Дмитрий Песков о признании ДНР и ЛНР:— Эти республики так и называются, поэтому их название было указано и указано до сих пор на сайте Кремля именно так.

«На соседних койках»: объединяет ли помощь Донбасс? 15 июля 2017 06:05

Кому помогают республиканские врачи, и о том, как на практике идет реализация онкологического направления гуманитарной программы по воссоединению Донбасса, нашему сайту рассказал один из специалистов Республиканского онкологического центра.

Скажите, правда, что в рамках гумпрограммы в Донецке созданы оптимальные условия для людей с части Донбасса, подконтрольной Украине, а жители ДНР оказались «за бортом»?

- Это не так, хотя перекосы за месяцы ее реализации действительно были. Я, конечно же, могу судить только о профильном направлении, ситуация по другим вне моей компетенции. В онкологии же люди не совсем правильно поняли эту программу, наверное, потому, что ее не совсем правильно и представили. Изначально здесь на месте, и, насколько мне известно, на уровне Минздрава ДНР, предусматривалась концепция равной помощи для жителей всего Донбасса, то есть и жителям ДНР, ЛНР, и территорий, находящихся под контролем ВСУ. В итоге, когда программа заработала, всплыл целый ряд нюансов.

Так, с внедрением гумпрограммы получилось разделение на два потока и, фактически, два разных пула медикаментов для «местных» и «приезжих». Причем, когда программа была широко объявлена и фактически стартовала, оказалось, что в клиниках нет нужного количества медикаментов для ее реализации. Люди начали прибывать, и на какой-то период акцент в распределении имеющихся средств был сделан в пользу жителей подконтрольной Киеву территории. Им предоставлялось больше бесплатных медикаментов, чем жителям непосредственно ДНР. Конечно, это не правильно и вызвало немало негатива.

- Как по вашему, с чем был связан такой «неподготовленный» старт?

- Точно я, конечно, не знаю. Но предполагаю, что ни до начала программы, ни в первые месяцы, ответственные за снабжение не могли подсчитать реальной потребности в тех или иных препаратах и средствах. Это дорогостоящие медикаменты, имеющие специфику по транспортировке и хранению. Рассчитать потребность, видимо, не могли и из-за того, что некоторое время не понимали, какие же все-таки категории войдут в программу, и насколько она будет пользоваться спросом. 

Сейчас такое понимание, как я вижу, появляется, и ситуация с обеспечением выравнивается по обеим группам пациентов. Буквально в первых числах июля, мы получили достаточное количество гуманитарной помощи, которое закрывает практически все потребности. Проблемы существуют, без них никуда, но катастрофическим положение уже не назовешь. 

- То есть сейчас одинаковую помощь могут получить и жители ДНР, и дончане с территорий, подконтрольных ВСУ?

- Да, выходим на то, чтобы одинаковую помощь смогут получать все жители Донбасса, без деления на «наших» и «не наших». Старт программы вышел какой-то неравномерный. То в приоритете оказались приезжие, потом процесс пошел в обратную сторону и им создали некоторые бюрократические проволочки, так что в «выигрыше» уже оказались местные. То есть вполне логично, что для получения помощи, а мы говорим, в том числе и о дорогостоящих лекарствах, необходима какая-то формализация пребывания больного в клинике и его участия в гумпрограмме. Но люди начали массово приезжать, а механизм их включения в программу оказался недоработанным и некоторое время они вообще не могли получить помощь. Было много обид, жалоб. Кто мог, тот просто покупал медикаменты за свои, но далеко не все могут изыскать такие средства. Сейчас можно говорить о тенденции уравнивания помощи для всех категорий. 

- То есть помощь всем, поровну и бесплатно? 

- Если люди попадают в эту программу, то им фактически предоставляется весь спектр тех препаратов, что есть в наличии по гуманитарной помощи. Но «гуманитарка» не закрывала все потребности, и приходилось действовать дифференцированно, то есть просить пациентов по возможности докупать необходимое. Те же, кто такой возможности не имел, были вынуждены ждать поступления нужных лекарств. 

