язык. Однако в Испании, ввиду слабости центральной власти, в отличие от Франции так и не удалось создать крепкое унитарное государство. Проблема никуда не уходила, каталонский национализм особенно укрепился в 30-е годы прошлого века, когда регион получил статус автономии и смог сформировать свое правительство (Женералитат). В годы гражданской войны в Испании (1936-1939) Каталония была одним из основных бастионов сопротивления франкизму, на нее же после поражения республиканцев обрушились жесточайшие репрессии, был отменен статус автономии, казнен последний председатель Женералитата Луис Компанис. Франко многое сделал для ассимиляции Каталонии: он искусственно переселил сюда миллионы людей из южных регионов страны, и сегодня соотношение «коренных» каталонцев и «приезжих» примерно 50 на 50. После смерти диктатора в Испании настал период демократизации и децентрализации, на сегодняшний день крупнейшие регионы страны являются автономиями с широкими правами — языковыми, финансовыми и т.д., однако им этого мало. Вслед за Каталонией независимость могут объявить Страна Басков, Галиция и другие регионы, находящиеся под контролем центральной власти в Мадриде. Сепаратистский процесс, как показывает опыт СССР, Югославии и других федеративных государств, развивается как цепная реакция: в случае выхода одного региона обязательно последуют другие.

Независимость Каталонии, по мнению французского публициста Арно де ла Гранж, спровоцирует «парад суверенитетов» во всей Европе. Националистические и сепаратистские движения имеются в большинстве стран старого континента. Своего часа дожидаются (в разной степени готовности) сторонники независимости в Шотландии, Фландрии, Южном Тироле, Баварии, Бретани и на Корсике. А также — албанцы в Македонии и Черногории, венгры в Словакии и моравы в Чехии.

То, что происходит в Каталонии — часть мирового процесса самоопределения народов и регионов. И этот процесс не сулит ничего хорошего нынешним государствам. В мире десятки регионов, потенциально готовых объявить независимость. В Африке Южный Судан уже отделился от «большого» Судана, но «борцы за независимость» продолжают борьбу на Цейлоне, Филиппинах, в Кашмире, в Синцзян-Уйгурском районе КНР и т.д. Сепаратистские настроения есть даже в американских штатах Техас и Калифорния, не говоря о Канаде (провинция Квебек).

Хотят ли отделения сами каталонцы? Согласно последним опросам, за независимость выступает лишь 41% граждан (49% — против), однако они политически более активны. Если явка избирателей будет низкой (в районе 50% избирателей), то за независимость проголосует свыше 80% пришедших на участки. Таким образом, агрессивное националистическое меньшинство сумеет навязать свою позицию. Такое уже имело место в Югославии и на Украине, где относительно небольшая группа национал-радикалов смогла подчинить своей воле молчаливое большинство, которое даже не думало разрывать связи с большой страной. Националисты утверждают, что каталонцы платят слишком много в центральную казну, что, отделившись, они будут жить лучше. Украинские националисты также говорили, что заживут лучше вне СССР, однако случилось обратное. Экономика Каталонии прочно интегрирована в испанскую, и разрыв связей может иметь катастрофические последствия, а также отпугнуть инвесторов.

Каталонский политолог Марк Санжауме считает, что главная проблема сторонников независимости — международное признание. Пока что ни одно государство в мире или Европе не готово это сделать: признание Каталонии равнозначно тому, чтобы стать врагом Испании. Руководство Евросоюза, президент Франции и ведущие политики Европы заявили, что единство Испании как государства не подлежит обсуждению, а независимая Каталония никогда не войдет в Европейский союз. Однако политика — искусство возможного, и подходы со временем меняются. В этом вопросе сталкиваются две взаимоисключающие юридические позиции — право наций и регионов на самоопределение и нерушимость государственных границ. Эти два права всегда толковались произвольно — с точки зрения «гегемонов» мировой политики. Так, в случае Косова приоритет получила первая позиция, хотя в этом же праве отказывают всем остальным, в том числе Крыму, Абхазии и Южной Осетии. Однако пример Косова, признает Марк Санжауме, уже невозможно игнорировать, он заразителен. К тому же, есть некий объективный процесс: если в начале 20 века было 30 или 40 независимых государств, то сейчас их около двухсот. Есть множество способов обойти международное право, чтобы создать независимое государство.

 

Источник: inosmi.ru

Автор: Дмитрий Добров

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделиться    



В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции, не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!

фотогалереи