Сейчас закрыты самые дорогие позиции – это препараты для химиотерапии. Их поставили достаточно и для участников гумпрограммы, и для донецких пациентов. Кстати, хочу заметить, что за два года получения гуманитарной помощи ни разу не сталкивались с тем, чтобы поставлялись лекарственные средства каких-то сомнительных марок. Привозят и российского производства, и европейского. Препараты брендовые, от достаточно известных производителей. Но по остальному есть дефицит, что-то люди все равно докупают. 

- Теоретический пример. Допустим, не хватало гуманитарных препаратов или среди них не оказалось нужного. Сколько средств необходимо, допустим, на курс химиотерапии?

- Если говорить о цене, то вы же понимаете, что каждый случай индивидуален. Курс химиотерапии в разных случаях может обойтись от 5-6 тысяч, до 15-20 тысяч рублей. Сейчас пациентам приходится докупать, в основном, сопутствующие средства, расходные материалы, сердечные препараты. Это все не дорогие препараты, для понимания, речь идет о сумме до тысячи рублей. Почему-то в гуманитарных грузах дорогой сегмент охвачен полностью, а вот этого дешевого материала не хватает. Получается, для пациентов с «той территории» эти позиции тоже закрываются полностью, а вот нашим приходится идти в аптеку. 

- А вообще, можно ли в Донецке купить подобные препараты?

- Последние года полтора ситуация на фармакологическом рынке стабилизировалась, и здесь можно купить практически любые препараты хоть российского, хоть украинского, хоть европейского производства. Цены в основном на украинском уровне, иногда даже чуть ниже. А вот если сравнивать уже с РФ, то, по некоторым позициям, у нас получается значительно дороже: в два три раза. Самая выгодная ситуация у тех, кто может завести необходимые лекарства из России, но там их сложно приобрести. Дело в том, что в России давно работает страховая медицина, и, к примеру, препараты для химиотерапии поставляются непосредственно в клиники, аптеки их практически не закупают. 

- Какие еще траты могут быть у пациентов?

- По гумпрограмме люди ехали, и едут, думая, что здесь все предоставляется бесплатно. Сейчас онкология обеспечена химпрепаратами. Но гуманитарная помощь практически не закрывает потребность в средствах для оперативного вмешательства. Их покупают сами пациенты, независимо от прописки, и суммы там могут быть очень разными. От минимального набора за несколько сотен рублей в простых случаях, до 30-40, а то и 50 тысяч рублей в сложных ситуациях, требующих дооперационной подготовки, обеспечения самой операции и плюс последующие мероприятия. 

Средства немалые, но оперироваться у нас выходит все равно дешевле – где-то на 30%, по сравнению с украинскими клиниками. Это не я придумал, это говорят многие пациенты, которые до обращения в наш центр обследовались в Мариуполе, Харькове и других городах. И можете не верить, но в связи с ситуацией никаких «жестких такс» за операцию давно никому не предъявляют, хотя врачей, конечно, «благодарят». Кстати, есть и россияне, которые приезжают к нам оперироваться, так как у нас дешевле, а «химию», как я говорил, им проще пройти в России. 

- Гумпрограмма так или иначе действует уже несколько месяцев. Насколько она оказалась востребованной на «той» стороне?

- У наших граждан, оставшихся за линией фронта, потребность в квалифицированной помощи была, есть и будет вне зависимости от программ. Наша клиника была и остается уникальной по некоторым позициям, и до сих пор негласно многие врачи на той стороне, в ряде случаев, направляют больных к нам или в Киев, где тоже есть соответствующего уровня специалисты. В Донецком центре им. Бондаря много лет создавалась уникальная мощная школа, и заменить подобные клиники за несколько лет просто невозможно, так что люди со сложными случаями едут в Донецк через любые границы, линию фронта. Были ситуации, когда люди за помощью ехали в 2014 году, во время активных боевых действий. 

В последние годы, по очевидным причинам, количество пациентов было меньше, и клиника не была заполнена полностью. Сейчас коечный фонд наполнен, последнюю неделю больница даже переполнена, и в основном за счет людей с «той стороны». Только за эти месяцы через нас прошли уже сотни пациентов, и если все перекосы будут исправлены, то этот показатель будет только расти.

Степан Никонов

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделиться    



В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции, не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!

фотогалереи